ВОЗРОЖДЕНИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ И НЕОМАЛЬТУЗИАНСКИХ ДОКТРИН И НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ПОПЫТОК ИХ ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Империалистическая, реакционная сущность этой политики особенно наглядно проявилась на рубеже 70—80-х годов, когда мировая реакция во главе с США перешла в контратаку против политики разрядки международной напряженности, стремясь дать обратный ход развитию мира и прогресса. Правительство ФРГ активно поддержало инициативу США на декабрьской (1979 г.) сессии НАТО по размещению американских ядерных ракет средней дальности в Западной Европе. Эта акция правительства ФРГ опасна, тем более, что Западной Германии отводится «роль главной ударной силы «европейской стратегии» НАТО», но дело не только в Европе. Западногерманское правительство поддерживает авантюристическую политику США в отношении Демократической Республики Афганистан и Исламской Республики Иран. Вновь приобрели невероятные масштабы искажения и фальсификации целей и сути внешней политики Советского Союза. Мифы об «экспансии» и «гегемоиистских устремлениях» Москвы «стали составным элементом всей агрессивной стратегии империализма», в которой ФРГ принадлежит далеко не последняя роль. Оценивая сложившуюся ситуацию, один из руководителей Германской компартии К.-Г. Шредер на Парижской консультативной встрече коммунистических и рабочих партий Европы (1980 г.) с горечью заявил, что «все политические партии, представленные в бундестаге, по существу в области внешней политики идут в фарватере США».

Указанные факты говорят об усилении влияния на политику империалистических государств, в том числе и ФРГ, наиболее милитаристских кругов, военно-промышленного комплекса. На ежегодно созываемом в Мюнхене совещании «картеля западногерманских и американских противников разрядки», так называемых «атлантистов», весной 1980 года говорилось о «потерянных десяти годах» и о расчетах «наверстать упущенное». Совещание выдвинуло обширную программу не только наращивания вооружений, но и расширения «зоны НАТО» на другие районы мира. «Атлантисты» из Бонна добиваются коренного изменения западногерманской политики. Ныне их уже не устраивает «двойная стратегия»— совмещение курса на разрядку с продолжением вооружений, которая фактически проводится Бонном в последнее время.

Во главе этих сил стоят лидеры блока ХДС/ХСС, стремящиеся поставить на пост канцлера закоренелого реакционера и реваншиста Ф.-И. Штрауса. Приспосабливаясь к настроениям основной массы населения ФРГ, 74 процента которого, по данным опроса общественного мнения, выступает за разрядку, ХДС/ХСС на словах тоже отстаивает разрядку, но не «иллюзорную», какая якобы проводилась в последнее десятилетие, а… «реалистическую», предшествовавшую семидесятым годам. Другими словами, ХДС/ХСС выступает за реабилитацию периода «холодной войны», с тем, чтобы превратить его в образец для нынешнего времени. Ту же тактику этот блок применяет в отношении договоров с социалистическими странами, являющихся одной из фундаментальных основ разрядки и мира в Европе. Формально признавая договоры с восточноевропейскими государствами как реальность, с которой необходимо считаться, лидеры ХДС/ХСС во главе со Штраусом стремятся запугать обывателей, объявляя эти договоры то «монстром», то «эскадроном троянских коней», несущих в своем чреве «марксистскую угрозу» западной «свободе» и «цивилизации». Отсюда выдвигается призыв к «стратегии силы» на основе атлантического сообщества. В то же время западногерманский милитаризм стремится войти в доверие к европейским народам, заставить их забыть кровавый разгул германской военщины в годы второй мировой войны и выставить себя в роли их защитника и покровителя.

Традиционное представление о германском милитаризме в образе солдата в стальной каске, кованых сапогах, с винтовкой или автоматом в руках, далеко не полностью отражает его современное содержание. В какой-то мере такое представление становится в настоящее время анахронизмом, который не позволяет постичь суть германского империализма, и его порождение германский милитаризм в его подлинном, современном издании, несущем в себе все специфические черты новой исторической обстановки.

Германский империализм и германская военщина всегда рассматривали войну как орудие национальной Политики, как главное средство достижения тех или иных политических целей, связанных, как правило, с захватом и грабежом чужих территорий, порабощением и эксплуатацией чужих народов. Однако вся совокупность политических и стратегических условий современной эпохи вынуждает западногерманский милитаризм мимикрироваться и менять методы своей деятельности, что однако не должно никого вводить в заблуждение относительно его подлинной природы и подлинных намерений.

В связи с определением действительной роли ФРГ в вопросах мира и безопасности народов закономерный и естественный интерес представляет рассмотрение эволюции идеологической сферы Федеративной Республики в послевоенный период в той ее части, которая имеет прямое отношение к проблеме войны и мира и которая оказывает прямое влияние на формирование умонастроения значительных слоев ее населения.

Возрождение экономической и военной мощи западногерманского империализма, усиление экспансионистских тенденций в его внешней политике сопровождается реанимацией различного рода реакционных теорий и доктрин. Представители реакционных идеологических кругов западногерманского империализма, стремясь теоретически обосновать территориальные притязания реваншистских сил ФРГ, воскрешают в настоящее время наиболее реакционные и преступные по своей сущности учения своих идейных предшественников, приспосабливая эти учения к современной политической обстановке в Европе. В числе этих реакционных учений центральное место принадлежит различным доктринам геополитического и неомальтузианского характера, основной целью которых является оправдание традиционного экспансионизма немецких финансовых магнатов в прошлом и настоящем. Основными отправными положениями этих доктрин являются утверждения об исключительности германской нации, о необходимости для нее расширения «жизненного пространства», о великой миссии Германии «спасти европейскую цивилизацию». По своему существу эти доктрины в их современном издании представляют из себя эклектическую смесь пангерманизма, расизма, шовинизма, мальтузианства и геополитики. Характер современной эпохи, конечно, не мог не наложить печати своеобразия на содержание и форму воззрений реакционных идеологов ФРГ.

Когда идеологи не считаются с реальной обстановкой, они теряют свой политический вес и влияние на массы. Так, например, ХДС/ХСС, потерпев поражение па выборах в бундестаг в 1969 г. после 20-летнего бессменного правления, вынужден был стилизовать свою реакционную идеологию и политические установки. «В конце концов тот самый шок, который они испытали, увидев социал-демократических политиков на занимаемых ими ранее местах в Бонне, сделал для ХДС/ХСС ясным, что изменившиеся экономические и научные, внутриполитические и международные условия требуют изменения их политической концепции социальной ориентации, если они не хотят стать непригодными в качестве правящей партии для определяющих сил большой экономики»,— писал один из западногерманских авторов. Известны и неоднократные призывы самих лидеров реакционного блока ХДС/ХСС отбросить «балласт прошлого», поскольку «моста к прошлому» уже нет, и приспособиться к новой реальности. Один из правоэкстремистских теоретиков ФРГ А. Молер писал, что для «облегчения марша… мы должны отбросить балласт. Мы должны понять, что наше положение не является радужным. Мы должны понять, что едва ли существуют мостки к прошлому, каким бы красивым оно ни было». Этим и объясняется современная демагогия правоэкстремистских кругов ФРГ, призванная завуалировать от непосвященных свою подлинную сущность. Так, представитель этого крыла ХДС/ХСС Герберт Кремп в шпрингеровской «Ди вельт» критиковал руководство ХДС за «неумелое обхождение с принципами» и требовал от него создания «каталога ценностей нации, национальной и социальной солидарности». В качестве центральных «принципов» Кремп постулировал общеизвестный набор буржуазной добропорядочности: «рыночное хозяйство», «коллективное определение политики», «имущественное благополучие», «принцип производительности», «понятие свободы», «солидарность».

Стилизация современной реакции, ее стремление облачить человеконенавистнические идеи в современные упаковочные материалы расхожих буржуазных ценностей есть отражение дальнейшего углубления общего кризиса современного капитализма, включая и его духовную сферу, а также и обострения идеологической борьбы. Возникший в результате исторических предпосылок и классовых соотношений идейный и политический кризис крупнейшей и традиционной крайне экстремистской буржуазной партии ФРГ ХДС/ХСС есть выражение распада и неизбежной дискредитации любой открыто реакционной идеологии и политики в наше время.

Закономерным следствием этого кризиса являются поиски новых форм выражения и теоретических обоснований различных политических и неразрывно с ними связанных идеологических реакций. Поэтому понимание подлинной сущности современных империалистических доктрин и теорий, выявление их реакционности и крайней опасности для дела всеобщего мира немыслимо без установления их исторической и логической преемственности и идеологией «классического» империализма.

Применительно к ФРГ речь идет о так называемой «классической школе» немецкой геополитики и неомальтузианства, составляющих единый раздел одного из самых реакционных направлений идеологии германского империализма. В политической и философской литературе понятие «геополитика» употребляется, как правило, в качестве обобщающего понятия

для обозначения идеалистического учения о решающей и определяющей роли географических факторов в развитии человеческого общества во все исторические эпохи.

Посылки и выводы мальтузианства и геополитики взаимно питают и дополняют друг друга. Взаимосвязь этих двух реакционных течений империалистической идеологии простирается столь глубоко и разносторонне, что критика мальтузианства необходимо означает и предполагает критику геополитики и, наоборот, критика геополитики нераздельно связана с критикой основ мальтузианства. Говоря об отношении геополитики и мальтузианства к проблеме войны и мира, говоря об их стремлении обосновать неизбежность агрессивных захватнических войн как орудия национальной политики, представляется целесообразным рассматривать их в едином комплексе, исходя из того, что по отношению к данной проблеме мальтузианство и геополитика выступают как идеологические феномены одного характера.

Немецкая геополитика представляет из себя крайне реакционное учение идеологов монополистической буржуазии эпохи империализма. Как справедливо подчеркивает писатель и философ Германской Демократической Республики Гюнтер Гейден: «За понятием «геополитика» скрывается одна из реакционных, человеконенавистнических и антинаучных буржуазных теорий, возникших на империалистической стадии развития капитализма». По своей сущности геополитика является «одной из идеологических форм подготовки войны», вследствие чего «теоретико-идеологическая борьба против геополитических доктрин — неотъемлемый элемент всемирной борьбы за мир».

В истории существования и развития германского империалистического государства геополитика сыграла крайне реакционную роль духовной проповедницы международного разбоя, колониального грабежа, развязывания агрессивных войн с целью порабощения народов. Ее родоначальниками явились Фридрих Ратцель (1844—1904), Рудольф Челлен (1864—1922), Карл Гаусгофер (1869—1946). Ее продолжателем и одновременно проводником в жизнь явился главарь германского фашизма Адольф Гитлер.

Ратцель, Челлен, Гаусгофер в своих произведениях сформулировали основные принципы геополитики как учения об определяющей роли географических условий для развития общества, о зависимости политики государств от различных географических факторов. Отравляясь от этих принципов, они пришли к выводу о правомерности и необходимости применения насилия с целью улучшения или расширения географических условий существования народа, к выводу о правомерности политики грабежа и захватов чужих территорий и национальных богатств, о правомерности развязывания и ведения войн как орудия национальной политики.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *