РЕВАНШИСТСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ФРГ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Тот факт, что несмотря на страшное поражение гитлеровской Германии во второй мировой войне и несмотря на огромные бедствия, выпавшие на долю немецкого народа, значительная часть которого слепо доверилась кровавому маньяку Гитлеру, идея реванша все же находит почву в Западной Германии, отнюдь не является случайным. Дело в том, что реваншизм исторически сложился и стал неотъемлемой частью всей идеологии германского империализма. Это и есть то, что придает черты известного своеобразия идеологии западногерманского империализма в сопоставлении с идеологиями других крупных империалистических держав, хотя качественного различия между ними пе существует, поскольку все они имеют одну и ту же социально-экономическую базу. Реваншизм лишь усугубляет основные пороки империалистической идеологии и делает ее более опасной для мира, для будущего всего человечества.

Необходимо при этом иметь в виду, что идея реванша и идеология реваншизма это далеко не одно и то же.

Идея реванша неоднократно в истории государств возникала как логический результат проигранной войны, связанной с невыгодными и нередко кабальными условиями мирного договора. Большинство европейских наций в различные периоды истории прибегали к идее реванша для того, чтобы изменить в свою пользу неблагоприятные последствия проигранной войны. Но ни у одной из них, кроме германской, идея реванша не приобрела длительный и устойчивый характер, не стала составной частью общего мировоззрения господствующего класса. У большинства наций идея реванша возникала, как реакция на проигранную войну, и всякий раз исчезала в результате устранения неблагоприятных последствий этой войны военными или мирными политическими средствами. Лишь у германских империалистов идея реванша, как стимул к подготовке и развязыванию войн, приобрела характер устойчивой идеологии, стала важнейшей составной частью их политического мировоззрения. Причина этого явления заключается в том, что войны, которые планировали, развязывали и вели германские империалисты, никогда не ограничивались решением каких-то определенных частных политических задач, связанных с урегулированием тех или иных территориальных или экономических споров, а носили по своему существу характер, враждебный коренным устоям национального существования других народов. Определенные территориальные, национальные, экономические и прочие притязания германских империалистов всегда лишь являлись своеобразной прелюдией к далеко идущим агрессивным планам и в конечном итоге сводились к глобальной цели завоевания мирового господства, что особенно убедительно проявилось во второй мировой войне. Вполне закономерно, что германские империалисты во второй мировой войне открыто поставили себя в положение врагов всего человечества и вызвали такие могучие силы сопротивления, которые сокрушили германский фашизм. Реваншизм потому так прочно вошел в плоть и в кровь немецких милитаристов, что их конечные военные и политические цели всегда были нераздельно связаны с агрессией и посягательством не только на суверенитет, но и на самые устои жизни других народов. История убедительно показала, что государство, связывающее свою судьбу с завоеваниями чужих стран, со стремлением к мировому господству, неизбежно обречено па разгром и крушение своих авантюристических планов. Участь, постигшая германских империалистов в первой и второй мировых войнах, представляет убедительное подтверждение справедливости этого положения.

Нужно обладать истинно тевтонским упрямством и самоуверенностью, чтобы после сокрушительных поражений в двух мировых войнах продолжать мечтать о реванше и готовиться к новой мировой войне, которая поставит под угрозу существование самой западногерманской нации.

Американский публицист, бывший генерал армии США Хью Хестер справедливо отмечает в этой связи: «Никогда в истории германский генеральный штаб не планировал обороны Германии. Он занимался лишь агрессивными войнами. Для его членов договоры и соглашения — всего лишь клочки бумаги, а война — самая благородная профессия».

Другая причина превращения идеи реванша в устойчивую идеологию реваншизма состоит в том, что германский империализм рассматривал проблему завоевания мирового господства или по крайней мере обеспечения Германии первенствующей роли в мировой политике не как единовременную военную акцию, а как многоэтапный процесс ведения разрушительных войн с целью изнурения, истощения и обескровливания своих противников. Именно поэтому германский империализм привык рассматривать любое, даже самое сокрушительное поражение, не более как досадную осечку или неудачу, составляющую логическую, хотя и нежелательную ступень в общем плане завоевания мирового господства.

«Германский генеральный штаб,— пишет американский писатель Альберт Кан,— всегда рассматривал военное поражение как преходящую фазу войны. Война продолжается. Стратегия сражений уступает место подпольной заговорщической деятельности, артиллерия заменяется пропагандой, шпионаж военного времени превращается в послевоенную политику интриг, террора, убийств и тайной подготовки нового военного нападения».

Один из фашистских экспертов по Востоку, фюрер «Союза германского Востока» Теодор Оберлендер, занимавшийся еще до прихода нацистов к власти созданием и политическим руководством пятой колонны Гитлера в Польше и других соседних странах, в августе 1948 г., т. е. до юридического оформления ФРГ, опубликовал план под заголовком «К ведению психологической войны», в котором, в частности, писал: «Если большевизм должен быть преодолен, то силы, объединенные для борьбы с ним, должны использовать программу политического ведения войны до начала вооруженного столкновения». В этой концепции перманентной войны за мировое господство ничего не изменилось и сегодня. В редакционной статье «Дойче национал-цайтунг» от 28 марта 1980 г. говорится: «Борьба за Германию не закончилась 35 лет тому назад капитуляцией Германии. Она лишь вступила в новую стадию».

Не случайно, что именно идеологи германского империализма и милитаризма впервые попытались подвести своего рода теоретическую базу под свою реваншистскую политику. Они стремились приучить немецкий народ к мысли о том, что поражение в войне служит своего рода залогом победы в будущей войне. В самом факте поражения идеологи германского империализма выискивают причины и стимулы для подготовки к грядущему реваншу.

Для понимания реваншистского кредо милитаристских кругов ФРГ чрезвычайно показательным является меморандум гитлеровского генерала Отто фон Штюльпнигеля, сочиненный им еще в годы войны, но на той ее стадии, когда уже явственно обозначилась неизбежность поражения гитлеровского рейха. В этом меморандуме говорилось, в частности, следующее:

«Какое может иметь для нас значение временное поражение, если благодаря людским и материальным потерям, которые мы причинили противникам и соседним странам, нам удалось достигнуть большей степени превосходства в области экономики и численности населения, чем до 1939 года? Завоевание мира потребует многих стадий, но важно, чтобы к концу каждой стадии мы обладали большим экономическим и промышленным потенциалом, чем наши противники. Накопляемые нами военные трофеи, ослабление людских ресурсов в двух поколениях и уничтожение промышленности наших соседей плюс то, что нам останется сохранить из собственных ресурсов, даст нам лучшие шансы на победу через двадцатилетний период, ибо именно столько времени потребуется России, чтобы восстановить те разрушения, которые мы ей причинили».

В этом меморандуме с циничной откровенностью излагаются принципиальные основы германского реваншизма. Особенно же выпукло проведена мысль о том, что завоевание мирового господства является не единовременным актом, не результатом одной войны, по представляет из себя целую серию кровопролитных войн, направленных к одной и той же цели. Эту же мысль высказывает один из видных военных идеологов ФРГ бывший гитлеровский генерал Мантейфель. «Нельзя втыкать штык в землю,— писал он,— пока над противником не будет достигнута окончательная победа, нельзя останавливаться на половине дороги, потому что современная история развивается семимильными шагами».

Самое примечательное в этих высказываниях состоит втом, что они имели место как в период, когда война еще не окончилась, так и через несколько лет после ее катастрофического окончания для гитлеровской Германии. Данное обстоятельство свидетельствует о маниакальной приверженности к реваншизму, о большой устойчивости идеологии реваншизма, свидетельствует о том, что эта идеология содержит в себе постоянную потенциальную угрозу войны и является совершенно несовместимой с миром и безопасностью народов. И речь идет не об отдельных высказываниях.

Последовательным продолжением реваншизма германского империализма после второй мировой войны стала политика ХДС/ХСС, находившихся бессменно у кормила правления ФРГ в течение 1949—1969 гг. и рвущихся опять к власти. В указанный период реваншизм, тесно связанный с агрессивным антикоммунизмом, стал своего рода официальной государственной политикой ФРГ. В течение многих лет он влиял и влияет на всю общественную жизнь страны и выступает особой формой враждебности разрядки и мира. Духом реваншизма пропитана также политика ХДС/ХСС в отношении ГДР и других стран социализма. Это проявляется особенно сильно в претензии «па единое представительство в международно-правовых отношениях и в претензии на «восстановление германских границ 1937 года». Реаншистская демагогия ХДС/ХСС постоянно направлена па злоупотребление чувствами родины «переселенцев» и «беженцев». Им постоянно внушается, что только политика ХДС/ХСС сможет «обеспечить беженцам» возможность «возвращения на родину».

Опасная и чреватая последствиями политика реваншизма ХДС/ХСС в период их господства прежде всего получила свое выражение в ремилитаризации и в восстановлении вооружений, а также в стремлении.

К овладению атомным оружием для того, чтобы осуществить свои реваншистские цели насильственным путем. В этот же период были созданы два особых министерства, задачей которых является координация и финансирование реваншистских союзов и организаций: федеральное министерство для изгнанников, беженцев и инвалидов войны и федеральное министерство по общегерманским вопросам. Их главное назначение— препятствовать нормализации отношений между ФРГ и ГДР, а также отношений с другими социалистическими странами.

Активная деятельность в качестве главы «министерства изгнанников» Т. Оберлендера (1956-1960 гг.), выражавшая общую политическую направленность правительства ХДС/ХСС, привела к созданию целой системы так называемого «Восточногерманского шефства». Земельные правительства, управления городов и округов брали на себя шефские обязанности по отношению к различным «землячествам» переселенцев и их «подразделениям на родине». Цель этого «шефства» состояла в том, чтобы всесторонне поощрять реваншистские организации в их деятельности, направленной на ревизию существующих границ, и усиливать их влияние на население ФРГ в реваншистском духе. Во время эры Аденауэра — Оберлендера также получили возможность влиять на политическое воспитание граждан, особенно молодежи, так называемые «Земляческие сообщества труда». Проведенная в 1956 г. конференция земельных министров по делам культов приняла решение о «немецком краеведении», открывшее реваншистским союзам и их функционерам — в своем большинстве бывшим нацистам — «свободный путь для реваншистского влияния на молодое поколение».

Открыто провокационный характер носил принятый в то время «федеральный закон об изгнанниках», в соответствии с которым «статус об изгнанниках» распространялся на супруга «изгнанника» и его детей. В соответствии с параграфом 96 этого закона федерация, земли и общины были обязаны всемерно поощрить, в том числе и в финансовом отношении, реваншистскую политику «организаций изганников» и прежде всего их «восточногерманскую культурную деятельность». Эти решения и закон остаются в силе и сегодня.

Особое поощрение получают реваншистские организации и группы в землях, управляемых ХДС и в первую очередь в Баварии, где всеми делами заправляет ХСС. Так, правительство Шлезвиг-Гольштейна, осуществляющее шефство над «Землячеством Померании» и «Мекленбурга», правительство Баварии, опекающее «Судет-немецкую народную группу», расходуют ежегодно миллионы марок на поощрение различных организаций «землячеств». Общее число «военных союзов», «землячеств изгнанных» и других реваншистских организаций на территории ФРГ и за ее пределами составляет 1300.

В их число входят и центры «теоретической» разработки реваншизма: «Восточная академия» в Люнебурге, «Геттингенский рабочий кружок», «Исследовательский институт Гердера» в Марбурге, «Каролинская коллегия» в Мюнхене и ряд других. В этих институтах вырабатывается «научное» обоснование как ревизии итогов второй мировой войны, так и массовой реваншистской агитации. Для обеспечения активной деятельности различных реваншистских организаций и поддержки их акций федеральное правительство социал-демократов и свободных демократов на 1976 год ассигновало около 400 млн. марок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *