Военная доктрина США и ее эволюция

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Эту точку зрения разделяют и многие другие буржуазные исследователи проблем войны и мира. Ни кто иной, как бывший министр обороны ФРГ Лебер, заявляет: «Положение о том, что война является продолжением политики иными средствами, не имеет смысла для высокоиндустриального общества и высоковооруженного мира, в котором мы живем».

Известный военный идеолог НАТО Фердинанд Микше с присущей ему безапелляционностью суждений утверждает: «Сейчас война не является более продолжением политики иными средствами, поскольку война означала бы конец всякой политики». И, наконец, все точки над «i» в этом вопросе ставит западногерманский военный публицист В. Равен: «Политика прекращается тогда, когда война начинается».

При этом характерно, что, охотно констатируя наличие «тупика» и «пата», обусловленного равновесием ядерных сил СССР и США и, дедуцируя отсюда тезис о том, будто война больше не является продолжением политики, никто из буржуазных теоретиков и политологов не хочет признать, что тот феномен состояния международных отношений, который они обозначают как «ядерный тупик» и «военный пат», есть прямой результат банкротства агрессивной внешней политики империализма.

В последние годы утверждение о том, что война перестала быть средством политики, нередко можно встретить и на страницах литературы социалистических стран. Однако проблема соотношения войны и политики в эпоху существования ракетно-ядерного оружия является слишком сложной для того, чтобы провозглашать и принимать за истину данное утверждение без надлежащей конкретизации.

Положение о том, что ракетно-ядерная война перестала быть продолжением политики, можно условно признать в том смысле, что посредством ее невозможно разрешить проблемы и противоречия современного мира, разделенного на две системы. В современном мире нет ни одной такой спорной проблемы, которая бы оправдывала применение ракетно-ядерного оружия. Но это вовсе не означает, что война изменила свою социально-экономическую и политическую природу. Это никоим образом не означает, что в своей сущности война перестала быть продолжением и орудием политики. Те факторы и предпосылки, которые обусловливают существование реальной угрозы термоядерной войны, имеют социально-экономическую и политическую основу. Современное общество представляет собой сложную дифференцированную структуру классов, социальных групп, наций и государств со своими конкретными социально-политическими целями и интересами. На базе столкновения этих целей и интересов возникают антагонистические и неантагонистические социальные противоречия. Вся совокупность противоречий современного общества в целом резюмируется в главном антагонистическом противоречии современной эпохи — противоречии между системой социализма и системой капитализма. Каждая из них, базируясь на более или менее однородной социально-экономической структуре, проводит политику, вытекающую из внутренних закономерностей своего развития и отвечающую стремлению обеспечить благоприятные внешние условия своего существования.

Основная тенденция внешней политики социалистической системы, вытекающая из ее социальной природы, направлена на защиту исторических завоеваний социализма, а также поддержку исторически закономерного и необходимого процесса социально-политического и национального раскрепощения народов, находящихся вне сферы социалистической системы, на оказание им всемерной материальной и моральной поддержки в их справедливой борьбе против внешних угнетателей. Интересы стран социалистической системы и народов, борющихся за социальный прогресс и национальное освобождение внутри капиталистической системы, лежат в плоскости общей закономерности мирового исторического развития и совпадают в самом главном — в стремлении установить справедливый общественный строй без классового и национального гнета, без эксплуатации, без войн и агрессии.

Основная тенденция внешней политики империалистических держав во главе с США, составляющих ядро всей системы мирового капитализма, напротив, всецело направлена на разгром и подавление народов, борющихся за право на свою национальную государственность и политическую независимость. При этом империалистические державы не упускают случаев и возможностей «проверить прочность» социалистической системы, осуществляя в отношении ее целенаправленную политику идеологических диверсий, дискриминации, шантажа и угроз. В таких условиях каждая линия столкновения и пересечения взаимных противоположных интересов двух систем несет в себе потенциальную опасность перерастания в военный конфликт, в применение вооруженной силы, как крайнего средства реализации политических интересов. И независимо от характера оружия, коим располагают армии обеих систем, любой конфликт, любая война между ними явилась бы прямым продолжением их политики.

В свою очередь факт невозможности разрешения спорных политических проблем посредством мировой термоядерной войны, негативные последствия которой являются несоизмеримыми с ее позитивными результатами для любой из воюющих сторон, является выражением тенденции к самоотрицанию войны. Если и в прошлые эпохи человеческой истории война далеко не всегда являлась единственно возможным способом разрешения спорных политических проблем, то в современную эпоху, когда мировая война стала единственной альтернативой мирному сосуществованию, метод мирного урегулирования должен стать доминирующим фактором международных отношений. Тенденция к самоотрицанию войны как способа разрешения спорных политических проблем — это объективная необходимость исторического развития общества. Она является результатом появления таких средств разрушения и уничтожения, которые способны в случае войны причинить колоссальный ущерб производительным силам, оказать неподдающееся предвидению отрицательное влияние на биологическую природу человека. Еще сравнительно недавно такая угроза могла бы показаться фантастической. Сейчас она является реальной.

«Пора усвоить, как дважды два — четыре,— отмечает в этой связи советский исследователь, академик АН Эстонской ССР Г. Наан,— что всякая мысль о возможности разрешения споров путем войны — это кошмарный анахронизм, дикий пережиток доатомной эпохи».

Проблема самоотрицания войны как способа разрешения социально-политических проблем современного общества — это сложная и во многом дискуссионная проблема. Однако она имеет ряд теоретических аспектов в плане исследования зависимости феномена войны вообще от материальной основы человеческого общества под углом зрения диалектико-материалистического понимания истории. Как социально-исторический феномен война является опосредованным следствием развития производительных сил общества, обусловивших все кардинальные социальные сдвиги в период становления цивилизации: появление прибавочного продукта, возникновение частной собственности на орудия и средства производства и, наконец, разделение общества на антагонистические классы, появление государства и его неотъемлемого элемента — вооруженных сил как орудия осуществления внутренней и внешней политики господствующих классов.

В развитом классово-антагонистическом обществе война как продолжение и инструмент политики двигалась и модифицировалась, с точки зрения способа своего ведения, в прямой зависимости от прогресса производительных сил общества. Военная техника всегда в истории выступала как своеобразное зеркало и мерило уровня развития производительных сил, находясь с ними в весьма сложных диалектически противоречивых взаимоотношениях. В определенном смысле военная техника—это производительная сила с отрицательным знаком. Являясь продуктом производительных сил общества, военная техника в то же время всегда служила средством их разрушения в войнах, в которых она применялась. Эта ее негативная историческая роль вытекала и вытекает из антагонизма социальной структуры того общества, которое порождает войны. В ходе исторического развития каждая ступень в прогрессе производительных сил, связанная с использованием новых источников энергии и применением более совершенных орудий труда, сопровождалась изобретением и производством все более разрушительных средств ведения войны. Существует прямая зависимость между прогрессом военной техники, с одной стороны, и разрушительным характером войны — с другой.

Возникновение ракетно-ядерного оружия явилось кульминационным пунктом в развитии техники уничтожения.

Его возникновение и явилось тем поворотным пунктом в эволюции военной техники, когда само оружие вступило в неразрешимый конфликт с конечными результатами его боевого применения. С помощью современного оружия массового уничтожения стало практически невозможно, разрешать те или иные локальные или глобальные политические проблемы вследствие несоизмеримости позитивных результатов и негативных последствий применения данного оружия. В этом отношении теряет всякий смысл и становится абсурдной сама идея достижения военного превосходства над потенциальным противником путем дальнейшего раскручивания спирали гонки вооружений.

Говоря об абсурдности самого понятия «военного превосходства» в условиях реально существующих арсеналов оружия массового уничтожения, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев отмечает: «Мы знаем… что само это понятие теряет смысл при наличии нынешних огромных арсеналов уже накопленного ядерного оружия и средств его доставки.

Советский Союз решительно против «равновесия страха». Мы за равновесие доверия. Именно поэтому мы так настойчиво предлагаем углублять разрядку, повышать уровень и обогащать содержание международного сотрудничества, настойчиво искать эффективный путь сначала к прекращению гонки вооружений, а затем и к разоружению».

Пацифистские декларации на протяжении многих столетий не могли сколько-нибудь серьезно воспрепятствовать разрушительному шествию войны через историю государств и народов. Сейчас же мы наблюдаем такое положение, когда производительные силы в своем опосредованном действии через сферу социальных отношений, сделав возможным ведение войн с применением оружия на заре цивилизации, самой внутренней логикой своего развития начинают отрицать их как способ разрешения политических противоречий между государствами. То оружие, которое делает войну непригодной для осуществления политических целей, возникло на базе достигнутого уровня развития производительных сил. И если оружие разрушения всегда в истории, выражаясь языком математики, относилось к производительным силам как отрицательная величина к положительной, то в своем современном издании оно способно привести к полному уничтожению производительных сил общества вообще. Бурный прогресс техники уничтожения в современную эпоху приводит к такому парадоксальному положению, что в конце концов война может стать технически невозможной. «Существует «естественный» предел для развития сверхкрупных систем оружия,— резонно отмечает советский исследователь В. В. Борисов,— безрассудно создавать систему оружия, способную уничтожить земной шар. Но вопрос в том, не приблизилась ли уже сейчас военная техника к такому уровню развития, когда бессмысленно двигать ее дальше даже по военным соображениям, не говоря уже о соображениях политического и экономического характера».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *