МУЧЕНИЧЕСТВО РУССКОЙ ЦЕРКВИ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕРКВЕЙ ДРУГИХ СТРАН

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

6

Тяжкою, мрачною тучею лежит на наших сердцах картина этого исторически единственного в своем роде гонения на веру. И, словно молния, рождаемая этою тучей, наше сознание пронзает вопрос: кто победит?

Однако лично я в такой форме вопрос не приемлю. Скорее его надо бы поставить так: кто уже победил? Ибо скажите: как может сатана одержать победу над Христом? В том, что нам приходится иметь дело с элементом сатанизма, сомневаться не приходится; несомненным остается и факт, что это сатанинское движение может привести и нас, и все человечество к пропасти.

Сатану в образе человека с копытами, рогами, хвостом мы должны отвергнуть, как бы мы тому ни противились. Но то, что сатанинские силы существуют в мире, и то, что они с сладострастием беснуются в большевиках-коммунистах, я знаю из своего собственного опыта. Сатанистом становится человек, когда он осознанно, методично лишает свою душу духовности; когда он, так сказать, выкалывает свое духовное око и становится в результате духовно незрячим; когда он иронизирует и издевается над своей верой; когда он свою совесть — этот Божественный в нас голос — заставляет умолкнуть; когда он разнуздывает в себе животные инстинкты (единственное, что осталось в его душе); когда он это жалкое состояние слепого чудовища почитает единственно правильным и не мытьем так катаньем навязывает его другим людям, всем людям, и в частности — детям, слабым, бедным, политически от него зависимым (а в коммунистическом государстве все бедны, все зависимы, все подначальны)… В своих преступных целях используют сатанисты и остатки некогда высокой духовной культуры, безусловно в ее извращенном, формальном, пошлом виде; используют «науку», «правосознание», «искусство», оставляя на всем печать тупого безбожия, поставленного на службу порабощения людей и лишения их духовности. Все это и есть в сущности своей сатанинские планы и методы, из которых получается величайшие в человеческой истории ложь и обман.

Сатанист — это вовсе никакой не теоретик Наоборот, он борется, как оголтелый, всеми способами, чтобы вызвать к жизни «безбожных» людей. Он нацелен на власть и завоевание; он работает с утонченной изворотливостью, чтобы превратить человеческую душу в пустошь. Он создает жизнь, полную страха, мучений и крови; создает рабство, где сагана — господин. «Здесь, — как говорил Достоевский, — борются Бог и сатана, а поле битвы — душа человеческая»11

Но мы должны признать, что этот человек-сатанист, со всем его нигилизмом и безбожием, давным-давно культивируется в Европе. Начало ему было положено во Франции — при Вольтере и пресловутых «энциклопедистах». Кровавую французскую революцию (1789—1793) можно считать первым плодом этой подготовки. Со временем этот яд проник и в Германию. Поучительно понаблюдать, как ловко современное большевистское безбожие оперирует аргументацией распада, ссылаясь на французских и немецких материалистов, на Давида Штрауса12, Карла Маркса и особенно — на Фридриха Ницше. Революция в России сложилась из двух различных элементов: из большевизма, т. е. из безбожия, нигилизма и необузданной воли к власти и из коммунизма, т. е. из классовой ненависти и классовой борьбы, из поголовной экспроприации, пролетаризации, социализации и порабощения методом террора и монополии работодателя. Все это может служить доказательством того, что Маркса можно назвать истинным отцом современного коммунизма, а Ницше — считать пророком большевизма.

Весь комплекс религиозных сущностей (Бог, душа, добродетель, грех, загробная жизнь, истина, вечная жизнь) Ницше принципиально считал «ложью, проистекающею из дурных инстинктов в глубоком смысле ущербных натур» (Фридрих Ницше. «Ессе Homo». — С. 95. Я цитирую труды Ницше по изданию Бонг. Том VII.); отрицая все и вся («нигилизм» (См., напр., «Ессе Homo», 101. «Воля к власти», 151, 152, 158, 161, 166 и многие другие места. Напр., «Ессе Homo», 80, 86—87, 108. «Воля к власти», 234—235, 236, 239 и т. д.)), он прославлял безбожность. «Христианское понятие о Боге» для него «одно из самых продажных понятии, когда-либо существовавших на земле» («Антихрист». С. 12.). В понятии «Бог» он видел «весь вред, всю отраву, всю клевету, всю смертельную враждебность к жизни, слившиеся в ужасающем единстве» («Ессе Homo». С. 147.). Христианство в целом для него не более чем «побасенка о чудотворцах и спасителях». С отвращением относился он к христианству, «со смертной ненавистью» («Ессе Homo». С. 147.), называя «все понятия церкви» «самым злонамеренным фальшивомонетничеством из всех существующих» («Антихрист». С. 28.), а «самого священника — паразитом опаснейшего свойства, настоящим ядовитым пауком жизни» «Воля к власти». С 323.(«Воля к власти». С 323.)… «Впереди богохульники, аморалисты, типы, пользующиеся правом свободного передвижения и повсеместного проживания. — артисты, евреи, игроки, — собственно, все самые дискредитированные слои людей» («Антихрист». С. 29.), — восклицает Ницше.

То, за что он ратует и что превозносит, — это прежде всего «цинизм», бесстыдство, которое он называет «самым высоким», чего можно достичь на земле» («Антихрист». С. 29.). Он будит в человеке бестию, «своенравного» зверя, которого надо разнуздать («Ессе Homo». С. 96.); он жаждет

«чсловека-дикаря», «злого человека» («Воля к власти» С 326, 341, 359, 389) с «ликующей нижней частью живота» («Ессс Homo» С 96), он хочет «жестокости» и «прямого зверства» («Воля к власти» С 209), «потрясающего бурного, дикого потока, несущегося из души» («Воля к власти» С 210), «Нет ничего великого в том, — говорит он, — в чем отсутствует великое преступление» («Воля к власти». С 179, ср 341—344, 381). «В каждом из нас сидит варвар и дики и зверь» («Воля к власти» С 177 и др ). И превозносимый им нигилизм он считает не одним лишь своего рода наблюдением, не чистой теорией, а «отрицанием деяния», т. е. везде надо «приложить руку к разрушению» («Воля к власти» С 163), отсюда у него появляется «наслаждение от уничтожения самого благородного» («Воля к власти» С 230 ).

При этом он хорошо знал, что вызывает своей проповедью и каковы будут ее последствия. «Свой жребий я знаю. С моим именем некогда будут связываться воспоминания о чем-то чудовищном — о кризисе, какого еще не бывало на свете, о глубочайших коллизиях совести, о некоем решении, ниспровергающим все, во что до сих пор верили, чего добивались и чему поклонялись Я не человек, я динамит» («Ессе Homo» С 146 ). «Когда правда вступит в борьбу с тысячелетней ложью» (т. е с христианством), «мы получим такие потрясения, такие судороги землетрясений, такое смещение гор и долин, о каких мы и не догадываемся. Понятие «политика» полностью растворится тогда в битве духа, все прежние институты власти будут взорваны — все они покоятся на лжи, произойдут воины, каких еще не было на земле» («Ессе Homo» С 141) .

Так он стал предшественником, наставником и пророком большевистского сатанизма, создал атмосферу религиозного и духовного нигилизма, пророчил соци

альное землетрясение. Маркс, теоретизирующий революционер, создал материалистическую порочную доктрину этого социально-политического землетрясения. Оба питали отвращение к Богу и разнуздывали человека. Ленин, их ученик и уже практикующий революционер, сдвинул камень с места; Сталин с соратниками покатил его дальше.

Так зародился этот сатанинский плацдарм. Теперь делается попытка возвести новый мир на ненависти и классовой ненависти, на животной основе, на безнравственности и всеобщем порабощении.

Это разлагающее безбожие, выпестованное в Западной Европе, было преподнесено усталому от войны народу России и властно навязано ему. Теперь оно всеми силами пытается пробиться в Европу. А что если ему это удастся? Кто зрит и любит Бога, кто верует в Спасителя, тот не может сомневаться в исходе этой борьбы. Ему только надо просить у Господа силы и постоянно очищать душу свою для этой борьбы.

Вот что пишет в этой связи священник Михаил в заключении своей книги: «Господь направляет нас и сами себя мы направляем… Православие заколебалось, чтобы укрепиться. После поражения грядет победа. Все изъяны и промахи теперь для нас очевидны. Мы прошли через все испытания. И что бы ни случилось с нашим народом, истина православия его уже укрепила, а все, что он выстрадал, не прошло для него бесследно, не прошло без пользы».

Все проблемы духа проверяются великими страданиями. «Я это утверждаю потому, что сам побывал в этой лаборатории. Православие никогда не пыталось разрешить существенные жизненные и религиозные проблемы с помощью исключительно разума и изобретенных им теорий: они решались в борьбе и страданьях». «Господь всегда будет милостив к нам, будет поддерживать нас и укреплять; Он хочет только, чтобы мы понимали волю его, то, чего Он хочет от нас в создавшемся положении. И как только мы это поймем, придет победа, наступит освобождение». «За истину нам опасаться нечего. Господь нас не оставит».

В это верим все мы. Мы знаем и то, что свершившееся очищение не только во благо православной церкви, но и братьев-евангелистов в России, потому что и они, подобно нам, претерпевали гонения, молились и боролись до последнего…

Вот тут-то нам и открылось, чего хочет от нас Господь. Если попытаться выразить это на слабом, условном человеческом языке, то воля Господня заключается в следующем.

Господь хочет от нас, чтобы мы свое отношение к Богу рассматривали и переживали как самое важное и самое существенное в своей жизни, как источник этой жизни и созидания. Рано или поздно, в большом или малом, в личных или церковных вопросах, в политических или духовных делах — во всем мы должны быть сынами и слугами Господа, прислушиваться к голосу говорящего в нас Бога, да так, чтобы этот голос заглушал все земное и водительствовал нами.

Господь хочет от нас, чтобы мы, стоя на распутье меж Богом и сатаной, свободно, самостоятельно предпочли святой и праведный путь, выбрали его бесповоротно и решительно и оставались верными избранному пути до конца.

Господь хочет от нас, чтобы мы преодолели страх перед сатанинским укладом, чтобы смело и с достоинством заглянули в глаза сатаны, спокойно произнесли его имя, а затем обратились к Богу: из глубины своего покаяния, из последней глубины любви своей к Богу, исходящей от достойных сынов, признавших Отца своего Небесного.

Господь хочет от нас, чтобы мы научились грудью стоять за Дело Его на Земле, не страшась ни мучений, ни смерти; чтобы мы очистились сердцем, волею, жизнью своею; чтобы мы только то любили и только тем жили, за что можно и живот положить, за что есть смысл бороться и умереть.

Господь хочет от нас, чтобы мы в этом очищении обрели и полюбили друг друга как братья; чтобы мы стояли, как братья, плечом к плечу; чтобы мы забыли о ненависти и вражде; чтобы мы святое Дело Господне с благоговением и полной ответственностью ставили превыше всего преходящего; чтобы мы засветили и разожгли в себе священный огонь, в котором раз навсегда исчезли все уколы и укусы нашего тщеславного «я», нашей заносчивости и своенравия.

Господь взывает к нам. Увещевает нас, потому что любит нас, потому что хочет поставить (и уже ставит) нас перед новой очевидностью Его вечной Праведности.

В молниях и громах ведет Он нас и очищает, чтобы мы по-новому узрели святость Его и величие.

Последний смысл сегодняшних гонений на христиан состоит в том, чтобы повернуть христианскую церковь мира к самому святому источнику жизни, а именно к непосредственному единению с Богом и тем самым — к единению в Боге наших сердец. Самым важным для людей на нынешнем этапе было бы то, чтобы они, всему вопреки, в светлом луче Божественного Откровения обрели свое очищение, обновление и единение.

Кому Господь посылает такое увещевание, тому дает Он и духовный слух, дабы он внял Его увещеванию. Воздадим же хвалу Ему за Его радение о нас! Да будет благословен в веках путь к Нему, за Ним и с Ним!11

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *