ВОЗРОЖДЕНИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ И НЕОМАЛЬТУЗИАНСКИХ ДОКТРИН И НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ПОПЫТОК ИХ ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Та же тенденция наблюдается и в кинематографе. Назовем хотя бы нашумевшие фильмы «Гитлер. Только карьера» (1977 г.) Херрендёрера (по сценарию И. Фес-та) и «Штайнер — железный крест» (1976 г.) преуспевающего американского режиссера С. Пекинпа, поставленные по заказу ФРГ. Хотя крайне реакционный фильм «Штайнер — железный крест» не идет ни в какое сравнение с изворотливой демагогией фестовской экранизации, их политическая направленность одинакова. Обе картины призваны оправдать нацизм и фашистскую агрессию во имя геополитических устремлений германского империализма. Что же касается интерпретации войны, то, приспосабливаясь к современным психологическим изменениям основной массы населения Земли, всё яснее понимающего опасность мировых конфликтов, создатели этих фильмов вводят н ее изображение элементы реализма. Геополитическая мифологизация войны (как впрочем и эсхатологическая и метафизическая) приобретает видимость реалистической окраски как «кровавого и грязного дела». В то же время умело проводится реваншистская идеология и вуалируется агрессивная сущность фашизма путем эстетизации войны как средства воспитания и формы проявления «мужества», «товарищества», «долга». Так в «Штайнере» возвеличивается «простой солдат», не задумывающийся о причинах и сущности войны и готовый снова пойти в самое пекло, чтобы успеть убить хотя бы в спину еще «пару русских», несмотря на то, что он понял бессмысленность продолжения этой, уже проигранной войны.

Если сам преступный акт вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз западногерманские реакционные идеологи пытаются оправдать ссылками на необходимость завоевания жизненного пространства для германской нации, то поражение Германии в этой войне они стремятся оправдать посредством ссылок на слишком большие пространственные масштабы Советского Союза и неблагоприятные для действий немецко-фашистских войск климатические условия. Они пытаются таким путем одновременно оправдать саму идею грабительской войны против СССР и реабилитировать германскую военщину, обвиняя ее не за сам факт ведения разбойничьей войны против Советского Союза, а за неправильное, с их точки зрения, ведение этой войны, за то, что германский генеральный штаб не сумел привести свои стратегические планы в соответствие с пространственными масштабами СССР, т. е. был недостаточно чуток к голосу требований геополитики.

Выдвигая такого рода объяснения причин поражения гитлеровской Германии во второй мировой войне, реакционные идеологи ФРГ стремятся затушевать подлинные причины поражения, скрыть их от немецкого народа, с тем чтобы прямо или косвенно вновь навязать ему свою маниакальную идею необходимости борьбы за «жизненное пространство» на Востоке. В своих объяснениях причин поражения гитлеровской Германии в войне против Советского Союза, обусловившего общее поражение Германии во второй мировой войне, они сознательно игнорируют решающие преимущества социалистического строя СССР, позволившего нашей стране под руководством Коммунистической партии мобилизовать все материальные и духовные ресурсы многонационального советского народа на справедливую героическую борьбу против самых темных сил империализма и реакции, олицетворявшихся в германском фашизме.

Ведь война фашистской Германии против СССР была не только войной, имевшей целью разграбление национальных богатств Советского Союза и порабощение его народов. В этой войне германский фашизм, как ударный отряд мировой империалистической реакции, преследовал также цель уничтожения социализма, восторжествовавшего впервые в истории человечества в нашей стране, то есть уничтожения первого и единственного в то время в мире социалистического государства.

Однако капиталистическая система хозяйства фашистской Германии не выдержала столкновения со страной социализма, и фашистское государство рухнуло под ударами Советской Армии, выявившей в ходе вооруженной борьбы свое полное военное, моральное и техническое превосходство над считавшейся непобедимой гитлеровской армией. Чтобы затушевать и скрыть этот бесспорный исторический факт, фальсификаторы итогов второй мировой войны прибегают к помощи геополитики. Типичный образец рассуждений на эту тему с позиций геополитической доктрины приводит в своей книге «Коммунистический эксперимент» Фриц Левенталь. «Если бы Советский Союз,— утверждает он,— был страной такого размера, как Франция или Италия, то война на Востоке завершилась бы уже осенью 1941 года полной оккупацией вражеской территории. Благодаря дальности пространства, ранней, необычно суровой зиме 1941 года и прекрасной материальной поддержке западных союзников, война могла тем не менее продолжаться, несмотря на тяжелые поражения в начальный период и потерю важнейших индустриальных областей».

Подобные рассуждения являются лейтмотивом всей многочисленной мемуарной литературы, наводняющей книжный рынок Западной Германии, в которой бывшие офицеры и генералы вермахта пытаются оправдать поражение Германии во второй мировой войне. Нетрудно понять, что такая интерпретация итогов второй мировой войны служит не только методом реабилитации преступной идеи захватнической войны против Советского Союза и других народов и конкретных виновников за ее развязывание, но также одновременно и скрытой идеологической формой подготовки новой захватнической войны, не взирая на все ее возможные последствия, вытекающие из наличия на вооружении армий средств массового уничтожения.

Один из многих реакционных историков ФРГ профессор Г. Дивальд требует положить конец «криминализационной» оценке «третьего рейха», доказать некие «черты величия», а не изуверства нацизма для того, чтобы «новые немцы» шли смело в будущее, без угрызений совести, требуя подобающего им места в мире. Другой профессор истории Г. И. Шепс в книге «Германии угрожает анархия» прямо заявляет: «Но, может быть, скоро всемирная история будет трубить марш молодому поколению Европы. Тогда на них (демократические элементы.— В. 3., М. Ф.) нападет страх, и развитие пойдет совсем не туда, куда хотели бы его направить «пожиратели опиума». Может быть, принуждение, команда, муштра и казарма будет тем, чего втайне хотят многие юноши: «Третий рейх отсутствует уже слишком долго». Подобные заявления в современном мире нельзя расценить иначе, как подстрекательский авантюризм, граничащий с безумием. Важно отметить, что Шепс не случайная фигура в идеологическом арсенале империализма ФРГ. Он лауреат премии имени К. Аденауэра за 1969 год по разделу науки и награжден в 1972 г. золотой медалью имени барона фон Штейна Выискивая основные причины поражения Германии в войне против Советского Союза в сфере географических условий и в недооценке этих условий гитлеровским военным командованием, современные немецкие геополитики не проявляют при этом необходимой последовательности в оценке перспектив Западной Германии и Европы в целом в случае возникновения новой мировой войны с применением ядерного оружия.

Абсолютная безнадежность положения густонаселенных стран Западной Европы в условиях ядерной войны не представляет тайны для всех, кто хоть немного осведомлен о поражающих факторах и разрушительной силе атомного и водородного оружия. Очевидно, дух авантюризма, присущий всей идеологии германского империализма вообще, мешает современным немецким геополитикам взглянуть в лицо истине и объективно оценить положение в своем собственном доме.

Вторая специфическая задача, которую пытаются решить современные геополитики ФРГ, заключается в обосновании «особой роли» и «особой миссии» Федеративной Республики Германии в «спасении» Европы и всей «западной цивилизации» перед лицом мифической угрозы с Востока. Эта задача одновременно является и специфической особенностью сегодняшней западногерманской геополитики. Конечно, идея «особой миссии» Германии и германской расы это отнюдь не новая идея. Ее проповедовали и пытались осуществить на практике поборники пангерманизма в лице прусских юнкеров и прусских монархов. Эта же идея вдохновляла гитлеровских фашистов на свершение всех их чудовищных злодеяний против мира и человечности. В их бредовых теориях, воплотившихся в кровавой практике истребления десятков миллионов людей, идея «особой миссии» Германии была доведена до самых крайних и уродливых форм биологического превосходства германской расы.

Специфический характер задачи обоснования «особой роли» и «особой миссии» Западной Германии в современную эпоху определяется новыми историческими условиями, в основе которых лежит факт сокруши-тельнoго поражения германского империализма во второй мировой войне и факт существования могучей мировой социалистической системы хозяйства, имеющей в своем составе первое в истории немецкое рабоче-крестьянское государство — Германскую Демократическую Республику.

Важная особенность и закономерное следствие них новых исторических условий состоит в том, что они полностью исключают возможность самостоятельного, без участия стран Североатлантического блока, ведения войны со стороны Западной Германии с целью расширения «жизненного пространства» на Востоке. Современная Западная Германия, несмотря на ее возросший экономический и военный потенциал, не располагает для этого необходимыми силами и ресурсами.

Если в период первой мировой империалистической войны кайзеровская Германия в своем стремлении перекроить карту мира в интересах германских монополий могла противостоять могущественной коалиции других империалистических держав, а гитлеровская Германия в годы второй мировой войны могла бросать вызов всему миру, то теперь положение резко изменилось.

В настоящее время даже крайне экстремистские представители реваншистской идеологии ФРГ, если они даже втайне об этом и помышляют, редко говорят о завоевании мирового господства. Их ближайшая и важнейшая цель состоит в том, чтобы вопреки соглашениям, подписанным с СССР, Польшей, ЧССР, добиться ревизии итогов второй мировой войны, закрепленных в международных договорах, путем насильственного присоединения к Западной Германии Германской Демократической Республики и насильственного отторжения восточных областей, отошедших после разгрома гитлеровской Германии к Польше, Чехословакии и Советскому Союзу. Геополитическая догма о необходимости для немецкого народа «жизненного пространства» в настоящее время непосредственно конкретизируется в постановке этой агрессивной задачи. Не располагая необходимыми силами и средствами для ее разрешения, германские империалисты требуют от своих идеологов теоретического обоснования «особой миссии» и «особой роли» Германии в решении судеб всей европейской культуры применительно к существующим в мире отношениям. Практически это сводится к следующим основным положениям.

Западногерманские идеологи стремятся внушить своим партнёрам по Североатлантическому блоку мысль о том, что Западная Германия в силу особого географического, исторического и политического положения является главным барьером против «наступления мирового коммунизма». Обоснованию тезиса об особой роли и миссии Западной Германии в борьбе против «коммунистического Востока» посвящена огромная по своему объему и разнообразию литература, издающаяся в ФРГ. Покойный Конрад Аденауэр, один из главных «строителей» и идеологов боннского государства, в свое время определил геополитическую роль ФРГ в следующих словах: «Я верю, что в нынешние бурные времена бог отвел германскому народу особую миссию — служить оплотом Запада против того мощного давления, которое оказывает на нас Восток».

В сборнике «Мировая война», написанном группой бывших гитлеровских офицеров и генералов, основной идеей которого является реабилитация вермахта и определение роли Западной Германии в новой мировой войне, один из авторов Греффрат писал: «Судьба сделала Германию своеобразным хранителем Европы и всего Западного мира и барьером против распространения коммунистического панславизма».

На рубеже 60—70-х годов Штраус заявил, что спасение Европы не в последнюю очередь зависит «от возрожденного национального самосознания немцев». Даже профессиональный фальсификатор марксизма и закоренелый враг реально существующего социализма Иринг Фертшер, критикуя милитаристско-националистическую линию руководства ХДС/ХСС, писал: «…Мало изменяется также и душа Европы, которая официально штампуется в духе германского кредо и которая встречается в виде вариаций и у праворадикальных идеологов, уже давно выражающих желание выступать за объединенную Европу и стремящихся увидеть в национальных контингентах этой Европы оружие СС».

Американская и западноевропейская реакции не только одобряют воинственные выступления, но и сделали все возможное для ускоренной ремилитаризации Западной Германии. Особая опасность этого процесса для мира в Европе отмечалась на совещании Политического консультативного комитета стран Варшавского Договора 1980 г.

Прошедшие десятилетия мало что изменили в позиции геополитиков ФРГ. Клейст писал, что Германия «не случайно является центром Европы. Она занимает не только в количественном отношении второе место среди европейских народов. Она показала себя как сильнейший народ в Европе». (Подчеркнуто нами.— В. 3., М. Ф.). Те же «аргументы» мы находим и в сегодняшних заявлениях реакционеров ФРГ. Жизненные силы немецкой нации, пишет Ф. Вайдлих, проявляющиеся в национальном характере, переносятся из поколения в поколение, и, таким образом, «предопределяют превосходство и ценность» нации.

В соответствии с этой концепцией современные расисты из ФРГ противопоставляют немецкого рабочего рабочим других стран, утверждая, что только немцу присущи трудолюбие, ответственность, последовательность, точность, систематичность, аккуратность и принципиальный подход во всем. Благодаря этим качествам они, мол, «предназначены управлять остальными рабочими и всеми народами».

Новое здесь заключается, пожалуй, лишь в усиленных геополитических спекуляциях на экономических успехах ФРГ. Давняя концепция «Германия превыше всего» трактуется в том смысле, что ФРГ как «самая сильная экономическая держава Западной Европы» является-де «моделью для всех остальных стран».

Необходимо отметить также, что претензии на «особую роль» западногерманского империализма в европейском сообществе неразрывно связаны с конкуренцией за главенство в этом блоке с США. Определяя клеветнически-антисоветскую линию так называемой «безопасности Европы», один из современных политологов ФРГ писал: «Требования политической безопасности заключаются: 1. В передаче большей части договорного бремени (речь идет о НАТО.— В. 3., М. Ф.) западноевропейским державам. 2. Создание собственного, западноевропейского ядерного вооружения, которое было бы способно заменить в Европе американский форвард «системы — Б» (FBS) — «направленный вперед ядерный потенциал» в смысле достоверного отпугивания». Отсюда ясно видно, что та назойливость и упорство, с которыми идеологи западногерманского империализма твердят об «особой роли» и «особой миссии» ФРГ в спасении Европы от коммунизма, обусловлены их стремлением навязать свою волю и свои планы всем странам — участницам агрессивного Североатлантического пакта.

Чтобы сделать в их глазах более убедительной геополитическую версию об «особой миссии» Германии, «отведенной ей самой судьбой», идеологи германского империализма намеренно раздувают другую версию геополитического характера, версию о том, что якобы Запад и Восток и географически, и исторически разделены непреодолимой пропастью и являются непримиримо враждебными по отношению друг к другу, что они в корне отличаются друг от друга по крови, по обычаям и традициям, что их современная вражда, основанная на различии их социально-политических систем, проистекает якобы из исторического антагонизма в прошлых столетиях. При этом сами понятия «Восток» и «Запад» преподносятся читателям не как понятия географические, а как понятия метафизические. Эти понятия онтологизируются и гипостазируются как исконно враждебные антиподы — носители противоположных начал. Западу приписываются все добродетели: гуманность, культура, интеллект, Востоку — варварство, жестокость, вандализм. На поприще такого рода философских и исторических «изысканий», а точнее говоря, примитивных по своей сути спекуляций особенно «прославился» реакционный философ и писатель ФРГ — неоницшеанец Эрнст Юнгер. Развернутая интерпретация старого мифа «Восток — Запад» была дана Юнгером в романе «Гордиев узел». Приспосабливаясь к новой исторической обстановке, матерый националист и шовинист Юнгер, давно пропагандировавший установление мирового тоталитарного государства немецкой расы, теперь выступает перед чита телем в качестве убежденного космополита, защитника «абендланда», против «восточного варварства», пропагандистом «всемирного государства» под эгидой «Запада». В романе Юнгер, как всегда, придает реальным противоречиям сегодняшнего мира метафизический, вневременной характер.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *