IX. ВОПРОС КАЧЕСТВА

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Русские патриоты, интересующиеся фашизмом, должны понять и раз навсегда усвоить, что фашизм есть ставка на качество. Без этого он не победил бы в прошлом. Если в будущем это изменится, то он выродится и повлечет свою страну в пропасть. Так будет повсюду. Или качественный отбор удастся: и тогда в стране начнется расцвет; или же качественный отбор не удастся, и тогда страна пройдет через стадии гражданской войны и революции.

С самого 1922 года, когда совершился фашистский переворот, многие из русской эмиграции и многие в самых различных странах Европы стали чувствовать себя «прозревающими» и, вот уже, «прозревшими»: они решили, что они «поняли», что именно «надо делать». И, по-видимому, приступили «к делу». Что же именно «надо делать»? А вот что: волевое меньшинство должно сорганизоваться (лучше, если в пределах армии), выбрать удобный момент и совершить переворот; а потом уже «все просто» — ликвидируй коммунистов и делай по форме приблизительно то самое, что коммунисты делали, но только уже не слева, а справа… т. е. сажай всюду своих, отменяй народное представительство, дави свободу и «валяй» партийную диктатуру…

Тот, кто знает Италию и видел фашизм, видел его в жизни и на деле, кто побывал в его стихии, — идейной, эмоциональной и волевой, — тот не может относиться к такому пониманию иначе, как с презрением и гневом. Ибо это понимание — есть полное непонимание; это есть пошлое и порочное искажение фашистского духа; обезьянья догадка о великом деле; углубление болезни, а не излечение ее. И мы, научившиеся уважать и любить идею фашизма, должны своевременно и всячески предупреждать наших русских патриотов, что фашизм совсем не то же самое, что черносотенство, и что партийная диктатура может при известных условиях только ускорить гибель страны.

А между тем и в наших рядах, и в западноевропейских странах этого, по-видимому, не учитывают. Упускают из вида или уже упустили главное: государственную идейность фашизма и его ставку на качество. Все свелось к тому, чтобы «поскорее» и «поздоровее» сорганизоваться «под кем-нибудь» и — «крути, Гаврила», «стряпай переворот», а «там видно будет». И начали, сегодня у Эгейского моря, завтра на Висле, послезавтра у Атлантического океана. Выйдет — значит, переворот, не выйдет — значит, недоворот. Если случится недоворот — значит, «недостря-пали» (Польша): тогда надо как-нибудь «достряпывать», по правилу «недосол на столе». А уж если «достряпается», тогда все просто, «дели вотчину», «сажай своих» (тех, кто вовремя услужил); да не забудь отблагодарить всех нужных, а то кто-нибудь неустроенный — новый переворот начнет готовить…

И вот, как дождевики после дождя, начали вскакивать всюду захватчики и переворотчики. По-видимому, есть два главных условия, надо быть военным (лучше — генералом) и иметь известную сумму денег, а остальное не так важно, как-нибудь само выйдет. По Европе заходила настоящая «переворотнад» зараза. Большой идеи нет, а предприимчивость есть. Слагается дух авантюризма и своеобразного, продешевленного и рассеянного, преторианства, общая послевоенная расшатанность правового уклада и правосознания, психическая утомленность и соблазн вооруженного вмешательства в политику довершают остальное… Кажется, что все эти «перевороты» только для того и делаются, чтобы вызвать новые «пере-перевороты», и трудно поверить, чтобы все это было началом оздоровления.

Во всяком случае все это совершенно не фашизм и прямо противоречит всем основным правилам Муссолини Во-первых, нужна идея и религиозное отношение к ней Во-вторых, дух рыцарственной жертвенности (saciifico) В-третьих, качественный отбор людей («la qualita») В-четвертых, точная цель («ineta piecisa») В-пятых, взвешенность и подготовленность акта («azione ben ponderata»), до 90 процентов вероятности успеха И тогда, исторический день и начало новой эры (а не новой клики) национальное единение (а не классовое торжество), неуравнивающая справедливость и подъем творческих сил.

Именно поэтому безыдейный захватчик и беспринципный переворотчик не имеют основания считать себя фашистами. Авантюризм не есть фашизм, и какие бы поверхностные сходства и внешние подражания ни обнаружились бы, качество и дух останутся иными, а потому иною будет и судьба.

И, точно так же, никакое количество сгрудившихся жадников и карьеристов не создаст фашистского течения. Фашизм есть движение гражданственного и более того — рыцарственного духа; а не духа интриги, нашепта, посула и пачкотни. ‘Фашизм есть начало служения и жертвы, а не пролазничества, не забегания и не приобретательства. И, например, наше русское черносотенство — является во всем этом прямою противоположностью фашизма.

Но главное значение имеет качество. «Ну да, — скажут мне, — нужны решительные, сильные люди!» — Нет, отвечу я; большевики тоже решительны и сильны; разбойники тоже сильны и решительны. Этого абсолютно недостаточно.Решительный человек (а ведь эта решительность сводится часто к крику и стуку) — может быть проходимцем и мошенником. Сильный может быть сильным во зле; и фашизм совсем не сводится к грубой беззастенчивостиНужна не сила, а благородная сила. Нужна не просто «воля», а честная и патриотическая воля. Энергичный и беззастенчивый напор черносотенных карьеристов не спасет ни одну страну, а погубит всякую. Качество человека определяется прежде всего тем, чего’он хочет, а потом только силою его хотения\ и история знает немало людей, которые именно силою своего хотения заслужили себе проклятие из рода в род; и так будет всегда, когда жадные и бесстыдные люди будут браться за государственное дело.

А для фашизма характерно как раз обратное: ибо он сложился именно в борьбе с жадностью и бесстыдством; и его успех объясняется не просто «силою», с которой он выступил, а прежде всего государственною верностью его воленаправления. Напор спас здесь потому, что он был направлен к верной цели. Горе народам, если они научатся у фашизма только напору! Ибо всеобщий беспредметный напор породит всеобщий беспредметный .отпор, и человечество замешается в столь желательной большевикам предбольшевистской каше!..

И прежде всего для фашизма важно, драгоценно, необходимо качество вождя… Все пошло бы в Италии иначе, если бы Муссолини не совместил в своем лице

эту умственную остроту и тонкость, и эту интуитивную зоркость, и это личное благородство, и эту волевую энергию. Будь он грубым, невежественным крикуном с уездным горизонтом; или жадным и слепым демагогом; или человеком со взятками и депутатской продажностью в прошлом; или хитрым и изворотливым интриганом, разъезжим шептуном и сикофантом — фашизм не стал бы фашизмом, ибо внутри его не удался бы качественный отбор. К темному проходимцу вдет темный же проходимец (к Ленину — Радек); невежда в центре — окружит себя неучами и обскурантами (Махно); к продажному потянутся все, кто продаются; интриган нанижет на свою нитку интриганов… Словом, грязь прилипнет к грязи — и большевизму противостанет новая редакция того же самого. Противостанет ли? Не растворится ли, не смешается ли, не амальгамируется ли в новую гибельную и презренную смесь?..

Вы хотите ощутить, что представляет из себя вождь итальянского фашизма? Сделайте так. Как только приедете в Италию, на любой итальянской станции, хотя бы самой маленькой — отыщите очередного дежурного по станции фашиста (они называются «национальными стражами» и узнаются по черной рубашке и черной шапке) и обратитесь к нему за помощью и советом; характер вашего затруднения или недоразумения безразличен — с билетом, с багажом, с разменом денег, с отысканием носильщика или врача. Скажите ему, пожалуй, что вы иностранец. И вы сразу почувствуете себя в атмосфере рыцарственно-вежливой доброжелательности, спокойной заботливости, которая знает свою власть и с талантливою быстротою устраивает ваше дело. Но если не хотите быть грубо-бестактным — не предлагайте на чай. Потом поезжайте дальше с чувством изумления, уважения и благодарности. И сообразите, что этот отбор уже произведен и все еще продолжает производиться во всей стране. Я знаю, что после этого вы приобретете и сохраните на память портрет того, кто своею волею и зоркостью произвел этот отбор… и кто сам таков, что нашел в себе масштаб для отбора таких людей.

Да, это была ставка на качество. Вы скажете, что были и ошибки? Могли быть; ибо люди не бога. Но эти ошибки все время на ходу исправляются. И поймите еще этот рок, согласно которому качество и волевая активность вождя создают организацию, ее дух и ее победу. Ибо победа не кончается переворотом, а только начинается: и определяется она тем, что будет делаться после переворота; и если победит Муссолини, то он создаст фашизм, а если победит обезьяна, то она создаст (по Ремизову) «обезьянью великую и вольную палату» («обезвелволпал»).

И как не тревожиться, видя эту тягу к безыдейным и не подготовленным переворотам, которая носится в европейском предгрозовом воздухе? И что, если все эти перевороты и недовороты начнут порождать повсюдные «обезвелволпалы»? Если желанная и необходимая реакция на большевизм будет авантюристически, мракобесно и противогосударственно продешевлена, опошлена и сорвана? Отдаете ли вы себе отчет в том, кто заинтересован в этом срыве; кому нужна справа не мудрость, а смута; кто всегда готов выдвинуть авантюриста на место вождя?..

Но не называйте же всего этого «фашизмом»!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *