О НАШЕМ ЛЮБИМОМ ПАСТЫРЕ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В наше смутное, непроглядное время, когда все замешалось и сдвуличилось, когда самый воздух общечеловеческой жизни напоен заведомой ложью и лицемерными соблазнами, — как светло, как легко, как радостно нам сказать чтимому и любимому духовному отцу о своем почитании и о своей любви; сказать ему, что видим свет духа, исходящий от него, что радуемся этому свету и созерцаем его, как свет Православия и свет России!.. Ибо знаем, что этот живой свет Православия и России — и в прошлом крепил и очищал русские сердца, и верим, что он и в будущем поведет нас к возрождению и новому творчеству.

Радостно нам поклониться пастырю доброму и мудрому, зоркому и независимому, ибо трагические судьбы нашего времени и скорбные явления наших дней научили нас ценить в православных священниках превыше всего эти качества духа, сообщающие ему истинные силы духа и делающие его истинным оплотом в деле нашего общего, — о, сколь трудного и ответственного!.. — стояния и противостояния. Мы идем к нашим пастырям за молитвенною силою, за живою любовью, за свободною христианской совестью; и когда находим в них эти дары и иные связанные с этим силы духа, то прилепляемся к ним духосыновнею любовью и благодарностью, видя, как наш колеблющийся и скудеющий огонь силится их Светом и разгорается их Пламенем.

Вот почему все те, кто знает Отца Сергия Иоанновича Орлова, чтут его и любят его.

Нет лучшего религиозного научения, нет более верного и неотразимого миссионерства, как искренность и сила молитвы. Ибо вера крепнет и множится не от аргументов, и не от волевого самозаставления, и не от повторения словесных формул, а от живого восприятия Бога в молитве, от вознесения и преображения сердца, от претрепетного предстояния. А это всегда и дает своим прихожанам и богомольцам служение отца Сергия. Кто внемлет его служению, тот слышит душу трепетно предстоящую, душу смиренно припадающую и вдохновенно богохвалящую, — и слыша, и видя, сам, незаметно входит в поток живой молитвы, в теплоту веры, приобщается искреннему и умиленному вознесению. В этом осуществлении первоосновы всякого духа и всякого пастырства: учить и научить может только тот, кто сам творит и сотворяет; и не только молитва родится из веры, но вера крепнет и углубляется от осуществляемой молитвы. Истинный пастырь есть живой источник молитвы.

И еще. нет лучшего христианского просвещения и насаждения, как живая щедрота любящего сердца. Ибо до тех пор, пока сердце черствеет в умственно-отвлеченных построениях, в ожесточении суда и ненависти, — ничто не откроется ему в откровении Христа Сына Божия Здесь все закрыто бессердечному, здесь все недостижимо себялюбцу, здесь все открывает только живая любовь. Вот что всегда дает нам общение с отцом Сергием — ив храме, и на исповеди, и за домашней трапезой, чувство прикосновения к сердечной купине, к доброте душевной, к существу, снедаемому жаром внутреннего огня Кто общается с ним, тот входит в струю любви, кто в горе, тот утешается, кто просит, тому идет навстречу живая помощь Это школа христианской отзывчивости, сердечного такта, любовной мудрости И все это — верно и прекрасно, ибо истинный пастырь есть живой источник любви

С этим у нашего духовного пастыря сочетается совестная зоркость, справедливость в оценках и живая, дерзающая, независимая ни от чего сила суждения Его духовное око издали видит соблазн и смуту, по оттенкам узнает неискренность и нечестность, — но никогда не преувеличивает дурного в людях. Отвергая, отец Сергий всегда прежде всего вспоминает о своем «недостоин-стве», о своей собственной слабости и греховности, осуждая по долгу и призванию, он прежде всего просит прощения за совершаемый им суд В суждениях же своих меряет единою совестью, единою верою, единою преданностью своей родине, и потому судит не как пристрастный осудитель, но как дерзающий исповедник, — призывая в одобрении, в благословении, в сочувствии и содействии, свободный от всякого угождения и потакания, и когда судит и осуждает, то сам больше всех и больше всего страдает за чужую низость или глупость И все это верно и прекрасно — ибо истинный пастырь есть живой очаг христианской совести.

Вот почему все те, кто знает отца Сергия Иоанновича Орлова, чтут его и любят его. И в наше смутное, ожесточенное и всесоблазняющее время мы ждем от наших пастырей именно молитвенной силы, именно живой любви, именно свободной и пред Лицом Божиим дерзающей христианской совести. И где мы находим такую неопалимую купину православного пастырства, там мы прилепляемся к ней доверием, любовью и духовным почитанием. И там в нас просыпается душевная потребность — светло, легко и радостно сказать нашему пастырю: «Спасибо Тебе, Отче, за свет, за силу и за чистоту духа, идущие от Тебя; знаем, откуда они; знаем, что и Ты знаешь об их Источнике; и потому кланяемся Тебе — и за них и за истинное смирение твое!»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *