ВЛИЯНИЕ ПЕРЕДОВОЙ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ НА ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ Т. Г. ШЕВЧЕНКО

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Когда формировалось мировоззрение Шевченко, русская литература уже вполне сложилась. Она уже твердо встала на путь реализма. В ней нашли свое отражение антикрепостнические настроения крестьянских масс.

Шевченко восхищался творчеством великих русских писателей— А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя и других. Многие из произведений Пушкина он знал наизусть. В своих русских повестях и в дневнике Тарас Григорьевич часто упоминает имя Пушкина и относится к великому русскому поэту с глубоким уважением и любовью. Еще в 1840 г. Шевченко сделал акварельный рисунок к пушкинской «Полтаве». Вместе со своими друзьями и знакомыми он нередко читал сочинения Пушкина. Так, в Нижнем Новгороде на квартире у артистки Пиуновой читались «Сцены из рыцарских времен», «Каменный гость», в Петербурге у художника Брюллова — поэма «Анджело».

Находясь в ссылке, Шевченко неоднократно обращается с просьбой к друзьям и знакомым, чтобы ему прислали сочинения Пушкина, Лермонтова, Кольцова. При аресте Шевченко в ссылке у него были обнаружены сочинения Лермонтова и Пушкина. Как рассказывает сам Шевченко, он намеревался создать поэму «вроде «Анджело» Пушкина, перенося место действия на Восток, и называл ее «Сатрап и дервиш».

Но было бы, конечно, неправильно говорить о простом подражании. И великий русский поэт Пушкин и великий украинский поэт Шевченко отличаются самобытностью.

Шевченко воспринял традиции освободительной борьбы первого поколения борцов — революционеров-декабристов, продолженные Пушкиным. Как Пушкин в «Послании в Сибирь», в «Арионе», в десятой главе «Евгения Онегина» воспевает декабристов, так и Шевченко во «Сне» («У всякого своя доля»), «Юродивом» прославляет борьбу декабристов.

В 1859 г. в Лейпциге вышел сборник «Новые стихотворения Пушкина и Шевченко» (на русском и украинском языках), в котором, в обход царской цензуры, были помещены неопубликованные в России произведения обоих великих поэтов. Здесь впервые были опубликованы такие политически острые произведения Шевченко, как «Кавказ», «Завещание» (под названием «Думка»), «И мертвым и живым… послание», «Холодный Яр» и др. Этим как бы символизировалась общая направленность обоих поэтов в борьбе против царской деспотии.

В Россию нелегально проникло значительное количество экземпляров этого сборника. Только в библиотеках Ленинграда было выявлено 23 экземпляра (См. Ф. Я. Пpийма. Шевченко і вільна російська преса. Сбірник праць пьятої наук шевченк. конференції. Київ, 1957.).

Известно, какой большой интерес проявлял Пушкин к волнениям, к восстаниям крестьянских народных масс и, в частности, к движениям, происходившим под руководством Емельяна Пугачева и Степана Разина. В 1826 г., после разгрома декабристов, он создал три песни о Степане Разине.

Пушкин выступает как поэт-борец против крепостного права. В стихотворении «Деревня» он клеймит рабство, осуждает дикость и произвол помещиков:

Здесь барство дикое без чувства, без закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и время земледельца.

В десятой главе «Евгения Онегина» Пушкин пишет о революционно настроенных декабристах — Тургеневе, Пестеле, Муравьеве, Якушкине, который

Казалось молча обнажал

Цареубийственный кинжал…,

о Тургеневе, который

Предвидел в сей толпе дворян Освободителей крестьян.

По своим идейно-политическим настроениям Пушкин был вместе с декабристами, хотя формально он не состоял в их тайной организации и участия в восстании не принимал (В статье «Новое о Пушкине и декабристах» М. Нечкина утверждает, что у декабристов «Южного общества» было намерение принять Пушкина в «Общество», а также «выявилось горячее желание Пушкина вступить їв „Общество”» (Литературное наследство, т. 58. М., 1952, стр. 155—166).).

В отдельных случаях у Пушкина прорывается вспышка революционного гнева с такой силой, что он даже обращается к массам с призывом к восстанию, хотя это и не является характерной чертой его воззрений. В оде «Вольность», обращаясь к тиранам, он с гневом писал:

Питомцы ветреной судьбы

Тираны мира! трепещите!

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

Говоря об антикрепостнических воззрениях великого русского поэта, надо учитывать, конечно, то обстоятельство, что царская цензура не пропускала подобных произведений в печать. Но следует иметь в виду, что в 30—60-х годах в России была широко распространена нелегальная литература, которая ходила по рукам в списках. Об этом свидетельствуют многие современники. Герцен, например, писал: «Великий Пушкин явился царем-властителем литературного движения; каждая строка его летела из рук в руки; печатные экземпляры „не удовлетворяли” списки ходили по рукам» (А. И. Герцен. Полное собрание сочинений и писем, т. И, стр. 391.). То же самое в 1840 г. отмечал Белинский: «Как жаль, что не напечатана другая поэма Лермонтова… которая в рукописи ходит в публике, как некогда ходило „Горе от ума”: мы говорим о „Демоне”» (В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений, т. IV, стр. 344.).

Еще в 20-х годах царь Александр I возмущался тем, что Пушкин «наводнил Россию возмутительными стихами; вся молодежь наизусть их читает». При той громадной тяге, какую имел Шевченко к передовой мысли, при его большом количестве друзей и знакомых, несомненно, что очень многое из рукописной литературы антикрепостнического, революционного и атеистического характера не минуло и его рук и повлияло на формирование его мировоззрения.

Реализм в литературе, ее идейную направленность по пути освободительного движения, ее боевой дух заложил своей поэзией еще Пушкин. Впоследствии Белинский, как литературный критик, подхватил и развил это направление, поднял его на новую высоту. Пушкин хорошо сознавал то значение, какое имеет великая освободительная борьба революционеров-декабристов. В послании «К Чаадаеву» он восклицает:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья Напишут наши имена!

Думается, что в последней части «Завещания» украинского поэта звучат те же мотивы:

И меня в семье великой,

В семье вольной, новой,

Не забудьте — помяните

Добрым тихим словом.

Интересно отметить также точки соприкосновения обоих великих поэтов в борьбе против религии и в разоблачении низменных интересов церковнослужителей. Здесь мы имеем в виду пушкинскую «Гаврилиаду», его «Сказку о попе и о работнике его Балде» и такие произведения Шевченко, как «Мария», «Неофиты», «Сон» («У всякого своя доля»).

Но нельзя преемственность великих поэтов понимать упрощенно, прямолинейно. Пушкин боялся «разрушительной» крестьянской революции, хотя и отражал прогрессивные тенденции народа. Шевченко, вышедший из крепостных и всем своим существом крепко связанный с простым народом, отображал <в своем творчестве массовую вооруженную борьбу крестьянства как закономерное, исторически оправдываемое явление, он непосредственно обращался к народным массам с призывом к восстанию.

Любимым автором Тараса Григорьевича был также великий русский поэт М. Ю. Лермонтов. «Наш великий Лермонтов»,— так говорит о нем Шевченко. В своем дневнике, неоднократно цитируя поэзию Лермонтова, Шевченко восхищается «очаровательными стихами Лермонтова», его «глубоко поэтическими стихами». Всю жизнь он не расстается с произведениями Лермонтова. Будучи в ссылке, Шевченко в письмах к Лазаревскому и А. И. Лизогубу писал: «…сочинения Лермонтова и Кольцова, пришлите поэзии святой ради».

Созвучие произведений обоих поэтов определяется прежде всего идейно-политической направленностью в освободительной борьбе против зла и пороков современного им крепостнического общества. Известно, каким гневом воспылал Лермонтов в своем стихотворении «Смерть поэта», узнав об убийстве затравленного придворной реакционной кликой Пушкина. Это стихотворение в списках быстро облетело всю страну. Не может быть сомнения в том, что Шевченко знал о нем. «Железный стих» Лермонтова «облитый горечью и злостью», был направлен против крепостнической России — «страны рабов, страны господ». В борьбе против всех этих зол темного царства крепостной России поэт «мятежный ищет бури», ищет путей, методов, форм борьбы, ищет тех сил, на которые можно было бы опереться. Вот это свободолюбие великого русского поэта и роднило его с Тарасом Шевченко.

Свае идейно-политическое родство с Лермонтовым украинский поэт видит в том, что он также борется против «больших палачей», т. е. царей, которые проливают людскую кровь.

Автор «Горя от ума», друг и единомышленник виднейших деятелей декабристского движения А. С. Грибоедов произвел на Шевченко большое впечатление. Резкая и остроумная критика Грибоедовым язв и пороков крепостничества, косности и тупости царского бюрократического аппарата, злая ирония по поводу преследования всякой свободной мысли, по поводу циничной проповеди темноты, патриотизм писателя и его борьба против раболепия перед иностранщиной — все это не могло не привлечь внимания демократа Шевченко. Он называет Грибоедова «бессмертным поэтом».

Эта оценка целиком совпадала с мнением Белинского, который в своей рецензии в «Отечественных Записках» еще в 1841 г. комедию Грибоедова «Горе от ума» назвал «бессмертной». В письме к Боткину в этом же году он писал: «…расейская действительность гнусна… комедия Грибоедова была оплеухою по ее роже» (В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений, т. XII. М., 1954, стр. 25.).

Огромный интерес проявлял Шевченко к великому русскому писателю Н. В. Гоголю и давал о нем самые блестящие отзывы. В своих повестях он нередко использует для сравнения гоголевские персонажи, например, Плюшкина, Афанасия Ивановича и Пульхерию Ивановну, гоголевскую сваху и др. В повести «Близнецы» он с радостью отмечает, как знаменитые «Мертвые души» «разлетелися быстрее птиц небесных по широкому царству русскому». Поэт был в курсе той идейно-политической борьбы, которая разгорелась тогда вокруг гоголевских «Мертвых душ». Он берет под защиту Гоголя от «солидных благомыслящих людей», иначе говоря, реакционно настроенных (вроде Булгарина, Сенковского, Шевырева и им подобных), называет их «бандой блюстителей нравственности».

Однажды друг Тараса Шевченко — княжна Варвара Репнина плохо отозвалась о «Мертвых душах». Уже будучи в ссылке, Шевченко все же вспомнил об этом, в письме к ней 7 марта 1850 г. он берет Гоголя под защиту и дает о нем самые восторженные отзывы. «…Я всегда читал Гоголя с наслаждением…,— пишет Шевченко.— Перед Гоголем должно благоговеть, как перед человеком, одаренным самым глубоким умом и самою нежною любовью к людям!… истинный ведатель сердца человеческого! Самый мудрый философ! и самый возвышенный поэт должен благоговеть перед ним, как перед человеколюбцем!».

И в ссылке Шевченко старается не расставаться с произведениями Гоголя. В письме к Б. Залесскому от 20 мая 1856 г. он благодарит за присланные ему «Мертвые души». 22 апреля 1857 г. он пишет А. М. Марковичу о том, что получил два тома Гоголя. С радостью сообщает Б. Залесскому 9 октября 1854 г., что ему удалось прочитать биографию Гоголя. Весьма характерно: едва только вышли в начале 1847 г. «Выбранные места из переписки с друзьями», как Шевченко из ссылки в письме к Варваре Репниной 24 октября 1847 г. просит прислать ему эту книгу. Как видно из письма В. Репниной, она исполнила его просьбу.

Всегда стремившийся к личному общению с передовыми людьми своего времени, Шевченко очень сожалел о том, что ему не удалось познакомиться с Гоголем.

Обличительный, объективно-революционизирующий характер творчества Гоголя был очень сродни гневной поэзии великого украинского поэта-революционера, направленной против крепостничества и царизма. Этим и объясняется, прежде всего, го влияние, которое имел Гоголь на Тараса Шевченко, и то величайшее восхищение и любовь, которые высказывал Шевченко к Г оголю.

В дневнике Шевченко говорит о том, что для борьбы с пороками многочисленного «среднего класса» «нужна ловкая, меткая, верная» сатира, но не карикатурная, «скорей драматический сарказм». Такую именно роль, по мнению Шевченко, выполняет «Ревизор» Гоголя. Наследуя эту гоголевскую традицию, Шевченко и сам создает ряд сатир, таких, как «Сон» («У всякого своя доля»), «Умре муж велий в власянице…» и др.

Украинский поэт восторженно отзывается о Гоголе, как главе целого направления в литературе, за которым идут такие гениальные писатели, как, например, Салтыков-Щедрин с его замечательными «Губернскими очерками». «Я благоговею перед Салтыковым,— пишет Шевченко.— О Гоголь, наш бессмертный Гоголь! Какою радостию возрадовалася бы благородная душа твоя, увидя вокруг себя таких гениальных учеников своих. Други мои, искренние мои! Пишите, подайте голос за эту бедную, грязную, опаскуженную чернь! За этого поруганного бессловесного смерда!» (V, 120).

Гоголь бессмертен, по мнению Шевченко, именно потому, что он и его гениальные ученики, показывая бесправие народа, всю гниль крепостнического строя, продажность и произвол царского бюрократического аппарата, смело подняли свой голос за бедную «чернь», «за бессловесного смерда». В этом, в конечном счете, в борьбе за интересы простого народа сказывается сильнее всего влияние Гоголя на Шевченко.

«В «Мертвых душах» Гоголь писал, что ему приходится «озирать всю громадно-несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы!» (Н. В. Гоголь. Избранные произведения. Издпво Московский рабочий,, 1948, стр. 750.). Эту же мысль Шевченко образно выразил в стихотворении, посвященном Гоголю, отметив одновременно, что он борется за то же раскрепощение народа, но только иными средствами. Обращаясь к Гоголю, поэт писал:

Все оглохли, все ослепли,

В кандалах… поникли…

Ты смеешься, а я плачу,

Друже мой великий.

Но Шевченко не только «плакал» слезами ненависти против угнетателей закабаленного народа. В своих сатирических поэмах он «осмеивал» крепостнический строй жизни. В том же стихотворении «Гоголю» поэт писал, что он вместе с Гоголем будет «смеяться и плакать».

Шевченко прекрасно понимал значение гоголевского горького смеха: разорвать «кандалы», в которые закована царская Россия.

С сатирическими произведениями в дошевченковский период выступали, например, украинский философ и поэт Сковорода, Котляревский и другие украинские писатели. Шевченко поднял украинскую сатиру на новую высоту. Он разил своим уничтожающим смехом, революционным словом не только отдельные недостатки и пороки самодержавно-крепостнического строя, но и самые основы этого строя.

«Незабвенный наш Гоголь», «Наш великий Лермонтов», «поэт наш» — Кольцов,— пишет Шевченко. И это слово «наш», применяемое Шевченко ко многим передовым деятелям русской культуры, в устах великого украинского поэта-революционера и мыслителя имеет громадное значение. В нем заложено глубокое понимание исторического значения дружбы двух братских народов — русского и украинского, понимание их духовной связи, общности культуры, понимание того, что более развитая, передовая культура великого русского народа оказывает благотворное влияние на развитие передовой общественной мысли Украины.

Тарас Шевченко любил также великого русского баснописца И. А. Крылова. Он знал его произведения и неоднократно цитировал их в своем дневнике, упоминал также в русских повестях. Шевченко считал, что необходимо переиздать и более широко распространить сочинения русского баснописца. Он называл И. А. Крылова великим поэтом.

Шевченко интересовался также творчеством русского народного поэта А. В. Кольцова.

Итак, на формирование мировоззрения Шевченко, несомненно, оказали благотворное влияние передовые идеи уже сложившейся тогда русской литературы. И это понятно, поскольку Шевченко жил в центре передовой общественной мысли — в Петербурге, во многом учился и воспитывался на русской литературе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *