ВОЙНА — УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЗАКОН ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Несомненен тот факт, что именно капиталистические общественные отношения, не исключая и современную буржуазную действительность, порождают и культивируют различные негативные проявления индивидуальных свойств человеческой личности, морально калечат и уродуют человека. Но этот факт говорит лишь о необходимости ликвидации капитализма, как изжившего себя уклада общественной жизни людей. Только идеологи умирающего класса и гибнущего общественного строя могут внушать людям, что сама природа человека обрекает его на неизбежность военных катастроф. Исторически неизбежная гибель капитализма сознательно отождествляется буржуазными идеологами с гибелью всего человечества. Это не новый, хотя и широко распространенный прием. Факты убедительно говорят о том, что современные буржуазные идеологи в своем понимании закономерностей развития общества и сущности человека стоят на голову ниже многих мыслителей домарксовской эпохи. Взгляды Коуденгове-Калержи — яркая иллюстрация этого. Та легкость, с которой они экстраполируют закономерности природы на общественную жизнь, свидетельствует о поразительном убожестве их теоретического капитала, о полнейшем отсутствии научного критерия в анализе явлений общественной жизни. Как можно рассуждать и пророчествовать о судьбах человечества, не понимая элементарных оспин качественной специфики общественного бытия, превратно истолковывая саму сущность человека?

Выше уже отмечалось что книга Коуденгове-Калержи «От вечной войны к большому миру» изобилует широчайшим ассортиментом доводов в защиту неизбежности новой мировой катастрофы. Некоторые из них доводов настолько наивны, что попросту не заслуживают критического рассмотрения. Чего, например, стоит следующее утверждение автора: «До тех пор пока имеются молодые люди, они будут уважать героев и восхищаться ими… Этот культ является одним из главных источников вечной войны».

Следуя этому поистине неожиданному умозаключению, нужно прийти к выводу, что единственное спасение от войн для человечества состоит в том, чтобы изобрести способ осуществления скачка от младенчества к старости, минуя молодость…

Но автор «От вечной войны к большому миру» при-бегает и к более серьезным попыткам найти обоснование выводу о неизбежности войн в человеческом обществе. Давая произвольное толкование всеобщему и объективному закону единства и борьбы противоположностей, искусно используя псевдодиалектическую терминологию, Коуденгове-Калержи утверждает, будто причина неизбежности войн заложена в самой двойственно-противоречивой природе всех вещей. «Война и мир,— пишет он,— представляют собой два политических аспекта изначального дуализма мира,который проявляется в противоположности времени и пространства, силы и формы, энергии и гармонии, мужчины и женщины».

Оставляя в стороне вопрос о правомерности подбора объектов для иллюстрации противоречивой природы мира, которые использует автор, нельзя, однако, пройти мимо самой его попытки использовать диалектику в целях доказательства неизбежности войн в человеческом обществе. Сам тезис о двойственной, противоречивой природе всех вещей, равно как и тезис о борьбе противоположностей, как источнике движения и развития, составляют ядро марксистско-ленинской диалектики.

Этот важнейший раздел марксистско-ленинского учения служит основой для понимания как самой природы вещей, так и источника их движения, изменения, развития. Известное ленинское положение о том, что развитие есть борьба противоположностей, схватывает, отражает и объясняет важнейшую сторону естественного и общественного бытия. Весь ход развития природы и общества может служить яркой иллюстрацией глубокой научности и правильности этого ленинского положения. Где нет борьбы между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, там нет движения вперед, там нет развития. Однако диалектика и псевдодиалектика это совсем не одно и то же. И хотя в рассуждениях Коуденгове-Калержи мы встречаемся с такими терминами, как «противоположности», «борьба» и прочее, он стоит очень далеко от подлинной научной диалектики. Он рассматривает борьбу не как способ разрешения противоречий и источник прогрессивного поступательного развития, а как роковой способ взаимоистребления всех живых существ. Он произвольно суживает и обедняет понятие борьбы, сводя его к понятию войны. Его понятие борьбы не выходит за пределы плоской формулы «борьбы за существование». А поскольку последнюю он объявляет всеобщим естественным законом, то ясно, что его концепция не оставляет людям ни перспективы, ни надежды избавиться от войн.

Было бы, однако, неправомерным отрицать наличие отдельных разумных мыслей и положений, выдвигаемых Коуденгове-Калержи в его книге. Нельзя, например, с ним не согласиться, когда он пишет: «Желание устранить борьбу, как основу жизни, было бы утопично и бессмысленно. Но желание заменить войну другими методами борьбы является сегодня одной из основных проблем политики, требованием благоразумия».

Но вся беда состоит в том, что отдельные здравые суждения и разумные высказывания Коуденгове-Калержи не вытекают из основных посылок его философии представляющей собой эклектическую смесь социал дарвинизма, иррационализма, религии и космополитизма. Нельзя, с одной стороны, объявлять войну естественным законом и неизбежным спутником человеческой истории и, с другой стороны, декларативно взывать к человеческому благоразумию. Нельзя отождествлять понятия борьбы и войны и требовать, чтобы война была заменена другими методами борьбы. Именно поэтому идея, заложенная в заглавии книги «От вечной войны к большому миру», не нашла своего раскрытия в содержании книги. Большой мир» никак не вытекает из философии Коуденгове-Калержи. Его абстрактные рассуждения о пользе «мировой федерации» для сохранения мира — это весьма слабый аргумент в пользу «большого мира». Поэтому было бы более логично, если бы он закончил свою книгу теми словами, с которых он ее начинает: «Широкая улица ведет к третьей мировой войне и только узкая тропинка… ведет к миру». Но к счастью для человечества, такая оценка не отражает реального положения дел в современном мире, несмотря на все сложности международных отношений.

Книга Коуденгове-Калержи всего лишь одна из многих, издающихся в капиталистических странах и, в частности, в Западной Германии, в которых прямо и недвусмысленно проводится идея неизбежности войн в человеческом обществе.

Но, если автор данной книги видит хотя бы «маленькую тропинку», ведущую к миру, и хотя бы в абстракции допускает возможность избежать войны при условии создания «мировой федерации», то многие другие представители идеологии современного империализма категорически отрицают всякую возможность сохранения мира и считают гибель человечества непредотвратимой. В этом отношении характерный пример представляет собой изданная в ФРГ книга Г.К. Ферверза «Война на уничтожение». В своей оценке перспектив войны и мира в современную эпоху Ферверз исходит из тех же самых предпосылок, что и Коуденгове-Калержи. Он считает войну неотъемлемым свойством человеческой природы и всеобщим законом бытия людей. Он начисто исключает какую бы то ни было возможность сохранения мира и считает современное человечество обреченным на неминуемую, неизбежную гибель.

Вот что он пишет: «Атомные бомбы, ракетные снаряды, бомбардировщики, тяжелые танки и подводные лодки являются так называемыми достижениями современного века… Но война, которой они служат, является вневременной… Потому что она, очевидно, лежит в основе человеческой природы и человеческого характера. Как в индивиде воля и побуждение к столкновению с другими прорываются изнутри, точно так же они проявляют себя в судьбе человеческих групп, народов и рас. Даже всеохватывающее мировое государство не могло бы в этом ничего изменить. Самое большее, чего удалось бы достичь, это выбрать для военных столкновений другие обозначения: восстания, попытка путча и т. д. Но дело ведь не в словах, а в фактах. И нравится вам это или нет: война продолжает оставаться фактом в жизни человека и народов. О вечном мире поэтому могли бы мечтать только фантасты… Война является такой же необходимостью в истории, как становление и гибель, жизнь и смерть в природе».

Даже на страницах реакционной буржуазной литературы трудно найти образец более откровенной и категорической констатации неизбежности войн в человеческом обществе. Но Ферверз идет еще дальше и ставит все точки над «и». Подводя под свою доктрину неизбежности войн — как органического свойства человеческой природы — материальную базу современного оружия массового уничтожения, он делает безапелляционный вывод о неустранимой гибели цивилизации и всей земной жизни вообще.

Книга заканчивается весьма зловещим образом. «Невидимое облако уничтожения уже угрожает с неба. Ты слышишь, как стучит счетчик Гейгера?»

Зловещие предсказания Ферверза звучат, как погребальный звон. Его книга — яркий образец того, к каким чудовищным умозаключениям может привести призвание войны атрибутом человеческой природы.

Апокалиптическая мания неизбежной гибели человечества давно уже преследует выразителей духовного кредо идеологов капитализма. Эта мания объективнo отражает историческую бесперспективность капитализма как способа производства и буржуазии как класса.

Еще столетие тому назад Ницше со злорадством Обреченного восклицал: «Знаете ли вы наслаждение, когда камень катится в отвесную глубину? Это люди сегодняшнего дня».

Шпенглер написал специальную книгу «Закат Европы» для того, чтобы убедить людей в неизбежности скорой гибели мировой цивилизации. Будучи убежден и том, что «война есть вечная форма высшего человеческого бытия», Шпенглер в 1936 году уже перед самой своей смертью в разговоре по телефону с корреспондентом американского радио буквально в тех же выражениях, что и Ферверз сегодня, пытался доказать, что война — это неизбежный и неотвратимый феномен человеческого бытия. «Мир — это желание, война — это факт, и человеческая история никогда не заботилась о человеческих желаниях и идеалах. Жизнь — это вечная борьба между растениями, животными и людьми, борьба между отдельными классами общества, народами и государствами, в какой бы форме — хозяйственной, социальной, политической или военной — она ни разыгрывалась. Можно назвать отдельного индивида, который применяет насилие, преступным, класс — революционным или предательским, народ — кровожадным, но это ничего не меняет в самом факте, и если бы даже мир был единым государством, войны назывались бы восстаниями… Пацифистские идеалы означают предсмертное состояние, которое противоречит фактам жизни… Пока существует человеческое развитие, до тех нор будут войны».

Этот предсмертный панегирик войне Шпенглер оставил как резюме всего своего эсхатологического философствования о неотвратимости гибели цивилизации.

В своем стремлении объяснять мир как неисчерпаемый генератор насилия, войн, конфликтов, агрессии и экспансии некоторые буржуазные теоретики даже явления неорганической природы трактуют в терминах, заимствованных из биологии и военной истории. Они как бы стремятся в негативном смысле антропологизировать, а точнее сказать, анимализировать все мироздание, приписав ему атрибуты насилия и уничтожения.

Так, например, западногерманский автор Гартмут Шульц пытается построить теорию «космического каннибализма». Согласно этой «теории» в бесконечном космическом пространстве одна галактика «пожирает» другую при их сближении. При этом большие галактики «пожирают» меньшие, и такой процесс «пожирания» под воздействием сил гравитации сопровождается невообразимыми космическими катастрофами. В своей статье «Космические каннибалы», опубликованной в западногерманском журнале «Образ науки», Г. Шульц приписывает свойства космического каннибализма и нашей галактике — Млечному пути. Он пишет: «Также наша собственная галактика не является столь безобидной, как можно было бы думать. Через несколько миллиардов лет она проглотит своего меньшего соседа «Магелланово облако». Приблизительно через 10 млрд. лет она столкнется с Туманностью Андромеды. Тогда наши потомки смогут непосредственно наблюдать образование нового космического сверхгиганта».

Данное высказывание свидетельствует не только и не столько об экстравагантности стиля выражения воззрений автора, сколько об определенной укоренившейся в буржуазной мировоззренческой мысли тенденции, привычки смотреть на мир через призму насилия и вечной войны.

Но вопреки всем пессимистическим прогнозам и зловещим пророчествам идеологов буржуазии человеческое общество уверенно набирает темпы в своем прогрессивном поступательном развитии. Современная эпоха знаменует собой величайший поворот во всей истории человечества. Человеческое общество во несмирном масштабе осуществляет исторически закономерный переход от капитализма к социализму. Современная эпоха, основное содержание которой составляет переход от капитализма к социализму, есть эпоха борьбы двух противоположных общественных систем, эпоха социалистических и национально-освободительных революций, эпоха крушения империализма, ликвидации колониальной системы, эпоха перехода на путь социализма все новых народов, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе».

Весь ход развития событий в современную эпоху убедительно опровергает и опрокидывает апокалиптические прогнозы реакционных буржуазных идеологов. «Неизбежная гибель», которую они пророчат человечеству, есть ни что иное, как исторически закономерная смерть того строя и того класса, которому они служат, чьи интересы и устремления они выражают.

Если попытки буржуазных идеологов представить войну неким порождением естественных врожденных свойств человеческой природы являются отражением антигуманной природы капитализма как мировой системы, закономерно порождающей вражду, конкуренцию и насилие в самом разнообразном проявлении, включая мировые войны, то попытки доказать неизбежность гибели человечества отражают стремление произвольно отождествить ее с исторически закономерной гибелью буржуазного строя.

Отношение современных реакционных буржуазных идеологов к проблеме войны и мира, их стремление ценой каких угодно аргументов доказать неизбежность мировой термоядерной катастрофы — это одно из ярких проявлений несостоятельности и агрессивной сущности империализма, несущего в себе реальную опасность такой катастрофы. Вместе с тем — это яркое проявление глубокого кризиса и вырождения идеологии империализма, стремящейся убедить человечество в том, что мировая термоядерная катастрофа неотвратима.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *