Все о философии
%)

%)

Нравственный конфликт: практика и теорияПерейти

Виссарион Григорьевич Белинский сто лет назад писал:

«Так как сфера нравственности есть по преимуществу сфера практическая, а практическая сфера образуется преимущественно из взаимных отношений людей друг к другу, то здесь-то, в этих отношениях и больше нигде, должно искать примет нравственного или безнравственного человека, а не в том, как человек рассуждает о нравственности или какой системы, какого учения и какой категории нравственности он держится».

Специфика нравственного конфликтаПерейти

Среди ученых-этиков нашей страны существует мнение, что такое сложное явление, как нравственный конфликт, заслуживает специального глубокого и всестороннего изучения. Полнота единства мнений в этом вопросе еще не достигнута. Одни связывают нравственный конфликт с самим источником, с природой морали. Другие подчеркивают, что нужно прежде всего выявить, что человек считает ценностью, как эти ценности «сосуществуют» друг с другом, что может человек приказать самому себе (может ли он потребовать от себя не поддаться, например, соблазну выгоды, а поступать как должно, как правильно).

Как «работает» нравственный конфликтПерейти

Обратимся к нравственным конфликтам, которые происходят тогда, когда люди, вступающие в них, в разной мере освоили заповеди нравственного кодекса строителя коммунизма. Известно, что этот кодекс, составляющий основу советского образа жизни, включает, например, такие положения — добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест; забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния; высокое сознание общественного долга; непримиримость к нарушителям общественных интересов и др. Такой конфликт происходит в рамках единой нравственной нормы.

Для чего красотку красть!Перейти

Если можно просто так уговорить», — поется в старой популярной песенке. В самом деле, зачем красть нынче красотку? Уговорить — и все.

Я бы не стала рассказывать эту историю, если бы не ее «классический» конец. Дело казалось совершенно безнадежным, когда я натолкнулась на его «слушание» или, лучше сказать, рассмотрение в инстанциях ГАИ.

«Клуб интересных посиделок»Перейти

Интересные встречи» — так называется клуб официально. В интернате бывали всякие начинания, и вскорости они проходили.

А это закрепилось. Иногда клуб называли между собой «посиделки». Лучше бы его назвать «Когда интересно». Потому что когда неинтересно, все тихо-мирно расходились, у каждого обнаруживались самые неотложные дела. Не получались встречи обычно и в конце четверти — все нервничали, было трудно сосредоточиться на «высоких материях». Высокие материи — это темы, предложенные для обсуждения на встрече.

Сельский колдунПерейти

Автобус чихал и кашлял уже три часа, вперевалку двигаясь по узкой горной дороге.

В затылок Григория Даниловича жарко дышал перегаром чачи сосед, приглашая к беседе, мешая любоваться природой. Опасная дорога, шедшая по краю узкого ущелья, казалась Григорию Даниловичу величественнее всего, что видел он в других уголках Кавказа, в Карпатах, на Дальнем Востоке, на Алтае за прошлую свою маетную, корреспондентскую жизнь.

«Не надо меня выдвигать»Перейти

Так именно и заявил он в отделе кадров, куда его вызвали, чтобы сообщить о новом назначении.

Это было через несколько дней после того, как получил он диплом об окончании вечернего института. Ему объясняют: существует решение, целый ряд указаний о том, чтобы трудоустраивать на новых должностях тех, кто получил образование. Обычно окончившие вуз сами приходят за новым назначением, а он, Федор Дементьевич Фролов, почему-то отказывается.

Дела о МинотавреПерейти

Этот городок в Западной Грузии совсем но похож на курортный. Город какой-то хоть и «вальяжный», а в то же время деловой. Все здесь свои. Все знают друг друга.

Прихотливые южные растения и высокие трубы, дым над городом. Дворники собирают кучи листьев, и потом, подобно курильницам, испускают они необыкновенный аромат: деревья тут эвкалиптовые.

Как бьют баклушиПерейти

Новенькая, свежими красками выписанная вывеска «Чайная». Она еще долго будет вызывать фырканье и чертыханье.

Раньше, с довоенных лет и после войны, до самого последнего времени здесь была пивная. Не «автопоилка» и не какой-нибудь «Голубой Дунай». Скромный зал с большими окнами на шоссе, всегда чистенькие стойки, тридцать лет — во главе с одним и тем же «пивных дел мастером».

Детектив ГелаПерейти

Кто-то назвал имя уполномоченного районного отделения милиции, И вдруг разговор о милиции стал всеобщим. Это было неожиданно: о милиции на семейном торжестве, в разгар грузинского застолья...

Казалось, все население квартала небольшого приморского селения собралось в этом доме за традиционно щедрым столом. И повод традиционный — гость приехал. Соседи сообщали друг другу по секрету: это первый визит в дом соученика и друга по институту Магвалы, дочери хозяина. Магвала моложе его на два курса. О нем многие наслышаны, по слухам — будущий жених. Может быть, гость — завтрашний сосед.

Научный казусПерейти

Я по натуре и по характеру чувствую максимальную антипатию ко всем учениям атеистов и неверующих. Несмотря на это, я знаю, что независимо от самого себя я сам являюсь тем, кого христианин назвал бы, и, насколько я понимаю, вполне справедливо, атеистом и неверующим».

Так в прошлом веке описывал собственную конфликтную ситуацию сэр Томас Генри Гексли (1825—1895), президент Лондонского королевского общества, первый пропагандист идей Чарлза Дарвина, автор работ по теории эволюции, где обосновывалось происхождение человека из животного мира.

Зигзаг профессииПерейти

Если твоя профессия — лектор, то неожиданности тебя подстерегают на каждом шагу. И приятные и неприятные — и всякие неожиданности вообще трудно классифицировать, каждая может повернуться в любой момент своей обратной стороной, может содержать в себе оба «полюса значений».

Очень мне не хотелось отправляться в эту командировку после длительной простуды — температурные перебои и слабость, не закончена статья, которую журнал требует все настоятельнее.

Соловей вернулсяПерейти

Для меня эта история начинается с вечернего плова в доме друзей, в кишлаке, посреди хлопковых полей. Точнее — с висячей лампы в центре айвана. Айван — место сбора семьи: зал, гостиная. Три стены у айвана обычные, глиняные, а четвертой стены нет. Вернее, стена есть, только это — персиковый сад, с соловьем, журчащим арыком, с навесом из виноградных гроздьев и бахромой по карнизу айвана. Бахрома из роз и других душистых растений. Живую эту «стену» скрывают сумерки, пока на айване не зажгут низко висящую лампу.

«Имею полное право»Перейти

Экзамен спецкурса по этике без студента Юсина состояться не мог: по замыслу этого (особого) случая требовалось присутствие всего состава группы. Экзамен на четвертом курсе походил скорее на конференцию, хотя отвечать всем надлежало, как обычно, по билетам. 18 человек — 18 билетов, всем дается время на подготовку. Но эту работу кончают все одновременно, и участники слушают каждого выступающего. Ответы же планировались таким образом, чтобы воспроизвести весь курс с опорой на главные темы, от начала до самого конца.

Частный интерес и комсомольский принципПерейти

Школьные истины — мы так говорим про самое прочное в нас, осмысленное еще в школе, с тех пор ясное по самой своей сути, принятое на вооружение на всю жизнь — «еще со школы».

А если осваиваются школьные истины затем, чтобы легче было их обойти?

Да разве бывает так в школе? Вот после... Но если бывает «после», то начинается все в школе.

Включиться или умыть руки?Перейти

Давайте попробуем решить задачу. Вам 25 лет, вы женаты, у вас трое детей (родственники не ближе чем за 5 тысяч километров).

Вы получаете 140 рублей, жена — 60, плюс пособие на детей — 36 рублей; живете в комнате 17 квадратных метров, в общей квартире, в старом доме с печным отоплением; учитесь заочно на IV курсе Политехнического института. Вы начальник участка, активный комсомолец, член бюро ВЛКСМ, по роду работы вам приходится часто разъезжать в радиусе до 300 километров.

Опасная зонаПерейти

Он всегда в гуще жизни» — эхо высшая похвала тому, кто работает не покладая рук, совершенствует нашу жизнь.

Нередко это высшая оценка писательского, журналистского труда, но оценка — лишь в самом первом приближении. «Гуща», «толща», «поток» для того, кто переделывает жизнь, состоит из разрешения трудностей и противоречий. Именно в самые механизмы борения нарождающейся тенденции и отживающей, социалистических норм жизни и их антипода, добра и зла, обязан вникать тот, кто работает и борется в самой гуще.

← Предыдущая  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20  Следующая →
Разделы сайта

Рейтинг
Учет посещаемости сайта

%)