РАКЕТНО-ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ И ПРОБЛЕМЫ ПОСЛЕДСТВИЙ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ВОЙНЕ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Не подлежит никакому сомнению, что производительным силам общества будет причинен мировой ракетно-ядерной войной колоссальный, ни с чем в истории не сравнимый ущерб, однако их полное уничтожение отнюдь не является единственной альтернативой.

Следующей за производительными силами сферой, которая подвергнется прямому воздействию ядерных ударов, равно как и воздействию других средств массового уничтожения, является социальная структура общества, связывающая его в единый функционирующий и развивающийся организм на базе тех или иных исходных принципов (общественной или частной формы собственности па орудия и средства производства). В отличие от производительных сил, проявляющих одинаковую чувствительность на прямое воздействие оружия массового уничтожения, социальная структура общества может оказаться более или менее прочной в зависимости от степени ее общей стабильности и устойчивости, в зависимости от того, какую ступеньку прогресса она занимает в рамках поступательного развития общества.

В этом отношении социальная структура социалистического общества имеет гораздо больший запас прочности и гораздо более приспособлена противостоять всякого рода внешним потрясениям, нежели лишенная внутренней устойчивости капиталистическая система. В этой связи Л. И. Брежнев отмечал: «Конечно, у империалистов, как и у нас, есть ракеты. У них, как и у нас, немало природных богатств. У них тоже есть талантливые ученые, инженеры, деятели культуры. Но у них нет и не может быть единого общества».

Весьма серьезную озабоченность по поводу способности капиталистической системы противостоять испытанию ядерной войны высказывает Г. Киссинджер. «Последствия термоядерной катастрофы,— пишет он,— нельзя измерять лишь потерей материальных ценностей. Какое психологическое воздействие на население страны оказало бы, например, исчезновение с лица земли 25 из наших крупнейших городов, никто не в силах предположить. Поскольку в этих центрах может оказаться большинство технических и других специалистов — инженеров, врачей, юристов,— общество мгновенно потеряет весь свой запас знаний и профессиональных навыков…

Поэтому термоядерное нападение будет, вероятно, настоящим символом суетности всех человеческих устремлений. Оно может в корне расшатать веру народа в экономическую мощь страны, в ее правительство и в те идеи, которыми руководствовалась нация».

Далее Киссинджер раскрывает смысл того, что он понимает конкретно под сотрясением социальной структуры общества в результате ядерных ударов. «Всякое общество,— пишет он,— функционирует благодаря вере его членов в упрядоченную смену событий, либо естественных, либо социальных. Катастрофа же является нарушением упорядоченных представлений… Большинство стихийных бедствий преодолимо, так как они затрагивают лишь сравнительно небольшой географический район или весьма ограниченную часть населения. В этом случае остальная часть населения приходит па помощь пострадавшим и восстанавливает нормальное положение. Всякие подобные действия, разумеется, усиливают сплоченность общества, становясь символом его жизнеспособности. Суть же катастрофы, вызванной всеобщей термоядерной войной, состоит в том, что расстройства, которые она порождает, приобретают исключительно глубокий характер, так что возврат к знакомым отношениям делается по существу невозможным. Когда все отношения или даже большая часть их подвергается изменениям, общество претерпевает коренную метаморфозу».

Многое из того, что высказывает Киссинджер, справедливо по отношению к любому обществу, представляющему собой исторически сложившуюся организацию его индивидов на базе определенного типа производственных отношений.

Однако он сознательно абстрагируется от такого важного, может быть, решающего элемента социальной стабильности, как сам тип производственных отношений, определяющий внутреннюю устойчивость всего общественного организма. Общество, которое в силу присущих ему внутренних противоречий объективно-исторически обречено на гибель, естественно окажется более уязвимым и менее жизнеустойчивым перед лицом испытаний термоядерной войны, чем общество монолитное в своей экономической, социальной и политической основе. И в этом смысле одни и те же внешние потрясения, вызванные тяжелейшими испытаниями ядерной войны, могут иметь совершенно различные последствия для капиталистического и социалистического общества.

И здесь Киссинджер, может быть, сам того не подозревая, оказывается безошибочным прорицателем, предсказывая обществу США «коренную метаморфозу».

В силу присущих ей свойств и закономерностей, включая такие важные моменты, как централизованность и планомерность, социалистическая система хозяйства располагает гораздо большими потенциями, чем капиталистическая, в отношении решения главной проблемы преодоления последствий ракетно-ядерной войны — регенерации производительных сил. Разумеется, такого рода соображения никогда не служили и не могут служить для коммунистов аргументом в пользу желательности или даже допустимости ракетно-ядерной войны как способа разрешения исторического противоборства двух мировых систем. Наоборот, именно коммунисты всего мира и в их авангарде КПСС выступают как самая последовательная сила в борьбе за предотвращение мировой военной катастрофы.

В своей речи на XVIII съезде ВЛКСМ Л. И. Брежнев со всей определенностью и недвусмысленностью заявил: «…Мы против применения ядерного оружия; только чрезвычайные обстоятельства, агрессия против нашей страны или ее союзников со стороны другой ядерной державы могут вынудить нас прибегнуть к этому крайнему средству самозащиты. Советский Союз делает и будет делать все, чтобы не допустить возникновения атомной войны, чтобы народы не становились жертвами атомных ударов — ни первого, ни последующих. Это — наша твердая линия, и мы будем в соответствии с ней действовать».

Эта решимость советских коммунистов сделать все возможное и необходимое для предотвращения ядерной катастрофы с новой силой прозвучала с трибуны XXVI съезда КПСС. «Стержневым направлением внешнеполитической деятельности партии и государства,— прямо и тзердо заявил на съезде Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев,— была и остается борьба за ослабление угрозы войны, обуздание гонки вооружений…

Отстоять мир — нет сейчас более важной задачи в международном плане для нашей партии, нашего народа, да и для всех народов планеты.

Отстаивая мир, мы работаем не только для ныне живущих людей, не только для наших детей и внуков; мы работаем для счастья десятков будущих поколений».

Одним из самых чувствительных и уязвимых объектов разрушающего действия термоядерной войны является сфера духовной культуры человечества, воплощенная в конкретных памятниках и документах, принадлежащих историческому прошлому всех народов земного шара, на века запечатленных в живописи, скульптуре, архитектуре, музыке, литературе, науке и т. д. Разрушения, опустошения, которые термоядерная катастрофа может причинить в данной области, могут оказаться необратимыми и невосполнимыми.

Историческая судьба знаменитой александрийской библиотеки или галикарнасского маяка может дать лишь слабое представление о той судьбе, которая уготована величайшим шедеврам человеческой культуры в случае, если бы ядерная война оказалась неизбежной.

Но все же самым чувствительным и уязвимым объектом такой войны окажется сам человек как индивид, как биологическая особь.

Своеобразным парадоксом всей человеческой истории является то, что перед лицом неуклонного прогресса средств уничтожения, начиная с самых древнейших времен до настоящего времени, телесная структура индивида не претерпела изменений и не приобрела никаких защитных свойств под воздействием естественной эволюции.

Законы биологической эволюции «без боя» «капитулировали» перед законами социальной эволюции, и человек оказался вынужденным искать средства защиты от изобретаемого и производимого им же самим оружия путем создания различных искусственных средств, которые также проделали колоссальную эволюцию от земляных насыпей и металлических кольчуг до противоатомных бетонированных бункеров.

Современная система защиты от ракетно-ядерных ударов, включающая в себя новейшие технические средства наблюдения, оповещения и перехвата, достигла поистине фантастической степени совершенства. И тем не менее она не является абсолютной и не дает полной гарантии безопасности. С учетом возможностей использования космического пространства в военных целях, можно предполагать, что исторический спор между «щитом и мечом», между оружием нападения и оружием защиты в перспективе, по-видимому, все же будет склоняться в пользу оружия нападения. Одна ядерная бомба или боеголовка может уничтожить в десятки раз больше людей, чем тысячи тяжелых бомбардировщиков в период второй мировой войны.

В свете этих перспектив человеческий индивид был, есть и будет оставаться самым уязвимым объектом воздействия смертоносного оружия.

Однако термоядерная война несет в себе не только угрозу массового физического истребления человеческих индивидов, целых наций и народов. Она угрожает также тяжелыми генетическими последствиями, связанными с воздействием атомной радиации на человеческую зародышевшую плазму и чреватыми опасностью вырождения человека как homo sapiens.

«В дополнение к тому решительному влиянию на социальную структуру и материальное благосостояние воюющих стран,— пишет Г. Киссинджер,— которое окажет на них всеобщая война с применением современного ядерного оружия, она, вероятно, вызовет такие генетические последствия, которые приведут к деградации все человечество».

На серьезность подобной опасности указывает и такой заслуживающий внимания авторитет, как известный борец за мир Лайнус Полинг. «Существует реальная возможность того,— утверждает он,— что ядерная война настолько изменит общую массу человеческой зародышевой плазмы, что человек, как известный нам вид, не сохранится». Снова возвращаясь к этому вопросу, он заявляет, что «в результате атомной войны будет нанесен такой ущерб человеческой зародышевой плазме, что наши потомки вряд ли будут похожи на людей».

Английский биолог Гордон Тейлор в своей книге под интригующим заголовком «Биологическая бомба времени» видит единственную возможность спасения рода человеческого от последствий атомной радиации в тотальном протезировании (замещении) всех внутренних органов человека: почек, печени, легких, сердца вплоть до головного мозга искусственными органами.

В докладе Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, представленном XX сессии Генеральной Ассамблеи в октябре 1967 года, в составлении которого принимали участие 12 виднейших экспертов, в том числе советский академик В. С. Емельянов, относительно данной проблемы говорится следующее: «Если когда-либо разразится ядерная война широких масштабов, длительные последствия радиации, которая распространится на весь мир, окажутся катастрофическими для человечества, как с медицинской, так и с генетической точки зрения».

На опасные последствия применения ядерного оружия, с точки зрения продолжительности его гибельного воздействия на биологическую структуру человека, указывает видный английский ученый, специалист в области радиационной биологии Джозеф Ротблат: «Всеобщая гибель—мгновенная только для меньшинства, для большинства же — медленная пытка болезни и распада. Меры, предлагаемые для обеспечения гражданской обороны, приведут лишь к увеличению числа умирающих медленно и болезненно. Мало кто знает, что в Хиросиме за пять лет после взрыва бомбы умерло втрое больше людей, чем при взрыве. Они погибли от совокупного воздействия ожогов, травм и радиации».

Число подобного рода авторитетных суждений по поводу возможности катастрофических генетических последствий ракетно-ядерной войны для человечества можно было бы продолжить.

Эти суждения, при всей их возможной гипотетичности, все же заставляют думать, что вырождение человеческого рода под интенсивным и длительным воздействием атомной радиации —это не фантазия, а реальная опасность, угрожающая человечеству. Это то «печальное приданое», которое термоядерная война обещает оставить уцелевшим остаткам человечества. Но надо иметь в виду, что атомная радиация — это не единственная опасность, угрожающая существованию рода человеческого. В процессе безудержной гонки вооружений «на подходе» находятся и многие другие страшные средства массового уничтожения людей: лучевое (лазерное), психотропное, геофизическое оружие, новые отравляющие вещества и т. д.

«Уровень современной науки и техники таков,— говорит Л. И. Брежнев,— что возникает серьезная опасность создания еще более страшного оружия, чем даже ядерное. Разум и совесть человечества диктуют необходимость поставить неодолимую преграду на пути появления такого оружия».

Возвращаясь к этой проблеме в своем послании участникам сессии Всемирного Совета Мира, Л. И. Брежнев писал: «По-видимому, не ошибусь, если скажу: мир и прогресс человечества сегодня в большей, чем когда-либо прежде, степени зависят от того, удастся ли прервать смертоносную спираль постоянного взвинчивания производства вооружений».

Анализ и прогнозирование последствий ракетно-ядерной войны — это далеко не риторическая проблема. Знание, учет, предвидение этих последствий представляет собой необходимую предпосылку для осознания ответственности государственных деятелей за дальнейшую судьбу человечества и важное средство мобилизации всех миролюбивых сил на борьбу за предотвращение ракетно-ядерной катастрофы.

«Ясное понимание советским руководством того, что означала бы для человечества война в современных условиях,— отметил член Политбюро ЦК КПСС, министр обороны СССР Д. Ф. Устинов,— предопределяет активную позицию СССР. Сейчас нет разумной альтернативы мирному сосуществованию».

Ведь даже самые «оптимистические» варианты прогнозирования последствий ракетно-ядерной войны, исходящие из того, что такая война будет стоить человечеству несколько десятков или сотен миллионов человеческих жизней, не могут не заставить любого человека с нормальной психикой содрогнуться от ужаса такой перспективы, не говоря уже о практической непредсказуемости генетических последствий.

Поэтому, чем больше людей, и в первую очередь людей, имеющих отношение к политике государств, будет лишено каких-либо иллюзий относительно последствий ракетно-ядерной войны, тем больше будет реальных шансов на возможность ее предотвращения.

Огромное мобилизующее значение разъяснения губительных последствий новой мировой войны подчеркивает выдающийся борец за мир Л. И. Брежнев. В ответ на обращение американских ученых в марте 1980 г. Леонид Ильич Брежнев писал: «Американские ученые могут внести весомый вклад в разъяснение губительных последствий для человечества ядерного конфликта между США и СССР, который неминуемо принял бы глобальный характер. Такое разъяснение будет способствовать укреплению воли и повышению активности тех, кто выступает за прекращение гонки вооружений, за поддержание между всеми странами, в том числе, разумеется, и между США и СССР, нормальных отношений».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *