ОСТРАЯ ГРАНЬ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Почему мне вспомнился роман Киплинга «Ким»? Ассоциация? И кажется, довольно простая.

Ассоциацию с «певцом» Востока по-колонизаторски, с автором «Маугли» вызывает мой собеседник — англичанин. Мы оба участники симпозиума, проводимого ЮНЕСКО в Ташкенте. Необязательные темы… обмен любезностями двух коллег, оказавшихся в покойных креслах рядом в перерыве между заседаниями в просторной гостиной «Дома знаний». Мой коллега — специалист по искусству Центральной Азии конца прошлого тысячелетия — начала нынешнего, эпохи Кушанского царства. Особенно его интересует буддийское искусство, получившее в этом регионе своеобразную направленность и окраску.

Беседуем о новых материалах, полученных при раскопках буддистских ступ на территории Таджикистана, о реставрации памятника Тюрабек-Ханум в Кызылкумских песках, которым я интересуюсь уже давно.

—    В самом деле? В семейных наших альбомах немало зарисовок мавзолея Тюрабек-Ханум, их сделал мой дед, откликается собеседник.

—    Ученый? Нет, ученым его не назовешь, хотя Восток знал неплохо. Он торговал с Востоком. — Собеседник мой избрал лирический аспект воспоминаний о своем предке. — Любил он Восток и знал. Не скрою, я поклонник Киплинга, — небрежно сообщил наследник торговца с Востока. («Ах!» — чуть не вырвалось у меня — уловила, значит, Киплинга.) В семье уже третье поколение перелистывает альбомы с зарисовками и фотографиями здешних мест. Изюм в семье и сейчас называют ура-тюбинским, а вина, тут дедушкой еще заведена традиция, в семье предпочитают сладкие. Лучший же виноград для вин этих — среднеазиатский, ура-тюбинский.

Впрочем, московская коллега вряд ли разделит эти абстрактно-ностальгические чувства, усмехается он, и вряд ли о таком городе известно москвичке…

…Москвичке известно об этом городе с детства, московская участница симпозиума родом из Ташкента, Ура-Тюбе же в двухстах километрах отсюда. Да и по специальности мне надлежит быть знакомой с этим городом.

— Время позволяет. До конца перерыва далеко еще, расскажите, каков он, этот город? Сейчас. В Черемушки превратился, — не удержался он от злой интонации…

…Холм в долине — по-таджикски «Ура-Тюбе». Так и называется этот город в отрогах Туркестанского хребта. Город с длинной историей — две с половиной тысячи лет, город на перекрестке древних караванных путей, связывавших некогда Среднюю Азию со странами Ближнего и Дальнего Востока. Когда-то над долиной господствовали крепости и замки: развалины одного из них — Каллан-Муг — сохранились и поныне, стоят они в самом центре города, некогда бывшего крепостью. Против древнего Каллаи-Муг на другом холме возвышается вполне современное сооружение — недавно пущенная трикотажная фабрика. На трехсменную работу приезжают из окрестных кишлаков и приходят из города девушки с сорока косичками в ярких шелковых платьях с национальным орнаментом. Сооружения древние и новые стоят рядом и словно рассматривают каждый со своей точки сегодняшнюю жизнь долины.

Каллаи-Муг уже завершил свою историю. Историю фабрики еще предстоит создать.

…Этнографы считают район Ура-Тюбе сокровищницей. Здесь сохранились не только древние ремесла, вышивание, резьба по дереву и металлу. Сохранились черты уклада, обычаев, восходящих к доисламской еще истории, к эпохе, когда жители долины Истравшан были язычниками, огнепоклонниками. В народном искусстве — в узорах резных дверей и арочных колонн, в разрисовке тканей, в настенной живописи — следы истории. Обычные, казалось бы, детские игры дадут интереснейшие сведения и социологу и этнографу. Мальчишки квартала Богат, например, играют в войну… с царем Дарием, причем на том же самом месте, где почти три тысячи лет назад этот персидский царь основал крепость Вога! Шлемы и копья у ребят хоть в музей помещай. Истравшанцев мало затронули миграционные потоки, перемещавшие целые народы за тысячи километров от их исторической колыбели. У жителей ура-тюбинских холмов и долин издавна первейшей доблестью считается приверженность родной земле. Пожалуй, в этом секрет такой сохранности старины.

Древний Ура-Тюбе, разрастаясь вширь, стал в конце концов городом с пятнадцатитысячным населением, ныне в значительной мере состоящим из молодежи. Трикотажная фабрика — самая большая в Таджикистане, одна из крупнейших в Средней Азии — построена, чтобы занять население этого древнего края.

Городская интеллигенция, учителя считают, что приобщаться к истории необходимо, что надо бы привлечь к воспитательной и культурной работе с фабричными ребятами (их вчерашними учениками) наряду с литературой, искусством, спортом и богатые «местные ресурсы».

Одно из богатых источников, питающих фантазию, интеллект, гражданственность, — сознательное освоение связи человека и природы, опыта истории. Такие «резервы», залежи интересного, воспитывающего чувства причастности к истории, обогащающие знаниями, в Ура-Тюбе велики.

История здесь лежит открытым пластом на самой поверхности, а молодые современники почти не затрагивают ее. Пласт знаний, эстетических радостей, красоты, свидетельство народного героизма пока что почти пребывает втуне.

Три тысячи лет назад на этой земле шумели битвы истравшанцев с персидскими завоевателями династии Гистаспов. Как свидетельствует историк походов Александра Македонского, свободолюбивые племена устрашали воинов непобедимого Искандера… Недавно установлено, что руины сооружений, сохранившиеся в окрестностях современного Ура-Тюбе, не что иное, как Бунджикат — центр большой процветавшей области в эпоху средневековья. Об этом городе рассказывает индийский государственный деятель Бобур, повествуют хроники иранских и арабских историков.

В нескольких километрах от центра города расположен средневековый дворец с изумительными росписями на стенах. Среди них капитолийская волчица…

Изучение и сохранение памятников культуры, забота о красоте и благоустройстве города, так же как и знание истории борьбы уратюбинцев с басмачами, имеет отнюдь не абстрактно-исторический смысл.

…Древний Истравшан с развалинами крепостей и замков находится на краю Голодной степи, куда приезжают для знакомства с передовыми методами освоения пустынных земель люди не только со всех концов нашей страны, но и из различных стран мира. Сегодняшний прогресс, новейшая техника, стиль и образ жизни соприкасаются здесь с памятниками древнейших времен. Не просто поражает воображение контраст двух эпох. В этом контрасте заложен величайший смысл, он будит мысль, помогает глубже воспринять все то, что несет в себе наша жизнь, современная эпоха, чем обогащает она жителя древнего Истравшана. Пока что новое предприятие, технически мощное и совершенное, лишь расположено на земле древнего Истравшана. Вычислительные центры и сложнейшие машинные комплексы Голодной степи «соседствуют» с садами и виноградниками селения Ура-Тюбе. Но и «взаимодействуют» с городом…

…Коллега благодарен, за ценную информацию, только, считает он, деликатно умолчала я о маленькой детали. «Конечно, это пустяк для коммуниста», — сказал он с расстановкой и сопроводил вежливой улыбкой (не посетуйте, мол, идеологическая конфронтация). «Пустяк» этот, — подчеркнул он голосом значимость своей позиции, — поголовная атеизация населения. Безбожный курс, или курс на безбожие, что после него остается от культуры? От морали? Насильно отняли религию —насильно лишили и традиции, и национальности, и культуры…»

Здесь мой собеседник сдержал себя, тон его был безупречно корректен, в нем сквозило некое даже сочувствие оппоненту.

Я предпочла этого психологического нюанса не заметить, суть дела интересовала меня гораздо больше.

— Но ведь не вызывает у вас, дорогой коллега, изумление и негодование всем известное положение — падение религиозности в той же Англии, в других странах. Кстати, я, будучи в Англии, познакомилась с ныне покойным Брэдлоу Боннаром, главой организации, объединяющей противников религии, неверующих, атеистов («Всемирный союз свободомыслящих»). Подобных национальных организаций множество в мире, огромное количество и изданий. Мне приходилось их читать. Видные деятели культуры в странах Запада причисляют себя к этому движению, отрицающему религию, в их числе Бертран Рассел, Соммерсет Моэм, Бернард Шоу.

—    Да и сам я скептицизма придерживаюсь. Но Запад — другое дело. Народы России, и русский народ прежде всего, религиозны исконно. Вам ли не знать это из Достоевского, хотя бы из Толстого. Мусульманские же народы тем более не допускают насаждения безбожия.

Мой коллега поглубже втиснулся в кресло, медленно раскурил трубку и поднял на меня глаза. «Ни шагу назад», — прочла я во взоре… Между тем перерыв закончился, руководитель секции, элегантная и моложавая, недавно ставшая академиком Академии наук Узбекистана, подошла к нам с очевидным намерением пригласить в зал.

—    Досточтимый метр, — обратилась она к буддологу.

—    А мы вот спорим! Ведем острую идеологическую дискуссию, — шутливо и с некоторым вызовом доложил «досточтимый метр». — И вовсе я не склонен давать фору моей оппонентке. Если перенесем спор На завтра, она успеет «согласовать» свои речения, пройдет «идеологическую обработку», и пропадет самое ценное в беседе — импровизация. Впрочем, если мой напор создает ей сложности, давайте прекратим, можем подготовиться…

Звучало это несколько жестко, если не грубо, и ученый метр поспешил сгладить впечатление. Он поднялся с кресла еще при появлении дамы-академика, теперь, взяв ее под локоток, заворковал:

—    Вы ведь не посетуете на меня за такую шутку, может быть, неловкость я создаю младшей вашей коллеге: поворот темы возник остроидеологический — о религии и атеизме. Хотите защитить ее от атак идеологического противника? Тогда пойдемте в зал.

—    Да нет же, спорьте, спорьте, раз интересно… — Академик лукаво взглянула на меня. — Это что же, вас исповедуют относительно атеизма?

—    Исповедуют, да еще и подготовиться не дают.

Руководительница секции отправилась проводить заседание без нас, оппонент-собеседник и я остались в совершенно пустом холле.

— Придется речь вам держать, начальство санкционировало,—иронизирует он.

Раз уж речь, так по порядку. Коротенько, этак минут на сорок…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *