Час второй

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

5

Мне остается подвести итоги.

Первое, что надо установить: идея социализма, спасающего человечество от капиталистического неустройства — потерпела крушение и пала. Социализм не противоположен капитализму и не преодолевает его. Он сам есть разновидность, и притом худшаяпротивоестественная и унизительнейшая разновидность капитализма. Те неурядицы, бедствия и несправедливости, которые мы видим в капиталистическом строе, — не только не устраняются социализмом, но доводятся им до высшей степени и распространяются поголовно на всех. То обстоятельство, что в социализме не много капиталистов-работодателей, а один-единственный, да еще диктаториально властвующий, — бесконечно и безнадежно ухудшает положение всенародного пролетариата. Перед лицом этого монополиста-работодателя, этого дающего работу диктатора, этого террористически эксплуатирующего государственного фабриканта все становятся пролетариями и все пролетарии становятся беззащитными рабами. Социализм есть потогонная системазакрепленная голодом и террором. Социализм есть абсолютная зависимость рабочего от работодателя, зависимость не только в источнике дохода, но и в жилище, в питании, в семейной жизни, в воспитании детей, в воззрениях и в вере. В социализме личность перетирается до гибели между машиной фабрики и машиной государства. И это неизбежно, ибо идея социализма по самому существу своему старается не расширить духовные отдушины капиталистического строя, а закупорить их до конца; не преодолеть болезнь пролетарского состояния, а закрепить ее и распространить на всех граждан; не озонировать души свободой и творчеством, а внушить людям, что свобода им не нужна, и поработить их творчество плоскою, ровною и обязательною схемою.

Поэтому верить в социализм, как в спасительную социальную идею, может только тот, кто его не испытал, или же тот, чья скудная и злая душа удовлетворяется таким строем.

Второе, что необходимо установить: социализм есть продукт материалистического и формально-рассудочного воззрения на мир и на человека; и в этом отношении он кость от костей всей современной культуры, которая верит чувственному и презирает неосязаемое, культивирует формальное и механическое, поклоняется машине и не желает знать органического и духовного. Именно поэтому социализм и впал в свою величайшую ошибку: он истолковал человека и его труд, человеческое общество и его хозяйство как механизму он пренебрег главным в хозяйствовании — душевной и духовной мотивацией трудового процесса; и вообразил, что, отменяя частную собственность, уродуя и обеспложивая этим здоровую интенсивную мотивацию труда, — он может построить здоровое и творческое народное хозяйство. Не напишет слепой картины; нелепо женить кастрата; не будет хозяйственно творить человек с закупоренным или удушенным инстинктом самосохранения. Стоило человечеству отменять рабство, чтобы насаждать социализм! Стоило народам воспитывать себя к свободе, растить в себе автономную личность и нерабское правосознание, чтобы распластаться перед новою элитою материализма и отречься от всей своей истории!

Третье, что необходимо установить: вместе с социализмом, через него и в нем будет поколеблена и скомпрометирована идея государственного всемогущества. Всего нельзя приказать людям. Мало того: самое главное в жизни человека — любовь, молитва, творчество, познание, убежденность — не может быть вынуждено никакими законами, никаким террором. Террор может вызвать к жизни только холопство и лицемерие; и лицемер однажды предаст своего угнетателя, а холоп расправится со своим поработителем так, как это не раз уже видела история.

И если современные западноевропейские массы, обкормившиеся демократическими свободами и обольщенные социалистическими обещаниями, — продадут реальную свободу за напрасно чаемую сытость, то они переживут жесточайшее разочарование и завершат его в дальнейшем свирепою местью.

И наконец, четвертое: попытка социализма построить государство — не на безбожии, нет, — на противо-божии и противорелигиозности даст плоды, от которых человечество будет содрогаться в течение веков. То духовное опустошение и оголение инстинкта, которому социалисты подвергают душу массы, делает ее, эту душу, государственно неспособною и социально извращенною. Этого нельзя раскрыть в двух словах; но тот, кто пристально всматривался в историю человечества, кто пытался измерить живым опытом природу человеческого правосознания, тот поймет мою мысль сразу. Современный кризис социализма есть в последнем счете кризис современного безбожия, и природа, не терпящая пустоты, вырастит неизбежно из человеческого инстинкта, оторвавшегося от Бога, — явления такой порочности, такого сатанизма, от которого человечество будет еще долго содрогаться.

Социалистическая химера, отпав от христианства и выйдя из-под благодатной руки, – должна была рано или поздно развернуть себя в действительности. Она должна была пройти через осуществление — и потерпеть крушение. И во что же превратится это крушение? Что даст оно9 Это будет величайшее жизненное оправдание христианства И величайшая школа частной собственности В этом опыте — христиане научатся ценить и отстаивать начало частной собственностиа частная собственность будет искать и найдет новые христианские формы.

Там, в не слишком далеком будущем уже зарождается и слагается новая социальная идея — социально-братская, но не социалистическая. Человечество стоит перед новой социальной идеей и программой, перед новым правосознанием. Нам всем надлежит думать об этих новых путях жизни — денно и нощно.

И призывом к этому я и закончу мою сегодняшнюю лекцию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *