ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ Т. Г. ШЕВЧЕНКО

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Социально-экономическое развитие основной части Украины (приднепровской) в конце XVIII и в первой половине XIX в. происходило в тесной связи с общим процессом развития России. Поэтому социальной почвой, на которой вырастало и развивалось мировоззрение Т. Г. Шевченко, была прежде всего та историческая обстановка, которая складывалась тогда в России в целом. Это тем более станет понятным, если учесть, что годы формирования взглядов и вообще большую часть сознательной, свободной от крепостной неволи жизни украинский поэт провел в Петербурге — в центре русской передовой общественной мысли.

Шевченко жил и боролся тогда, когда Россия подходила, а затем и вступила в переломный исторический период — период перехода от феодализма к капитализму. В конце XVIII и первой половине XIX в. в России, в том числе и на Украине, усиливается рост общественного разделения труда и расширяется внутренний рынок. Помещики все сильнее втягиваются в товарные отношения. Рост спроса на хлеб на внутреннем и внешнем рынках, естественно, усиливал разложение крепостнического натурального хозяйства. Показателем этого может служить резкое увеличение хлебного экспорта. В работе «Развитие капитализма в России» В. И. Ленин писал, что производство помещиками хлеба для рынка, развившееся в особенности в последнее время существования крепостничества, было предвестником распада феодально-крепостнических отношений.

Чтобы увеличить производство хлеба для продажи, в целях обогащения ради роскошной, расточительной жизни, помещики подвергали крестьянство жестокой эксплуатации, непрерывно сокращали его пахотные наделы, увеличивали барщину и оброк. На Украине, где производство хлеба для рынка приобретало все большее значение, барщинная эксплуатация резко усилилась. Трудящиеся массы села хронически голодали и фактически были на положении рабов.

Появившиеся фабрики вытесняли помещичьи предприятия-мануфактуры с менее производительным трудом крепостных крестьян. Для примера можно остановиться на развитии сахарной промышленности на Украине. Первый сахарный завод был построен в Киевской губернии в 1822 г., а в конце 40-х годов XIX в. их было уже более 200. В 1825 г. на Украине было 649 предприятий, а в 1860 г. их стало 2147 (без винокурен); наемные рабочие в 1828 г. составляли 25% общего числа рабочих, а в 1860 г.— 75%.

Развитие капиталистических отношений усилило процесс формирования украинской народности в буржуазную нацию.

Страна вступала в такую эпоху, когда весь ход экономического развития толкал ее к уничтожению крепостного права. На этой социально-экономической основе происходил рост освободительного движения в России и, в частности, на Украине.

Царское правительство держало народ в состоянии почта поголовной неграмотности. В первой половине XIX в. на всю Украину было только два университета и 10 гимназий, да и те предназначались исключительно для детей дворян, попов и чиновников. Ближайший сатрап царя Николая I, шеф жандармов Бенкендорф, заявлял, что народ надо держать в темноте, чтобы по уровню развития он не поднялся до монархов «и не посягнул бы на ослабление их власти».

Малейшее проявление свободной мысли беспощадно преследовалось. Церковь и ее служители — «жандармы в рясе» были призваны к тому, чтобы «именем бога» охранять крепостничество и самодержавие.

В основе официальной царско-помещичьей идеологии была «теория» о так называемых «трех китах», как вечных и незыблемых основах русской жизни, на которых держится феодально-крепостнический строй: «самодержавие, православие и народность». Под официальной «народностью» понималась непоколебимость самодержавия и православия. Некоторые профессора Московского университета, вроде Шевырева и Погодина, верноподданнически настроенные литераторы, подобно Гречу и Булгарину, а также реакционные журналы, вроде «Московитянина», со всем усердием пропагандировали эту официальную «народность».

Во многом сходную с официальной точкой зрения позицию» занимало так называемое славянофильство. Славянофилы К. А. Аксаков, И. С. Аксаков, А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин и другие «играли» в либерализм, «осмеливались» иногда «критиковать» крепостное право, изредка становились в позу оппозиционности к самодержавию, выступали против «подражания» Западной Европе, за развитие русской культуры и русского языка. Славянофилы были сторонниками сохранения крупного помещичьего землевладения, самодержавия и православия. Их точка зрения на так называемую «самобытность» России в конечном счете была продиктована боязнью «перенесения» революционного опыта из Западной Европы в Россию.

Русские революционные демократы, начиная с В. Белинского, решительно разоблачали славянофилов как апологетов крепостничества. Реакционность славянофилов видел и Шевченко.

Годы царствования Николая I, после разгрома декабристов, были периодом, когда в стране «…все было прибито к земле, одна официальная низость громко говорила, литература была приостановлена и, вместо науки, преподавали теорию рабства» (Герцен). Но тайно, скрыто, в подполье билась живая, передовая общественная мысль. Герцен писал по этому поводу: «Боясь светить ярко, светить вверх, она (передовая общественная мысль.— М.Н.), таясь, жгла внутри и иной раз светила вниз. Громкие речи заменяются тихим шопотом, подземная работа идет в аудиториях, идет под носом у Николая в военных училищах, идет под благословением митрополитов в семинариях. Живая мысль облекается в схоластические одежды, чтобы ускользнуть от наушников, и надевает рабскую маску, чтоб дать знак глазами,— и каждый намек, каждое слово, прорвавшееся, понято, становится силой. Удивительное время наружного рабства и внутреннего освобождения…» (А. И. Герцен. Собр. соч. в тридцати томах, т. XIV. М, 1958, ;стр. 157.). И в этой связи Герцен говорит о деятельности Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Белинского, Грановского.

Угнетенное, беспощадно эксплуатируемое, разоряемое помещиками и царем крестьянство подымалось на великую освободительную борьбу, нарастали крестьянские волнения и восстания. Именно этим объясняется то обстоятельство, что в центре внимания общественной мысли появился «мужик», крестьянин.

Передовые общественные деятели 30—40-х годов XIX в. сознавали, что среди крестьянства происходит большое революционное брожение. Об этом, например, прямо говорилось в среде петрашевцев. Ведущая, наиболее революционная группа петрашевцев обсуждала план революционного восстания во всероссийском масштабе.

Революционное брожение в крестьянстве видел В. Белинский. В письме к П. В. Анненкову в декабре 1847 г. сообщал: «Крестьяне сильно возбуждены, спят и видят освобождение. Всё, что делается в Питере, доходит до их разумения в смешных й уродливых формах, но в сущности очень верно… Обманутое ожидание ведет к решениям отчаянным» (В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений, т. XII. М., 1956, ятраць пьято! наук. шевченК. конференцп. Киш, 1957.). Понятно, что Белинский говорит о возможности крестьянского восстания. В знаменитом письме Белинского к Гоголю, по словам Ленина, нашли свое отражение революционные настроения крестьянства.

Все это свидетельствует о том, что революционное брожение среди крестьянства в 30—40-х годах ширилось и росло.

Революционное движение в Западной Европе в 30—40-х годах XIX в. также способствовало усилению роста революционных настроений в передовых слоях общественности России.

Царское правительство и его высшие чиновники видели назревающую для них опасность. Шеф жандармов Бенкендорф в 1839 г. в своем «всеподданнейшем» отчете писал царю: «Простой народ ныне не тот, что был 25 лет перед сим… Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством и тем опаснее, что войско составлено из крестьян же…» («Крестьянское движение 1827—1869 гг.», вып. I. LJeHTipoaipxM®. Соц-экгиз, 1931, стр. 31.).

Поражение царской России в Крымской войне еще ярче обнажило всю гнилость крепостного режима, усилило растущий кризис крепостного хозяйства и революционные настроения среди крестьянства.

Особенно резко усилилось и приняло большой размах крестьянское движение в 50-х годах. Так, на Украине в 1855 г. происходило большое волнение, известное под названием «Киевской казатчины». В нем принимали участие десятки тысяч крестьян, требовавших земли и полного освобождения от крепостной зависимости. Восстание было подавлено специально присланными царскими войсками. Многие крестьяне были убиты и ранены.

В 1856 г. на Украине снова возникло большое крестьянское движение, главным образом в Херсонской и Екатеринославской губерниях. Будучи не в силах больше выносить всю тяжесть крепостного гнета, под влиянием слухов о том, что в Крыму каждый, кто желает, может, будто бы, получить землю и стать свободным, крестьяне большими толпами, со своими семьями, двинулись на юг, к Перекопу. Царское правительство бросило несколько дивизий солдат и только таким путем удалось подавить это крестьянское движение. Об этом событии, как видно из дневника, знал Тарас Шевченко.

В стране создавалась обстановка, когда народ не хотел больше жить по-старому, а правительство не могло больше управлять по-старому. Складывалась революционная ситуация, наивысший подъем которой совпал в основном с годом смерти украинского поэта-революционера (1861 г.).

В таких условиях формировалось, развивалось и крепло мировоззрение Шевченко, которое отразило освободительные, революционные настроения крестьянства.

Больше того, из последних исследований историков известно, что в конце 50-х начале 60-х годов XIX в. в России существовал конспиративный организационный центр революционного движения, руководимый Чернышевским и связанный с конспиративным центром за границей в лице Герцена и Огарева. А в конце 1861 г.— первой половине 1862 г. в стране возникла тайная русская революционная организация «Земля и Воля» (См. статью и публикацию М. Нечкиной «Новые материалы о революционной ситуации в России (1859—1861)». Лит. наел., т. 61. М., 1953* стр. 459—522. История СССР, т. II. М., 1954, стр. 437.).

Но революционная ситуация, как известно, не переросла в революцию.

В 40—60-х годах XIX в. в царской России выявились, как говорит Ленин, «две исторические тенденции», «две исторические силы», которые и определили характер политической борьбы: помещичье-буржуазные либералы и революционные демократы.

Буржуазия в России, как известно, не была революционным: классом. Идеологами революционной борьбы крестьянства стали «разночинцы» — революционные демократы. Именно поэтому важные исторические задачи встали еще перед предшественниками революционной социал-демократии — перед революционными демократами: Герценом, Белинским, Чернышевским, Добролюбовым и их соратниками. К ним принадлежал и украинский поэт-революционер Тарас Шевченко.

Борьба против крепостного режима и царизма во второй четверти XIX в. приняла очень острый характер и выражалась в самых разнообразных формах. Росла агитация и пропаганда посредством журналов, связанная в особенности с именем Белинского, а впоследствии Чернышевского. Это, как говорил один из реакционеров о Белинском,— «бунт» в журналах, за неимением возможности в России бунтовать на площадях. Но этот «бунт» в журналах был идейным отражением крестьянских волнений и восстаний на улицах.

Прогрессивные идеи пропагандировались и с университетских кафедр. В работе «О развитии революционных идей в России» (1851) А. И. Герцен, например, писал: «…Московский университет становится храмом русской цивилизации; император его ненавидит, сердится на него, ежегодно отправляет в ссылку целую партию его воспитанников…» (А. И. Герцен. Собрание сочинений в тридцати томах, т. VII. М. 1956, стр. 212-213.).

Проявлением общественного революционного подъема следует также считать и организацию демократической общественностью воскресных школ для взрослых. Бурный в условиях того времени рост их количества свидетельствует о темпах нарастани я общественного движения. В организации воскресных школ активное участие принимал и Шевченко.

Ширилось реалистическое направление в литературе и искусстве, уделявшее все больше внимания простому народу, его просвещению, воспитанию в духе демократизма. Реализм в литературе нашел свое наиболее яркое выражение в творчестве великих русских писателей — Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, Гоголя и других. Он же выявился в той горячей борьбе против помещичье-буржуазной теории «искусства ради искусства», за новое направление в литературе и искусстве, которую вели Белинский, Чернышевский, Добролюбов.

Началось страстное искание новой теории для объяснения исторического процесса. В связи с этим развернулась борьба против старой помещичьей историографии, объясняющей все «волею божьей» и «мудростью» царей. Революционные демократы Белинский, Герцен, Чернышевский, Добролюбов, Шевченко и другие стали показывать роль народных масс в истории.

Резко возрастала неудовлетворенность религией, начало чему было положено Ломоносовым и Радищевым. Развернулась острая борьба материализма против идеализма, повышался интерес к диалектике, не примиряющейся с косностью и застоем.

В стране росли политические революционные тайные организации (петрашевцы, революционное направление во главе с Шевченко в Кирилло-Мефодиевском обществе, группа Герцена за границей), возникали заговоры, волнения, распространялись призывы к восстанию (Чернышевский — «Барским крестьянам…» и др.), учащались восстания крестьянских масс.

Во всем этом сложном комплексе переплетающихся средств и форм борьбы немаловажную роль сыграла вдохновляющая революционная поэзия Шевченко, его деятельность как писателя, общественного борца и мыслителя.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *