ВВЕДЕНИЕ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В 1961 г. известный английский философ и пацифист Бертран Рассел написал статью под заглавием «Имеет ли человек будущее?» Начиналась эта статья с весьма примечательной фразы: «Я пишу эти строки в мрачное время и не знаю, достаточно ли долго просуществует человечество, чтобы эта статья, если она будет напечатана, могла найти читателя!»

С тех пор, когда писались эти строки, прошло ровно два десятилетия, насыщенные напряженной борьбой между силами мира и войны, результатом которой явилось дальнейшее упрочение позиций антивоенных миролюбивых сил и растущая изоляция поджигателей новой мировой войны.

Решающую роль в упрочении мира сыграла и играет последовательная и целеустремленная политика Советского Союза, продиктованная глубокой заботой и исторической ответственностью за судьбы всего человечества, политика, основанная на четких установках Программы мира, разработанной XXIV, XXV и XXVI съездами КПСС.

Главным результатом проведения в жизнь этой политики явилось то, что, по образному и емкому определению Л. И. Брежнева, удалось «разорвать трагический цикл: мировая война — короткая мирная передышка — снова мировая война». Хотя обстановка в мире сегодня сложная, она характеризуется прежде всего, как отмечалось в докладе Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Л. И. Брежнева на XXVI съезде КПСС, «интенсивной борьбой двух направлений в мировой политике. С одной стороны, курс на обуздание гонки вооружений, укрепление мира и разрядки, на защиту суверенных прав и свободы народов. С другой стороны, курс на подрыв разрядки, взвинчивание гонки вооружений, политика угроз и вмешательства в чужие дела, подавления освободительной борьбы». Тем не менее основополагающая задача советской внешней политики — отвести от человечества мировую войну — в течение тридцати шести пет выполняется. Мир удается сохранить! И это еще раз говорит о правильности и научной обоснованности принципиальной, классовой международной политики нашей ленинской партии.

В то же время минувшие годы продемонстрировали полную необоснованность мрачного пессимизма в оценке перспектив сохранения мира на нашей планете и апокалиптических прогнозов относительно судеб человечества.

Имеется определенная логика в том, что рост опасности истребления человечества в огне термоядерной катастрофы вызывает рост активности и сплоченности миролюбивых сил, в ряды которых вовлекаются все новые и новые социальные слои населения всех стран. «В наш ядерный век,— отмечал в этой связи Л. И. Брежнев,— появляется новое более глубокое чувство солидарности народов в борьбе за мир и вместе с тем более острое ощущение их общей ответственности за судьбы мира. Это чувство — могучий стимул нарастающей борьбы за упрочение мира, за надежную международную безопасность».

В авангарде всех миролюбивых сил идет Советский Союз, чья внешняя политика твердо и последовательно ориентирована на предотвращение мировой военной катастрофы и сохранение мира на нашей планете. Реальный итог этой политики — достигнутая разрядка международной напряженности, несмотря на все рецидивы «холодной войны», связанные с агрессивной, экспансионистской и гегемонистской политикой противников мира.

«Наша борьба за укрепление мира, за углубление разрядки международной напряженности,— говорил Л. И. Брежнев на XXVI съезде КПСС,—это прежде всего борьба за то, чтобы обеспечить советскому народу необходимые внешние условия для решения стоящих перед ним созидательных задач. Этим мы решаем и проблему поистине всемирного характера». Ибо «мир — это бесценное достояние. Жить, зная, что нигде не льется кровь, быть уверенным, что бомбы и снаряды не начнут падать завтра на крышу твоего дома, что дети смогут вырасти, не испытав трагедий и страданий, пережитых старшими поколениями,— все это величайшее благо».

Однако история развития классового общества насыщена огромным количеством войн между различными классами, нациями и государствами, стоившими человечеству неисчислимых жертв, разрушений, бедствий и страданий. В этой связи небезынтересны статистические данные, приводимые швейцарским ученым Жан Жаком Бабелем, которому с помощью электронно-вычислительных устройств удалось подсчитать, что за пять с половиной тысяч лет на нашей планете бушевало 14 513 войн, унесших более трех с половиной миллиардов человеческих жизней. Эти цифры, при всей их приблизительности, все же дают определенное представление о масштабах распространения войн в классовом обществе. Зародившись на заре цивилизации в эпоху разложения родового строя и становления рабовладельческой формации, войны прошли через всю историю классового общества.

Наряду с огромным количеством разбойничьих походов с целью грабежа и захвата рабов, рабовладельческая формация вписала в историю целый ряд крупных военных конфронтаций между различными рабовладельческими государствами, которые охватывали длительные временные интервалы, развертывались на больших пространствах, вовлекали значительные массы людей и велись по классическим принципам военного искусства, достигшего благодаря обилию войн высокой степени развития и совершенствования.

В этом смысле наиболее характерными для той эпохи явились Пелопонесская война, походы Александра Македонского и Пунические войны между Римом и Карфагеном.

Последние столетия существования рабовладельческой Римской империи и первые столетия становления феодально-крепостнической формации, охватывающие период раннего средневековья (VI—X века), насыщены огромным количеством военных столкновений, связанных с движением и территориальным перемещением различных, главным образом германских и славянских племен. Этот же период характеризуется опустошительными нашествиями на Европу гуннов, аваров и других восточных кочевых племен, а также войнами, связанными с экспансией ислама.

Одновременно и параллельно с этим ведутся многочисленные типично феодальные войны между отдельными сюзеренами с откровенно грабительскими целями.

Более поздний период средневековья, охватывающий период XI—XIII веков, характеризуется изнурительными и кровопролитными крестовыми походами, организовывавшимися и осуществлявшимися феодальной элитой Европы под воздействием эклектического сплава религиозного фанатизма и экономической заинтересованности. XIII и XIV века ознаменовались разбойничьими походами татаро-монгольских завоевателей, основные удары которых обрушились на русский народ, который своим стойким сопротивлением спас Европу от порабощения.

Исторический рубеж эпохи позднего средневековья и начального периода эпохи Возрождения ознаменовался самой длительной в истории Столетней войной между Англией и Францией (1337—1453 гг.), положившей конец континентальной экспансии английской феодальной монархии.

Эпоха Возрождения, охватывающая длительный исторический период с XIV столетия до первых буржуазных революций в Голландии (XVI век) и Англии (XVII век), изобилует династическими войнами, явившимися следствием экономических и политических распрей между оформившимися абсолютными монархиями в их стремлении к территориальной экспансии и грабежу чужих богатств.

В XVII и XVIII веках на европейском континенте входит новый элемент в характер ведения войн. Войны данного периода носят по преимуществу коалиционный характер, вовлекая одновременно несколько государств. Наиболее серьезными вооруженными кон-фронтациями данного периода являются Тридцатилетняя война (1618—1648), война за испанское наследство (1702—1713), Северная война между Россией и Швецией (1701 —1721), Семилетняя война (1756—1763) и целый ряд других войн и разбойничьих колониальных экспедиций европейских государств по захвату территорий в Африке, Азии и Океании. Конец XVIII века ознаменовался войнами французской буржуазной республики против коалиции европейских монархий Англии, Австрии, Пруссии и России. XIX век — век наполеоновских войн (1800—1815), Крымской войны (1853—1856) и войн Пруссии против Дании, Австрии и Франции.

Наконец, XX век принес человечеству две кровопролитнейшие мировые войны. Во все времена и эпохи, независимо от характера и целей войны, все их тяготы и бедствия ложились основным своим грузом на плечи трудящихся. Они умирали на полях сражений, погибали от эпидемий и голода, претерпевали всевозможные бедствия и лишения. Войны безжалостно разрушали производительные силы общества, вытаптывались поля, уничтожались ценности мировой культуры. Неудивительно, что уже в отдаленные времена человеческой истории передовые мыслители поднимали свой голос против войны, гневно обвиняли виновников развязывания войн, требовали установления правовой преграды войне. Так, например, выдающийся мыслитель эпохи Возрождения Эразм Роттердамский писал: «Война… противна всему сущему: война — первопричина всех бед и зол, бездонный океан, поглощающий все без различия. Из-за войны все цветущее загнивает, все здоровое гибнет, все прочное рушится, все прекрасное и полезное уничтожается, все сладкое становится горьким».

Весьма выразительную характеристику войне дал также выдающийся немецкий просветитель XVIII века Гердер: «Война,— писал он,— если она не вынужденная самооборона, а бездушное нападение на мирный соседний народ, есть зверское, самое бесчеловечное начинание, которое угрожает истреблением и опустошением не только народу, подвергшемуся нападению, но в равной мере и народу, развязывающему войну. Что может быть отвратительнее для высшего существа, чем зрелище двух армий, уничтожающих друг друга без всякой причины? А спутники войны еще более ужасные, чем она сама — болезни, лазареты: голод, чума, грабежи, насилие, опустошение страны, распад семьи, одичание нравов на многие поколения».

Но одно дело давать красочное описание ужасов войны и высказывать к ней свое отвращение, а другое дело научно определить сущность и причины войн. Вопрос о природе войн, их происхождении и сущности с давних времен волновал передовых мыслителей различных исторических эпох. Однако философы, социологи. историки, политические и военные деятели домарксовского периода ограничивались в исследовании данной проблемы рассмотрением внешних, поверхностных явлений и не смогли ее решить в рамках идеалистического мировоззрения.

В любую эпоху война представляет собой чрезвычайно сложное социально-историческое явление, понимание которого немыслимо без понимания движущих сил общественного развития вообще. Идеалистическое воззрение философов, социологов, историков домарксовского периода па человеческое общество обусловливало в конечном итоге ненаучный и зачастую наивный взгляд на природу и сущность войн. Видный английский философ XVII века, идеолог восходящей буржуазии Томас Гоббс объяснял причины войн следующим образом: «Мы находим в природе человека три основные причины войны: во-первых, соперничество, во-вторых, недоверие, в-третьих — любовь к славе. Первая причина заставляет людей нападать друг на друга в целях наживы, вторая – в целях собственной безопасности, третья из соображений чести».

Наивность такого объяснения причин войн очевидна. Пришедший на смену феодализму капитализм не только не устранил войны, по сделал их еще более разрушительными. Война стала постоянным спутником капиталистического строя. Не видя реальных путей избавления человечества от войн, буржуазные идеологи начали объяснять войну явлением непознаваемым в своей сущности, от века присущим человеческой природе. Даже такой крупный мыслитель, как Иммануил Кант, выступивший с проектом «вечного мира», основанного на взаимных правовых гарантиях, был очень далек от понимания истинных причин войн в человеческом обществе. «Для самой… войны,— писал Кант, — не нужно особых побудительных оснований: она привита, по-видимому, человеческой природе». Кантовский агностицизм и классовая ограниченность буржуазного философа определили смысл данного высказывания.

В лоне буржуазного социального мышления относительно природы, роли, целей и смысла войн довольно четко обозначились две тенденции: одна — милитаристская, откровенно воспевающая войну и склонная ее идеализировать, и другая — пацифистская, относящаяся к войне резко негативно, но бессильная научно объяснить ее корни, сущность и социальную роль. Одним из самых ярких, убежденных и бескомпромиссных буржуазных пацифистов прошлого столетия был выдающийся аргентинский общественный деятель, писатель и дипломат Хуан Батиста Альберди. Его пацифизм был активным, воинствующим, по бесплодным, поскольку он не понимал подлинных причин и сущности войн. Альберди считал, что «война — это право на преступления, ужасная и кощунственная бессмыслица, злобное издевательство над цивилизацией». По его мнению, «война — это временная потеря рассудка. Это умственное помешательство, разновидность сумасшествия или мономания, в той или иной степени критическая или преходящая».

Объяснение сущности и причин войны, подобное приведенным выше, является более или менее типичным и характерным для большинства мыслителей домарксовской эпохи. Буржуазные идеологи, даже в лице их лучших представителей, оказались неспособными вскрыть подлинные причины возникновения войн в человеческом обществе, и это приводило их к убеждению, что истинные причины и мотивы войн кроются в самой природе человека и потому являются злом, неизбежным и неустранимым. Совершенно ясно, что непонимание домарксовскими мыслителями действительных причин и сущности воин не позволило им также понять, при каких условиях человечество сможет когда-либо освободиться от этого рокового спутника своей истории.

Как образно высказывался по этому поводу крупный марксистский военный теоретик Франц Меринг: «Молох войны оставался для них невидимым противником; они ничего не знали ни о его происхождении, ни о его сущности, и поэтому они топтались в полной темноте, когда поднимался вопрос о том, как можно его устранить».

Марксизм-ленинизм впервые в истории человечества раскрыл подлинные причины и природу войн, их исторически преходящий характер и указал на условия, при которых человечество способно навсегда избавиться от них.

Раскрытие причин и сущности войн явилось логическим следствием открытия Марксом и Энгельсом материалистического понимания истории и объективных законов развития общества. Маркс, Энгельс, Ленин на базе диалектико-материалпстического понимания развития человеческого общества показали, что в основе всяких войн лежат глубокие социально-экономические предпосылки, что всякая война является результатом и порождением реальных противоречий общества, разделенного на враждебные антагонистические классы, насильственным выражением и продолжением политики классов.

«Война,— писал Ленин,—есть продолжение политики иными средствами. Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вел в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия».

Война является, таким образом, специфическим феноменом человеческого общества, разделенного на враждебные классы.

В доклассовом обществе, при первобытно-общинном строе не было войн в собственном значении этого понятия. В ту эпоху не было антагонистических классов, не было государства и постоянных армий. Разумеется, факты проявления насилия имели место и тогда в столкновениях между различными племенами и родами. Но эти столкновения не носили характера планомерных военных действий, проявляясь лишь спорадически, от случая к случаю. Было бы неправильным по существу всякую насильственную акцию, любое столкновение отождествлять с войной в собственном значении этого понятия. Война как таковая представляет собой вооруженную борьбу специально организованных объединений людей, выступающую как продолжение сознательной политики различных общественных сил: классов, государств, наций. Раскол общества на враждебные классы, существование государства и постоянных армий являются главной и необходимой предпосылкой для наличия такого общественно-исторического явления, как война. Конечно, чрезвычайно трудно с большой степенью исторической точности указать, когда случайные столкновения различных кочевых племен превратились в войны в собственном значении этого понятия. Этот процесс превращения развивался постепенно, по мере перерастания доклассового первобытно-общинного строя в классовый рабовладельческий строй. При рабовладельческом строе развились первые завоевательные войны как продолжение политики класса рабовладельцев. Эти войны велись главным образом в целях захвата рабов и грабежа чужих территорий. При феодальном строе войны велись преимущественно за захват земель и крепостных крестьян, представляя из себя прямое продолжение политики класса феодалов. При капитализме войны ведутся в целях обогащения класса капиталистов, в целях захвата, раздела и передела сфер влияния и рынков сбыта продукции. Любой эксплуататорский строй, построенный на господстве одного класса над другим, с необходимостью порождал и порождает также освободительные войны угнетенных против угнетателей.

Человеческая история изобилует примерами таких войн. Тот факт, что война является продолжением политики классов, определяет не только ее социальный, но и исторический характер. Существование самих классов есть историческое явление, обусловленное производством прибавочного продукта и возникновением частной собственности. В первобытном обществе не было классов, их не будет также в коммунистическом обществе, они закономерно отомрут с прогрессом общественного производства в условиях замены частной собственности коммунистической собственностью. Уничтожение общества, основанного на существовании антагонистических классов, постепенное исчезновение всяких классов вообще — вот материальная основа ликвидации войн в человеческом обществе. Практически социальные и национальные предпосылки войн исчезнут вместе с ликвидацией антагонистических классов, то есть войны исчезнут так же исторически закономерно, как они возникли.

Марксизм-ленинизм разработал стройную и последовательную научную теорию войн, включающую в себя такие важные положения, как положение о зависимости форм ведения войны, стратегии и тактики от достигнутого уровня в развитии производительных сил и характера производственных отношений. Ценным вкладом в разработку теории войн явилось определение критериев классификации войн, деления их на справедливые и несправедливые, сообразно классовой природе и отношению к социальному прогрессу, положение о возможности взаимоперехода одних в другие в зависимости от принципиальных изменений в социально-политической структуре воюющих сторон.

Марксистско-ленинский анализ сущности и характера войн имеет особое значение в современную эпоху, когда миру угрожает самая разрушительная из всех войн в истории человечества — новая мировая ракетно-ядерная война. Глубокое понимание сущности и причин войн является теоретической основой для борьбы как против поджигателей войны — реакционных и агрессивных сил современного империализма, так и против тех буржуазных идеологов, которые пытаются доказать фатальную неизбежность военных катастроф в человеческом обществе.

На протяжении всей истории народы мира и их лучшие представители — передовые мыслители-гуманисты — мечтали о мире и боролись за него. Но они были не в состоянии обуздать те реакционные и агрессивные силы, которые развязывали войны. «Народы мечтали о прочном мире,— отмечает в этой связи Л. И. Брежнев,— и тем не менее зловещие отблески военных пожарищ, больших и малых, лежат почти на каждой странице истории человечества.

Ни уроки истории, ни, казалось бы, естественная для человека ненависть к взаимоистреблению не предотвращали очередной кровавой бойни, ибо слишком велики были силы войны, роль тех, кому войны выгодны».

В нашу эпоху ситуация в корне изменилась. Сейчас существуют реальные силы и возможности для обуздания агрессоров и поджигателей новой мировой войны: это мировая система социализма, мировое коммунистическое движение, национально-освободительное движение, движение сторонников мира во всем мире, чьи ряды растут и пополняются из всех слоев общества.

Однако современный мир в международном плане сложный и бурный. На основе сужения сферы империалистического господства обострились внутренние противоречия в странах капитала и соперничество между ними. На рубеже 70—80-х годов «на международном горизонте сгустились тучи», «резко возросла агрессивность политики империализма — и прежде всего американского».

Противники мира резко активизировали свою деятельность, направленную на усиление военной опасности, на ликвидацию позитивных результатов разрядки международной напряженности. Эта субверсивная деятельность сил международной реакции резко усилилась с приходом к власти в США новой администрации республиканской партии во главе с Р. Рейганом.

В условиях серьезного осложнения международной обстановки и активизации сил противников мира и разрядки исключительно важное и актуальное значение имеют новые конструктивные и реалистические мирные инициативы Советского Союза, провозглашенные с трибуны XXVI съезда КПСС. Они содержат не только реалистическую основу для устранения военной опасности, но и вселяют народам чувство уверенности и оптимизма относительно будущего всего человечества. Логическим продолжением и своеобразной кульминацией мирного наступления нашей страны в нынешнем 1981 г. явилось Обращение Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик к парламентам и народам мира. В этом историческом документе содержится призыв к активным действиям во имя мира и международной безопасности, к тому, чтобы высокий авторитет и возможности парламентов были использованы на благо мира и международного сотрудничества. «Мир — общее достояние человечества,—говорится в этом документе,— а в наше время и первейшее условие его существования. Только совместными усилиями он может и должен быть сохранен и надежно обеспечен».

Несмотря на важные достижения миролюбивых сил в борьбе за мир и разрядку международной напряженности, обстановка в мире тем не менее продолжает оставаться крайне сложной и взрывоопасной.

В этих условиях было бы крайне опасно недооценивать силы противников мира, как тех, кто, имея в своих руках политическую власть, делает ставку на агрессию и войну, так и тех, кто с помощью сомнительных теоретических доводов стремится обосновать правомерность и неизбежность кровопролития и даже гибели всего человечества в мировой военной катастрофе, чью философию с полным основанием можно назвать «философией агрессии». Разоблачению и раскрытию несостоятельности такого рода усилий противников мира посвящается данная книга. При этом объектом критического рассмотрения взяты как воззрения открытых апологетов войны, агрессии и насилия, так и воззрения тех представителей буржуазной идеологии, которые, независимо от субъективных побуждений их авторов, объективно служат целям, несовместимым с задачей сохранения мира и безопасности народов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *