МУЧЕНИЧЕСТВО РУССКОЙ ЦЕРКВИ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ ДРУГИХ СТРАН

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

2

Но прежде, чем поведать вам об этой дороге страданий, хотелось бы сказать несколько слов о православном благочестии, в лоне которого вот уже тысячу лет пребывает, страждет и борется русский народ.

Россия, ее история, культура, вера, характер русского народа в целом здесь, на Западе, довольно мало известны. В этой области царит тьма не весьма благосклонных предубеждений. Чаще всего здесь полагаются на данные несведущих, безответственных людей, и в результате получается, что знают вроде бы много, а на поверку — ничего. Прошу вас — отриньте разом все предрассудки и отважьтесь вкусить живого опыта. Поговорите хоть с кем-нибудь из немецких военнопленных, которым пришлось побывать в нашей стране с визитом, хотя и недобровольно, но в духе спокойной немецкой военной солидности. Почитайте нашу литературу, в частности Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, а средь великих современников — труды нашего тончайшего художника Ивана Шмелева. Прислушайтесь к нашим песням, и особенно — к нашему церковному пению, которое так проникновенно и с таким благоговеньем исполнялось церковным хором3 «Помощи русским братьям» в городах Германии. Может быть, русская православная музыка откроет вам нечто самое важное (О духе русской православной церковной музыки см. мои комментарии в «Любите друг друга», 1936, № 1.).

Она льется из искреннего, любовью согретого сердца. И это — самое главное; в этом же и источник православной веры: она не из воли, не из мысли происходит, а рождается, прямо по Иоанну, из любви к Богу. Именно эта любовь открывает в православном человеке сверхчувственное созерцание. Любовь и созерцание создают атмосферу благочестия и служения Богу — веру. Вера означает здесь так же много, как и слова любить и созерцать, любить — искренне, созерцать — отдаваясь всецело, а потом — ревностно, по-детски, да — по-детски, молиться. Тогда только обретается воля, разум и собранность. Нам всё как-то ставят в упрек этот недостаток в собранности и свободе воли, даже отчасти и в теологии. В какой-то мере с этим можно согласиться, но истоки, последние истоки веры пересмотру не подлежат: они истинны.

Если продолжить, то наше церковное пение музыкально, гармонично, лирично, воздыхательно, страдательно, смиренно и исполняется с великой силой страстотерпия. Таково и наше смирение; так воспринимаем мы и Евангелие; так понимаем и учение Спасителя. Благодаря своей выносливости в страданиях, своему терпению и стойкости наш народ смог преодолеть и тяготы своей истории, пережить их, построить свое государство, создать культуру, не только не утратив свою музыкальность, гармоничность, лиризм, а наоборот, сделав все это как бы сущностью своей души. Два изречения руководят жизнью русских православных людей: «Христос страдал и нам велел» и «Бог правду видит, да не скоро сказывает». В свете этих изречений можно судить и о теперешнем состоянии народа и понимать его.

И, наконец, наше церковное пение по традиции многоголосно: ведут его, по меньшей мере, четыре гармонично звучащих голоса. Так же обстоит у нас и с обычными светскими, народными песнями. Простые крестьяне и крестьянские девушки, зачастую безграмотные, абсолютно несведущие в нотном письме, а как бы по законам природы, споют любую песню на четыре голоса, в верной тональности и ритме (Часто даже с усложненной импровизацией, что принято в церковном пении.). В церковном хоре это соблюдается неукоснительно. Однако это вовсе не означает, что народ или церковная община представляют собой примитивную толпу, как это нередко думают на Западе. Тем более что менталитет нашего народа склонен к чрезмерному индивидуализму и даже к анархизму… Так что, если кто хоть раз слышал наше церковное пение, да к тому же если кто еще и сам музыкален, тот уже никогда не поверит в легенду о толпе. Русская православная церковь дышит соответственно духом религиозной автономии и свободы и в этом отношении стоит гораздо ближе к евангелической конфессии, чем к римско-католической.

Тем самым я никоим образом не собираюсь утверждать, что русская православная церковь лишена недостатков и что в ней все безупречно… Нет! Но если существует теперь, после 18 лет гонений, церковь, которая перед лицом земной смерти и пред Ликом Господним действительно видит свои изъяны и свои недостатки, то это — Русская Православная Церковь. А если кто хочет получить доказательство этому и хоть немного понимает по-русски, тому я бы мог порекомендовать одну, единственную в своем роде, в истории христианства книжечку, изданную в 1931 году в Иерусалиме, под названием «Положение Церкви в Советской России». Она написана православным священником, Михаилом4, из Москвы; который лично знал Святого Патриарха Тихона и ускользнул из России только в 1930 году, пройдя, как мученик, все тюрьмы и концлагеря. Его разрывающая душу искренность, поразительная ясность его взглядов, касающихся суждений о православной церкви и ее путях, его неброское религиозное мужество, его описание церковной борьбы — стоят того, чтобы всецело довериться его слову. Заканчивает он свою книгу победным зовом, который зародился в нем, в его полном смирении, из веры в Бога и из провиденья в очистительную силу нового мученичества. Словно молния освещает его книга дорогу страданий церкви в России.

Позвольте теперь вкратце поведать вам об этой дороге.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *