ПОРТРЕТ ДЕЛА-ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА ПРОВЕРЕНО НА ЛИЧНОМ ОПЫТЕ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В ЗЕРКАЛЕ РАБОЧИХ ЗАПИСЕЙ

Секретарь обкома Иван Васильевич Васильев лишен притязаний на какой бы то ни было особый руководящий облик. Встречается иной раз в стиле общения руководителя этакая «руководящая повадочка». Она вроде бы демократична, но не очень симпатична.

Васильеву не требуется какой-либо особой манеры. С первого взгляда приняли бы его за летчика, может быть, за инженера. В равной мере могли бы назвать доменщиком, профессором. Но сразу видно — человек умеет работать с людьми.

Решила я не спрашивать в официальных инстанциях о Васильеве. Было интересно, знают ли идеологические работники про жизненный путь секретаря? Интересуются, знают биографию. Уроженец Ленинграда, оттуда и на фронт пошел, кончил войну разведчиком, помком взвода. В 1950 году, сразу после демобилизации, приехал в Кривой Рог. Двадцатилетний коммунист — на посту инструктора Красногвардейского райкома, заведующего кабинетом политпросвещения. С 1952 года на работе в обкоме партии — инструктор отдела организационнопартийной работы, затем заведующий сектором агитации, после окончания ВПШ при ЦК КПСС — снова Кривбасс: второй секретарь райкома партии, через несколько лет — секретарь городского комитета. Учеба в Академии общественных наук при ЦК КПСС, защита диссертации на соискание степени кандидата экономических наук, возвращение в Днепропетровский обком. В течение десяти лет И. В. Васильев заведовал отделом пропаганды, а с 1974 года — секретарь обкома партии.

Назначенная заранее первая с ним встреча вышла ускоренной — так сложились обстоятельства. Завтра пленум, где будет рассматриваться вопрос о повышении роли средств массовой информации и пропаганды.

— Полезно было бы, — уточнил он, — познакомиться с материалами, подготовленными обкомом к областному семинару «Идейно-воспитательной работе на селе — комплексный подход, высокую эффективность»…

Печатного текста выступления на семинаре у Ивана Васильевича не имеется, есть только рукописный конспект. С изрядной неохотой дал мне Иван Васильевич листки, исписанные четким почерком с разными пометками. Эти листки сослужили особую службу в знакомстве: с психологическими штрихами его портрета.

Затем мне на пленуме представилась возможность непосредственного общения с руководителями партийных комитетов. Многие секретари райкомов партии, как обычно, вели записи. Обнаружилась примечательная картина. Конспекты выступления секретаря обкома, сделанные участниками семинара, оказались во много раз обширнее имевшегося у меня текста выступления Васильева. Объяснилось это просто. Участники семинара подробно записали комментарии и замечания секретаря к выступлениям докладчиков.

К примеру, оратор с пафосом сообщает об успехах в идейно-воспитательной работе, перечисляет мероприятия. Секретарь меняет угол зрения. «Учебой в сети политпросвещения нашей области охвачено две третьих трудящихся, в вашем районе такая же картина. Мероприятий проведено немало. Таков масштаб. А результат мероприятий? Негативные явления все же есть. Реальное влияние пропагандиста должно выражаться, по крайней мере, в уменьшении негативных проявлений и, уж безусловно, в повышении социальной активности. Не проанализировать ли только что доложенную семинару картину в этом плане?»

Пример — комментарий к выступлению на тему «Опыт изучения общественного мнения и учета интересов различных групп, трудящихся в идеологической работе». (По общему мнению, одно из наиболее содержательных,) И. В. Васильев предлагает: «Секретарь, приходя в организацию, должен познакомиться с протоколом отчетно-выборного собрания. Это одна из самых конкретных форм изучения — общественного мнения».

Красным карандашом подчеркнута точная, по-видимому, цитата: «Мы должны и можем выходить на конференцию с. анализом существенной стороны идеологической работы, а не в «общем и целом». Нужны конкретный целевой подход к идеологической работе, анализ всех важных сторон деятельности трудового коллектива, выявление политического значения показателей, данных, цифр, понимание социально-психологических факторов. Руководителю необходимо точное знание того, какова специфика именно этой партийной организации, динамика процессов».

В другом конспекте с удивлением читаю реплику: «Не отвертишься!», написанную рукой О. И. Осадчей. Спрашиваю владелицу конспекта, что бы это значило. В ответ она достает из папки два комплекта материалов, подготовленных отделом пропаганды и агитации Днепропетровского обкома партии Украины специально к этому семинару. Тот самый материал, с которым советовал познакомиться Васильев. Один комплект — «Идейно-воспитательной работе на селе — комплексный подход, высокую эффективность». Здесь больше десятка буклетов, в которых отражен опыт работы партийных организаций по внедрению комплексного подхода. Но конкретно ремарка «Не отвертишься!» с огромным восклицательным знаком относилась к двум документам из второго комплекта. «В помощь секретарям партийных организаций, организаторам массово-политической работы на селе». Это «Положение о работе районного совета по изучению общественного мнения» и «Контрольная карточка о характере вопросов, критических замечаний и предложений, поступивших политинформатору, лектору». Во время перерыва Ольга Ивановна отвечает на мои вопросы об удивившей меня ремарке. Улыбчивое лицо становится озабоченным.

— В самом деле, куда тут денешься, имея столь четкое руководство? Не будь такого, можно было бы порой сказать, мол, сущностная сторона идеологической работы, конкретный целевой подход — это дело еще не совсем ясное, наука пусть определит. Да и ссылается кое-кто, приходится ведь встречаться с коллегами — украинскими и из других районов страны; общаемся на семинарах, на отдыхе. У нас это не проходит. Вот тебе положительный опыт по каждому из направлений — руководство и для твоей деятельности. Пожалуйста, изучи. Непонятно — спроси. Не согласен — предложи, как улучшить постановку дела. Но только думай. Анализ положения дел, результативность, вот так мы и работаем. К тому же в подготовку сельских кадров обязательно входит изучение базового опыта организации, где дело налажено правильно, хорошо. — Собеседница снова улыбается. — Затем контроль. Есть любимый у нашего секретаря лозунг: «Никакой незавершенки».

Знакомы эти установки по школе пропагандистов, черты стиля руководителей, последовательно проводящих в жизнь эту позицию. Это линия, это принцип работы обкома, ее первого секретаря применительно к задачам идеологической работы. Ее очень отчетливо наметил в своем выступлении на пленуме первый секретарь обкома Е. В. Кочаловский. Он поддержал авторитет, значимость и престиж идеологического звена партийных кадров, в частности, на селе, показал, что успех в работе обеспечивают отнюдь не только правильные оценки и своевременное принятие решений. Нужно конкретное в плане организационно-партийном, а подчас и в плане хозяйственном обеспечение этих решений. Первый секретарь в своем выступлении раскрыл значение комплексного подхода в партийной работе, показав важную роль идеологических кадров.

Сидящий рядом со мной секретарь одного из райкомов, записав выступление первого секретаря обкома, особо пометил эту мысль. В ответ на мой вопрос принялся листать свой блокнот: оказалось, что в нем он делал заметки и на недавнем семинаре по проблемам сельского хозяйства. Нашел конспект выступления Васильева и показал запись. «Иван Васильевич на конкретных примерах раскрыл именно это положение. Последовательная и единая линия обкома и поддержка нам, работникам идеологического профиля…»

В перерыве заседания пленума секретарь по идеологии оживленно беседует с секретарем райкома партии. Один подходит, другой, третий. Говорят, видно, о разном. И кажется, каждому нашелся ответ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *