ВОЙНА — УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЗАКОН ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Материалы, которые печатаются на страницах военной прессы США, ФРГ, Англии и других капиталистических стран, свидетельствуют о том, что военные круги этих стран буквально находятся в плену идеи внезапности нападения на социалистические страны. Типичным примером в этом отношении может служить оценка роли внезапности нападения, даваемая американским военным журналом «Милитери ревю». «Важность внезапности и обмана,— пишет этот журнал,— возросла как в собственно военном, так и в политическом отношениях… Внезапность, очевидно, будет играть главную роль в начальных стадиях будущих войн… Быстрота и внезапность являются самыми важными факторами в развязывании атомной войны, настолько важными, что они могут обеспечить успех или привести к катастрофе. В войне неожиданное является и наиболее успешным. Следовательно, внезапность была и впредь будет оставаться ключом к победе».

Рассматривая такого рода высказывания военной прессы капиталистических стран, необходимо иметь в виду, что речь идет в данном случае не о «внезапности» как факторе осуществления военных операций в процессе ведения войны, а о внезапности как методе развязывания преступной «превентивной войны». Никто не оспаривает правомерности осуществления фактора внезапности в процессе ведения войны как важного условия овладения тактической и стратегической инициативой. Советская военная доктрина всегда высоко оценивает роль внезапности в процессе осуществления военных операций в ходе войны. Выдающийся советский полководец и военный теоретик М. В. Фрунзе отмечал в этой связи: «Для нас должно быть ясно, что сторона, держащая инициативу, сторона, имеющая в своем распоряжении момент внезапности, часто срывает волю противника и этим самым создает более благоприятные для себя условия».

Несомненным является и тот факт, что фактор внезапности, который во всех войнах играл серьезную роль в достижении военных успехов, особую значимость приобрел в условиях ракетно-ядерной войны. Но суть дела заключается в том, что в представлении военных кругов и военных идеологов империалистических держав фактор внезапности выступает не только и не столько как элемент осуществления военных операций в ходе войны, сколько как орудие, как способ развязывания преступной «превентивной войны», как рассчитанный на безнаказанность метод вероломного нападения на социалистические страны. В этом смысле мы вправе рассматривать идею «превентивной войны» и идею «внезапности нападения» в представлении военных идеологов империализма своеобразными синонимами, выражающими агрессивные намерения империалистических держав во главе с США в отношении социалистических стран. Это, разумеется, не означает, что данные понятия тождественны по своему содержанию вообще. ОпЫт истории свидетельствует о том, что агрессор далеко не всегда и не во всех случаях может квалифицировать свое нападение на другую страну как «превентивную меру» против ожидаемого нападения на самого себя.

В период второй мировой войны гитлеровская Германия, совершая агрессию против таких стран, как Польша, Дания, Норвегия, Голландия, Бельгия, Люксембург, Греция, Югославия, не всегда определяла мотивы своих действий как «превентивную меру», подыскивая для них другие оправдания. В самом деле, можно предположить, что даже такой непревзойденный корифей тотальной лжи, как Геббельс, был бы поставлен в тупик, если бы ему пришлось «оправдывать» вооруженное нападение на Люксембург «превентивной мерой» для предотвращения угрозы нападения Люксембурга на Германию.

Мотив «превентивной войны» выдвигается агрессором, как правило, в тех случаях, когда речь идет о нападении на страну, чья сила более или менее равновелика силе самого агрессора. Путем внезапности нападения агрессор стремится обеспечить себе решающие преимущества, которые могли бы повлиять иа весь ход и исход войны. Ярким примером в этом отношении может служить вероломное и внезапное нападение гитлеровской Германии на Советский Союз в 1941 г., которое фашистская пропаганда объявила «превентивной войной», стремясь ввести в заблуждение немецкий народ и мировое общественное мнение.

Точно так же и в современную эпоху военные круги империалистических держав не хотят отказаться от идеи «превентивной войны» в надежде путем внезапности нападения обеспечить себе решающие преимущества в войне и одновременно ввести в заблуждение, обмануть народы своих стран относительно подлинного характера своих намерений. Понятия «превентивной войны» и «внезапности нападения» в лексиконе агрессивных кругов империалистических государств правомерно рассматривать синонимами по той причине, что сама идея «превентивной войны» выступает у них не как продукт реальных опасений нападения со стороны социалистических стран, а сугубо лишь как средство морально-политического оправдания вероломности нападения на социалистические страны. Идея «превентивной войны», безусловно, утратила бы для империалистов всякую привлекательность, если бы она не, имела в качестве своей главной и решающей предпосылки «внезапность нападения».

Идея «превентивной войны» в современную эпоху является несостоятельной и порочной в самой своей сущности. Она выступает прежде всего как своеобразный способ признания и выражения глубокого кризиса всей хозяйственной системы, политики и идеологии империализма. В самом деле, только лишь руководители обанкротившейся социально-экономической системы, не способной противостоять другой, передовой системе в мирном экономическом соревновании, могут столь откровенно проповедовать преступную идею «превентивной войны» перед лицом мнимой угрозы нападения па капиталистические страны. Но порочность этой идеи выражается не только в этом. Возможность ее практической реализации в современных условиях является более чем сомнительной. Потенциальному агрессору, делающему ставку на «превентивную войну» против социалистических стран, пришлось бы столкнуться с силой, которая не только не уступает силе агрессора, но и в ряде решающих областей современной военной техники значительно превосходит его силы. Поэтому мечтать о внезапных ядерных ударах означает предаваться опасным иллюзиям. Ставка на «превентивную войну», на внезапные ядерные удары — это выражение крайнего авантюризма империалистической политики США и их союзников по НАТО, чреватая тяжелыми последствиями для самих агрессоров.

«Не очень понятно,— резонно отмечал в этой связи член Политбюро ЦК КПСС, министр обороны СССР маршал Д. Ф. Устинов,— как при современном состоянии стратегических ядерных сил и средств управления ими ответственные люди могут вообще помышлять о таких ударах, так как совершенно очевидно, что вслед за ними неотвратимо последует мощный контрудар».

Вместе с тем надо учитывать, что географическое и стратегическое положение стран социалистического содружества, обеспечивающее высокую степень рассредоточения людских и промышленных ресурсов, исключает для агрессора возможность добиться решающего успеха даже в случае осуществления внезапноcти нападения. К тому же не следует забывать, что в современных условиях, при наличии новейших средств оповещения и, в частности, высокосовершенной радиолокационной техники становится более чем проблематичной самая возможность внезапного нападения. Иными словами, даже с точки зрения только лишь чисто военно-технических факторов идея «превентивной войны», рассчитанная на внезапность нападения, представляет из себя самую настоящую авантюру, опасную чрезвычайно тяжелыми последствиями для агрессора.

Идея «превентивной войны»—это одна из самых реакционных и опасных идей современного милитаризма. Она представляет собой не только логический результат отрицания возможности мирного сосуществования двух систем и стремления решать спорные международные проблемы с позиции силы, по и воплощает в себе безнадежную попытку империалистов повернуть вспять колесо истории, остановить или затормозить исторический прогресс. Доктрина «превентивной войны» не только не противостоит всем прочим буржуазным концепциям сохранения «мира с позиции силы», но является прямым и логическим следствием этих концепций.

Говоря об агрессивной сущности идеи «превентивной войны», нельзя обойти молчанием еще один аспект данной проблемы. Речь идет о том, что в современном крайне сложном и взрывоопасном мире имеется немало восторженных поклонников этой идеи из числа, так сказать, мелких хищников, которые действуют под прикрытием своих могущественных партнеров и покровителей, чья «превентивная озабоченность» ведет тем не менее к опасной дестабилизации международных отношений и резко усиливает опасность мирового пожара. Говоря конкретно, речь идет об агрессивной активности и опасной склонности ко все новым и новым военным авантюрам государства Израиль. Открытым вызовом всему человечеству и международному праву явилась бомбардировка израильскими самолетами американского производства F—15 и F—16 иракского ядерного реактора в районе Багдада. Агрессор цинично назвал эту беспрецедентную по своей наглости разбойничью акцию «превентивной мерой». Этот новый шаг в эскалации агрессивной политики Израиля вызвал протесты и возмущение всей международной общественности.

Монреальская газета «Газетт» (Канада) высказала в этой связи такие соображения: «Израиль следует заставить соблюдать международные правила поведения. Ведь ни одной стране в мире не сошло бы с рук то, что за последние годы сходит Израилю. Можно ли представить себе, что немцы, например, совершили бы завтра налет на Францию и уничтожили бы французские атомные реакторы? Конечно, нет. Но Израиль поступил именно так в Ираке. Странно то, что находятся люди, готовые ему аплодировать». Таким образом, преступная в своей сущности идея «превентивной войны» находит себе новых приверженцев и как бы обретает второе дыхание — смрадное дыхание войны и агрессии в расчете па безнаказанность. Решительное осуждение преступной акции Израиля Советом Безопасности ООН и гневное осуждение этой акции всей мировой общественностью выразили отношение всего прогрессивного человечества к любителям «превентивных военных авантюр».

«Если хочешь мира, готовься к войне», «ядерное устрашение» и доктрина «превентивной войны»— все это суть различные варианты общего подхода буржуазных идеологов к проблеме войны и мира в современную эпоху, подхода, основанного на силе и угрозе ее применения.

Стремление абсолютизировать силу, сделать ее основой политики государств есть выражение агрессивной природы империализма, особенно наглядно раскрывающейся в условиях дальнейшего углубления общего кризиса капитализма.

Своим нежеланием акцептировать идею и принципы мирного сосуществования, апологетические концепции силы показывают общее негативное отношение идеологов империализма к проблеме предотвращения мировой ракетно-ядерной войны. Апология и фетишизация насилия, стремление противопоставить его объективной закономерности восхождения общества на высшую ступень своего развития — такова генеральная линия политики и стратегии современного монополистического капитала.

Напротив, стремление исключить силу, насилие из сферы международных отношений или, сообразно с реальными историческими предпосылками, предельно ограничить сферу его применения есть выражение неиссякаемых жизненных сил, миролюбия И оптимизма социалистической системы. Успехи социализма в мирном соревновании с капитализмом, растущий диапазон социалистического влияния в современную эпоху означают торжество идей мира над идеями насилия и войны, означают торжество идеологии социалистической над идеологией империалистической.

В условиях, когда человечеству угрожает ядерная катастрофа, для предотвращения ее нужны не изощренные поиски все новых и новых модификаций в применении силы, а мобилизация всех материальных и духовных ресурсов человечества и целеустремленное их использование против военной угрозы.

«Человечество,— подчеркивает Л. И. Брежнев,— оказалось перед выбором: либо народы и государства приведут в действие все силы для сохранения мира, либо они будут брошены в пропасть истребительной мировой ядерной войны».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *