Диалог Эстетика и Скептика

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

ВВЕДЕНИЕ 


Кто не слышал слова «эстетика»? Оно не только встречается в специальной литературе, но все чаще и чаще появляется на страницах газет и журналов, упоминается в разговорах, беседах, лекциях. «Эстетика труда», «эстетика поведения», «эстетика быта», «техническая эстетика», «эстетическое воспитание», «эстетический вкус», «эстетический идеал», «эстетическая потребность»… В каких только сочетаниях мы не слышим это слово или образованное от него прилагательное!

Кажется, нет такой области человеческого сознания и деятельности, к которой нельзя было бы приложить эстетические характеристики, применить критерии красоты. Мы говорим об эстетике природы и общественных отношений, об эстетической стороне деятельности ученого и труда рабочего, об эстетике спорта и об эстетическом качестве одежды и обуви, радиоприемника и автомашины. Эстетическое начало присутствует во всем. Но это не значит, что все есть эстетическое. Существует, однако, такой вид человеческой деятельности, который целиком принадлежит сфере эстетического. Это — художественная деятельность, искусство.

Эстетическое начало в самых различных сторонах действительности, человеческой деятельности и сознания изучает особая наука — эстетика. Необходима ли эта область знания? Для того чтобы первоначально в общей форме ответить на этот вопрос, давайте вообразим диалог между двумя собеседниками. Один из них убежден в необходимости эстетики (назовем его Эстетиком), другой же сомневается в правомерности такой науки (назовем его Скептиком).

Скептик. На мой взгляд, никакой необходимости в эстетике как особой науке нет. Конечно, то, что мы называем эстетическим началом, существует везде. Но это вовсе не говорит о необходимости науки, которая бы выуживала эстетическое начало отовсюду. Скорее, наоборот. Шахматисты называют красивыми некоторые партии или композиции. Но, не умея играть в шахматы, вы не увидите никакой красоты в самой красивой композиции, даже если будете знать все, что писали о красоте от античности до наших дней. Поэтому если и признать какое-то значение за эстетической стороной различных явлений, то пусть ее изучением занимается соответствующая область знания: красотой шахматной игры — теория шахмат, эстетикой природы — естествознание, эстетикой поведения — педагогика и т. д. Можно было бы оставить за эстетикой искусство. По ведь и искусства вообще не существует. Есть живопись, скульптура, балет, литература, архитектура и другие виды художественной деятельности, у каждого из которых есть «опекающая» его наука. У литературы — литературоведение, у музыки — музыковедение, у изобразительных искусств — искусствознание и т. д. И здесь, таким образом, эстетике делать нечего!

Эстетик. Если следовать логике вашего рассуждении, то можно прийти к выводу о ненужности такой науки, как математика. Ведь закономерности количественных отношений, которые она изучает, присущи и физическим, и химическим, и биологическим, и общественным явлениям. Выходит, что в каждой из наук, исследующих эти явления, должно быть свое, так сказать, «математическое ведомство»? Конечно, применение математики в той или другой области знания требует специального изучения. Но это не только не отрицает, по даже предполагает существование «чистой» математики, исследующей самые общие количественные и пространственные отношения и формы. То обстоятельство, что какие-либо закономерности являются общими, вовсе не свидетельствует о необходимости рассредоточить их изучение по тем местам, где они дают о себе знать. Напротив, сам факт наличия такого рода закономерностей предполагает существование области знания, которая данные закономерности призвана выявлять и изучать. Это относится не только к математике, но и к кибернетике, открывающей законы саморегулирования и управления в таких как будто совершенно несхожих между собой системах, как живой организм, электронно-вычислительная машина и явления общественной жизни. Философия со времени своего возникновения стремится постигнуть наиболее общие законы бытия и познания мира. Эстетика и возникла в недрах философии потому, что эстетические понятия, и прежде всего красота, являются универсальными, применимыми для характеристики и космоса, и человека, его деятельности и поведения.

Скептик. Предположим, что действительно нужна наука, которая изучает эстетическое начало в разных видах его проявления. Но не кажется ли вам, что эстетическое восприятие и переживание — дело сугубо личное? Вы, например, считаете какого-то человека красивым, а я — нет. Или мне понравилось какое-либо стихотворение, а вам нет. Неужели возможна наука, которая заставит нас получать удовольствие от того, от чего мы удовольствия не получаем? Вот вы проводили параллель между эстетикой и математикой, поскольку и та и другая изучают некие общие закономерности. Но ведь математические закономерности для всех непреложны: 2 + 2 = 4 вне зависимости от того, нравится это кому-либо или нет. А представления о прекрасном у каждого свои. Вы сами сказали, что эстетика — философское учение. Но у каждого философа была своя теория прекрасного. О какой же тогда науке может идти речь?

Эстетик. Вы поставили сразу очень много вопросов. Давайте будем рассуждать по порядку. Я сравнивал математические и эстетические закономерности только в одном отношении: и те и другие имеют широкую сферу действия. Но если два явления подобны в одном отношении, это не означает, что они подобны во всех отношениях. Я согласен с вами, что эстетические закономерности и математические (так же как и физические, и химические) весьма существенно отличаются друг от друга. Последние существуют независимо от человека, от его мироотношения. Эстетические же закономерности — это закономерности самого человеческого мироотношения.

Скептик. Значит, эстетические закономерности необъективны, и, следовательно, они не подлежат научному рассмотрению!

Эстетик. Почему же эстетические закономерности необъективны? Потому, что они характеризуют некоторые стороны отношения человека к миру? Ваше рассуждение неправильно. Можете вы сказать, что законы мышления необъективны?

Скептик. Нет, не могу. И я не сомневаюсь в существовании такой науки о законах мышления, как логика.

Эстетик. Между тем законы мышления не существуют без человека, так же как и законы эстетического мироотношения!

Скептик. Но ведь логические законы однозначны. Люди же не спорят о законах логики! А вот что касается эстетических вкусов, то вряд ли о чем-либо другом так много спорят, как о них, хотя поговорка «О вкусах не спорят» давно не советует это делать.

Эстетик. Люди действительно спорят о вкусах, как, впрочем, и о многом другом. Но как раз именно потому, что у людей бывают разные вкусы, и возникает необходимость в специальной области знания, которая бы определяла основание вкусовой оценки. Вспомните, какие жаркие споры вызвал кинофильм «Романс о влюбленных». Как определить, какая из противоборствующих сторон была права?

Скептик. И вы сможете это сделать?

Эстетик. Я могу попытаться, а точнее сказать, попробую показать, как это делать. Когда люди говорят: «Мне нравится (или «Мне не нравится») «Романс с влюбленных»», они исходят из своего представления, каким должен быть кинофильм как произведение искусства, хотя это представление они четко не формулируют. Они исходят также из представлений о том, какие человеческие отношения являются прекрасными или безобразными, возвышенными или низменными, какое различие существует между красотой и красивостью, между возвышенным и напыщенным и т. д. И хотя такие представления часто бывают неопределенными, расплывчатыми, спорящие все-таки опираются именно на них, когда говорят: «Это мне нравится, а это — нет».

Скептик. Но ведь представления о красоте и об искусстве, если их даже четко сформулировать, будут разными!

Эстетик. Правильно. Но здесь уже противопоставляются друг другу не просто вкусовые оценки конкретного кинофильма, а различные эстетические взгляды на сущность красоты и искусства, взгляды, которые лежат в основе этих вкусовых оценок, являются их критериями.

Скептик. Какие же из противоположных взглядов будут правильными?

Эстетик. Ответить на этот вопрос — задача эстетики. Задача эта необычайно сложна. Для ее решения эстетике приходится «консультироваться» со многими конкретными науками, изучающими человеческое сознание и ту действительность, которую мы воспринимаем и переживаем эстетически. Однако особое значение для эстетики имеет философия. Ведь основательное решение эстетических проблем всегда опирается на то или иное понимание коренных философских вопросов.

Скептик. Что это означает?

Эстетик. Например, для того, чтобы выяснить сущность произведения искусства, нужно представлять себе характер той деятельности человека, которая создает художественное произведение, необходимо определить потребности личности и общества, которые удовлетворяются произведением искусства. Как видите, эстетическая задача — это «уравнение со многими неизвестными». Для того чтобы знать сущность искусства, нужно исходить из определенного понимания сущности человека, его деятельности и сознания, из понимания общества и его потребностей. Поэтому не случайно первыми эстетиками были философы и сама эстетика явилась не чем иным, как философией красоты.

Скептик. Ловлю вас на слове. Если эстетика неразрывно связана с философией, то должно быть столько эстетик, сколько философий. Каждый философ создавал свою эстетику. Не так ли?

Эстетик. Так. Своя эстетика была у Платона и у Аристотеля, у Гегеля и Чернышевского.

Скептик. Не означает ли это, что эстетика не может быть наукой? Что это за наука, которая имеет столько вариантов, сколько исследователей!

Эстетик. Эстетика как область философского знания отличается от других наук. Ведь философия вообще и философия красоты в частности стремятся не только познать мир, но и направить в определенное русло мировоззрение человека. Поэтому неудивительно, что в истории существовало и в современном мире существует множество философских и эстетических систем, которые теоретически обосновывают мировоззрение различных общественных сил, классов. Но из этого не следует, что все существующие системы равнозначны. Последовательно научной философской системой является философия, выражающая интересы самого революционного класса в истории человечества — рабочего класса, созданная такими гениальными мыслителями, как К. Маркс и Ф. Энгельс. Эстетика, опирающаяся на эту философию, также имеет все основания для того, чтобы быть наукой. Что же касается исторического многообразия философских и эстетических систем, то не будем забывать, что между ними имеется определенная связь и преемственность, как и о других областях знания. Марксистская философия и эстетика вобрали в себя, критически переработав, все ценное из античной философии и эстетики, из учений Дидро, Фейербаха, Гегеля и Чернышевского. Здесь проявляется закономерность развития всякого научного познания. Ведь нельзя отрицать физику как науку на том основании, что существовала физика Ньютона и физика Эйнштейна. Без первой не было бы второй. Да, в эстетике было много споров. Но это не отличает ее от других областей знания. Истина всегда рождается в спорах…

Образ Скептика придуман нами только отчасти. Нередко приходится встречаться с молодыми и немолодыми людьми, которые выражают сомнение в правомерности существования эстетики. Их доводы и приводит Скептик. Эти доводы иногда высказывают умные и образованные в своей специальной области люди, которые вместе с тем считают, что эстетическая сфера либо вообще не имеет никакого значения в век стремительного развития науки и техники, либо относится к миру сугубо личных переживаний и поэтому никакому научному анализу не подлежит.

Со Скептиком мы встретимся и в дальнейшем. Это образ не просто отрицателя эстетики, но придирчивого собеседника, который внимательно следит за ходом рассуждений и подвергает сомнению высказываемые автором соображения. Конечно, человек, одолеваемый сомнениями по всякому поводу и без повода, малоприятный субъект. Рассказывают, что такого рода скептик, впервые увидев паровоз, заявил: «Не пойдет!» Когда же паровоз сдвинулся с места, скептик опять махнул рукой: «Ну, теперь не остановишь!»

Однако, если сомнение не определяет целиком умонастроение человека, оно может быть и продуктивным. Ведь даже слово «скептицизм» происходит от греческого слова «скептикос» — рассматривающий, исследующий. Любой педагог, лектор, писатель знает, как много хлопот доставляют скептики. В то же время скептик своим сомнением может подметить действительно слабое звено в рассуждении, обнаружить противоречие в доводах, недоказательность тех или других положений и тем самым помочь развитию мысли. Поэтому любой автор должен иметь перед собой образ Скептика…

Но вернемся к нашему разговору об эстетике. Эстетическая сфера действительно связана с миром личных переживаний человека, с тем удивительным чувством удовольствия, которое вызывает все прекрасное в бесчисленных видах его проявления. Это чувство знакомо уже ребенку, но лишь впоследствии человек узнает, что оно есть эстетическое чувство. Ситуация в какой-то мере напоминает положение, в которое попал персонал? комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» господин Журден. Когда учитель объяснил ему, что такое проза, он воскликнул: «Честное слово, я и не подозревал, что вот уже более сорока лет говорю прозой». Между прочим, в аналогичном положении оказывается не только отдельный человек, но и интересующая нас область знания.

В немногих библиотеках мира хранится вышедшая в Германии в 1735 году небольшая книжечка — написанная по-латыни диссертация немецкого философа Александра Готлиба Баумгартена под названием «Философские размышления о некоторых вопросах, касающихся поэтического произведения». Эта книжечка интересна тем, что в ней впервые употребляется слово «эстетика», образованное Баумгартеном от древнегреческого слова «айстетикос» (чувственно воспринимаемое) для обозначения науки о чувственном познании, высшей целью которого, по мнению философа, является прекрасное. В некоторых старых энциклопедиях Баумгартена называли «отцом эстетики». Однако правильнее считать автора «Философских размышлений…» «крестным отцом» эстетики, так как он лишь дал имя той области знания, которая родилась задолго до ХVIII века. Эстетика существовала и развивалась более двух с половиной тысячелетий, не подозревая, что она эстетика.

Что нее изучала и изучает эта область знания?

Попытаемся же ответить на эти вопросы. Оговоримся сразу, что мы не стремимся дать развернутое учение о прекрасном. За пределами нашего изложения останется много проблем, которые связаны с философией красоты. Паша цель — лишь показать, что она собой представляет, какой предмет исследует и что исследование этого предмета невозможно без его философского осмысления.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *