ХЛЕБ ДУХОВНЫЙ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Вед.: Нам сегодня предстоит общий труд — труд душевный: надо бы подняться над текучкой и суетой каждодневности. Подумать о предметах высоких, наверное, их можно назвать возвышенными. О том, как освещают нашу жизнь цель, смысл, совесть. И о том, что мешает в нашем духовном «росте. Кто скажет?

Поднимается парень лет двадцати с небольшим.

Слава: Хочу рассказать о таком случае, А потом можно подумать вместе. (Он помолчал минуту, стремясь сосредоточиться.) Меня поставили руководителем группы, которую направили с нашего предприятия для работы в колхозе. Мы работали на уборке. Работали по-всякому, иногда хорошо, а иногда еле-еле. Вот в один такой день шел дождь, девочки сидят, за работу не хотят приниматься. Что делать? Это сейчас размышляю, что да как, а тогда без предисловий. Взял инвентарь и пошел один на поле собирать свеклу. Озлился — сам уберу, если не стыдно девчонкам. Ушел уже довольно далеко, а в запарке и не оглядывался даже. А когда оглянулся (не скоро), вижу, девочки чуть отстали от меня. Все в полном составе работают. В чем тут дело? Наверное, в примере, он влияет лучше слов. На словах призывать может всякий. Делом призывает тот, у кого есть совесть: сам ведь вкалывает, этим он у других совесть пробуждает. Значит, и позицию жизненную пробуждает тоже? Жизненная позиция, если на деле, она без совести не существует. Ведь правда?

Вед.: Слава «взял быка за рога». Он вышел на тему поступков. Знать—знаем все, а сделать—для этого нужно усилие моральное, а то и физическое, даже пусть самое простое. Не хочется работать, дождь идет, а ты преодолел эту свою инерцию, а может быть, и усталость или нездоровье… Преодолеть, то есть сделать усилие. Активная жизненная позиция проявилась как факт в этой самой простой победе. Только Слава забыл сказать об одной очень важной вещи.

Ведущая помолчала. Из зала подсказывают: «На собрании потом отметили Славу?..» Другой голос: «Девушек похвалили?»

Вед.: Пусть девушки вспомнят, какое настроение было у них, когда вернулись с поля.

Из задних рядов хор голосов: «Хорошее, песни пели».

Вед.: Общий подъем, да? Чувство удовлетворения: ведь себя преодолели, не за что стыдиться, совесть не мучает, легко на душе. И вовсе необязательно это выражать в словах, просто было хорошее настроение и пели песни. Я хочу сказать простую вещь. Долг — это не только то, что надо, то, что трудно, то, что требуется. Это радость, когда дело исполнишь, приходит хорошее настроение, хороший, звонкий моральный настрой.

Из заднего ряда поднялась девушка.

— Я — Нина. Можно мне? О совести? Тут есть вопрос: совесть, легко ли с ней жить? А ведь не всегда легко. Пример Славика хороший: победили себя и «встали на рельсы», а дальше пошло само. Я приведу пример потруднее. У меня сестра, она тоже работает здесь, на фабрике. Работает хорошо, и на субботниках на полную катушку, и не уходит никогда раньше времени, и ничего не пропускает. А иногда ей скажут: «Совесть у тебя есть? Ведь ты же других подводишь, вылазишь больше всех. Ты тянешь, а другие, выходит, «не тянут». Как-то не очень легко ей жить с такой совестью! Всем это поперек. Я так считаю, совесть человеку нужна. В работе, в коллективе, она проявление свое имеет. Совесть как стрела. От одного к другому летит. У Славы получилось — безболезненно, а у сестры — в себя же и угодила…

Вед.: Давайте поразмышляем. Человек работает хорошо, на совесть и лучше других. Но отношение это не подкреплено моральной атмосферой, климатом в коллективе. Человек своим примером пробуждает совесть в других, а ведь бывает, что не пробуждает. Заглушают люди ее недовольством, раздражением против «возмутителя спокойствия». И значит это, что не подкреплены мысли и чувства, и деятельность совестливого человека…

Может быть, намеренно затруднилась в слове «подкреплены»?
В зале движение. Возглас: «Климатом!» — «Да нет, сознательностью…»
Вед.: Не подкреплено полноценной, настоящей деятельностью… общественных организаций, организационной работой.

В зале удивление.

Вед.: А разве нет? Это абстрактный подход: только одна совесть, мол, как таковая пробудилась, и в результате все изменилось! В том-то и дело, что наши общественные организации многое могут и должны сделать в помощь совести.

«Но у нас же диспут», — с нажимом произнес начальственный бас. Голос подал ранее не примеченный руководитель одного из отделов: Вы не о том.

Слава (поднявшись, возразил, ища поддержку у ведущей): Как раз о том. Мы заговорили о конфликтах с самой жизнью. Диспут этот, чтобы разобраться и устранить конфликт.

Вед.: Общественная работа. Не мы ли сами ее подчас формализуем излишне. Она способствует тому, чтобы доброе, правильное, совестливое поддерживать и развивать, закреплять в нашей каждодневной жизни. И если девушку «щелкнули по носу» — значит, комсомольская и партийная организации прошли мимо ситуации, значит, не повлияли на общественное мнение. Ведь именно здесь, а не только в обеспечении вала, плана и цифр, и не только в трибунных речах сосредоточена их главная сила. Приведу пример. Парнишка

вернулся из армии — он водитель такси — и начал наводить порядки на своем рабочем месте, пытался подтягивать разболтанных, упорядочивать ситуации со всякими поборами, что нередки, в автопарках и т. д. Явился парнишка однажды на работу с огромным «фонарем» под глазом. Никому не пожаловался. А дело оказалось в том, что устроили ему «темную» коллеги именно за то, что он «высовывается», что ему больше всех нужно, что с его появлением неспокойно стало жить, вот и поставили его на место. Случайно (я подчеркиваю, совершенно случайно) стало это известно руководству. Собрание стали проводить. «Герой» с подбитым глазом выступил на нем неожиданно для всех. Он никого не корил, не обвинял и не стыдил за то, что ему устроили «темную». Он сказал простые слова: «Я боролся и буду бороться за наведение порядка.. Подзабыли мы все, что это наше общее дело, общая задача. Каждый тянет — кто в сторону заработка, кто — даже мелкого бизнеса иногда. Я считаю, что мы можем собственными силами навести порядок. (Он подумал, почесал затылок.) Ребята, как же получается, что в капиталистическом мире производительность труда выше, чем у нас в некоторых областях? Нам же надо наводить порядок в нашей промышленности, кому же еще? А на транспорте? Черт-те что делается у нас в парке. Вы как хотите, а я буду шуровать по-прежнему».

…Никто не засмеялся. И не помыслил дать ему снова в ухо или поставить новый «фонарь» под глазом. Слушали внимательно, лица строгие были. Пробудил человек совесть. Просто, по-человечески сказал: на том стою, убежден, не сойду со своей точки. Деляга иной парню этому позавидовал (хотя заколачивает втрое больше) — хорошо живется парню, уверен в своей правоте, доволен… это при синяке-то…

В зале возник говорок, реплики, смех…

Нина (снова поднимается с места): А можно мне еще сказать? Вот о том, что затрагивает за живое, что мы видим каждый день. Едешь в транспорте. Молодые ребята и девчонки сидят, а вокруг пожилые люди. Встанешь сама, уступишь место, глядишь, и другие то же сделают. Я заметила: кто заругается, тому место, может быть, и уступят, но со злом. Это правда, совесть совсем нетрудно пробудить, но только это надо делать от души. (Она подумала, покраснела и снова сказала). От души.

Нина села. Но тут же снова поднялась:

— Правда и то, что правду и совесть надо поддержать. Вот тут сказали… организационно. Согласна… Но буду думать: комсомольская организация и я. И мое место.

Надежда Васильевна Андреева (работница-наставница, бригадир): Хочу сказать тоже о самых простых, о самых обыкновенных вещах. Много в моей бригаде было прогулов среди молодых девушек. Девчонкам все было до лампочки. Что делать? А вспомнила я, как получалось у меня на месте прошлой работы, как мы жили. Дружно жили. Откровенно, искренне. А Здесь вижу: никто ни в чем не заинтересован, кроме одного заработка. Как же так? Может быть, плохо знаем мы друг друга? Может быть, не так относимся? Почему наплевать нам друг на друга? Голова у меня об этом болела день и ночь. Стали мы проводить культмассовую работу. Раз решили в парк поехать заповедник поглядеть. Потом просто так, дома встретились, посмотрели друг на друга. На «посиделках» этих и увидели, что каждая у нас красивая, хорошая, каждая оригинальна по характеру, по мыслям. Стало интереснее на работу приходить. И знаете, культурные запросы каждой друг для друга ближе стали. И коллектив у нас начал сплачиваться теснее, труд стал лучше, настроение. По-моему, жизнь как-то полнее сделалась. Вот я как думаю: если никто ни в чем не заинтересован, а только в одном заработке, очень он много упускает, может, надо хорошего наставника ему, чтобы себя самого увидеть — каким можешь ты быть и какой может быть твоя жизнь. Ведь и наставников у нас немало. Правда?

Вед.: Наше общество создало огромные духовные, культурные, нравственные богатства, а мы их не всегда осваиваем… Вот, что раскрыла нам своим рассказом Надежда Васильевна. Дефицит ищем, за ним мы гоняемся. А есть ведь то, что лежит у нас перед глазами, и в изобилии, это наша культура: книги, музыка, кино — то, что составляет богатство нашего общества. И еще одно нельзя упустить: хорошее, доброе, светлое отношение друг к другу. Это то, что «вырабатывало» и вырабатывает наше общество, то, что так редко встретишь в буржуазном мире. Известно: те, кто из-за наговоров, по недоразумению оказался за рубежом, просятся назад, вспоминая не высокий заработок и бла

гополучный дом. А раскаиваясь, признают, что расстались с отношениями между людьми, добрыми, теплыми, а это богатство нашего общества. Человек, который не умеет усвоить, освоить духовных благ социализма, сам себя обедняет. Образовавшаяся пустота обернется наплевательским отношением к работе. Права Надежда Васильевна: человеку доступны культура и искусство, человеческие отношения и знания, техника, рационализаторство и высочайшие размышления. Человек ведь может обрести интересную, замечательно содержательную и прекрасную жизнь.

Порывисто взмахнув длинными волосами, встает с места очень хорошенькая девушка:

— Я заместитель секретаря комитета комсомола, Тамара. Активность и ее организационное подкрепление — это хорошо, а я вот часто сталкиваюсь с пассивностью. Они, комсомольцы, и на вечера не ходят, и на занятия не являются. Более того, создали мы дискотеку. А на вечер почти никто не явился. И самое главное, никто не пришел на комсомольское собрание. Это было в первом цехе, когда только один секретарь явился. Все проистекает от равнодушия. И еще. Мы приходим на собрание и обсуждаем вопросы, для нас важные. Только ведь не все от нас зависит, вносим предложения, как и что можно улучшить, а администрация никогда не появляется и нас не поддерживает. Тогда к чему обсуждать-то? Если мы сами решить не можем некоторые вопросы, где компетентна администрация, а те нас не слушают и не присутствуют на собраниях…

Вед. (берет себя в руки, так можно, наверное, сказать, глядя со стороны. И все же видно, что разволновалась). Опыт моей комсомольской работы, он, можно сказать, вопиет. Мы с вами выслушали чрезвычайное сообщение! Ни один человек не пришел на комсомольское собрание! Никто не посетил, молодежный вечер! Это ЧП! Требует нашего общего осмысления, решения. Позвольте мне немного подумать, может быть, кто-нибудь сейчас хочет высказаться?

Пауза. На лицах — гамма выражений весьма разнообразных: от насупленно-мрачных лиц до встревоженных, увидишь и лукавые улыбки. «Да, ничего себе факты», — возмущенный возглас из зала.

Вед.: Заместитель секретаря все время говорит «они», «им неинтересно», «они отказались», «они сорвали». …А что заместитель секретаря? Она принадлежит этому коллективу?

С места очень громкий голос, девушка, видно, не рассчитала своих возможностей, и голос прозвучал резко:

—    Если я не состою в комитете, то я, выходит, не актив, меня кто-то организует? А если я состою в комсомоле по-настоящему, на деле, а не «при деле»? Может быть, пассив тогда и прекратится? Когда сама участвую, организую. И решаю! Разве меня позвали готовить этот вечер, спросили, как его провести? А собрание—о нем и разговора не было среди нас, рядовых комсомольцев. Объявление за день повесили, и все.

Голос с места: Бывает так, что иногда хорошо пройдет мероприятие, а потом другие, кто не был, жалеют: вот, мол, было интересно, а мы не пришли. Но часто все же для галочки, для отчета.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *