Философия в жизни личности.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Философия способствует становлению и развитию воли, мировоззрения, гуманных идеалов, нравственных ценностей человека. Она мобилизует все средства и способы для достижения личного счастья и общественного признания. Философия наставляет индивида строить свою жизнь так, чтобы ощущать себя постоянно востребованным обществом и способным активно влиять на духовный климат в нем.

Философски образованный человек – это всегда духовно сильная личность. Иначе говоря, предназначение философии – в искусном возвышении индивидуалистского сознания личности до коллективистского, то есть до признания того, что ее бытие сопряжено с развитием общества. В содержании философии главное – интеллектуальная и нравственная нацеленность на формирование уникальной человеческой личности, а также ее социальной ответственности за все созидаемое на Земле. Но и этого мало: она призвана «заряжать» людей высокой духовностью – той внутренней энергией, или жизненной силой, которая формирует или «реконструирует» судьбу всего человечества. А из этого следует, что феномен духовности не ограничивается только сферой сознания. Он проявляется в общественном и индивидуальном бытии личности при наличии чистой совести и волевых качеств, благодаря которым осуществляется жизненное самоутверждение человека.

Философия, другие гуманитарные дисциплины ищут сегодня правильные критерии, которые адекватно отражали бы всю сложность человеческой природы, в том числе ее метафизическую глубину, ее духовное измерение. Многие считают, что человек, потеряв силу своего духа «умирает» как личность еще до своей физической смерти. А упадок духовности начинается с моральной подавленности в условиях, образно выражаясь, «загрязнения» духовной атмосферы, негативных изменений нравственного климата в обществе. Важно отметить, что безудержно увеличивающееся количество «духовной грязи» рано или поздно может резко перейти в антигуманное качество сознания людей. «У нас появились академики-демократы, – заявлял академик Д.С. Саркисов, – которые в угоду власть предержащим высказываются за “урезание” и даже прикрытие кафедр философии, то есть, по сути дела, за превращение нас в спинномозговые существа» [21]. Предотвратить такой духовный коллапс будет чрезвычайно трудно.

Произойти же этот духовный кризис может гораздо раньше, чем антропогенная природная экологическая катастрофа. Поэтому надо действовать, не теряя ни минуты. Американский философ Уильям Джемс (1842-1910) писал: «Мы стоим в горном проходе, среди снегов и вихрей, окутанных туманом, сквозь который иногда открывается вид на тропинки, быть может, ненадежные. Если мы будем стоять без движения, мы рискуем замерзнуть; если мы выберем ложный путь, мы можем разбиться насмерть; мы даже не знаем, наверное, есть ли истинный путь? Что же нам делать? Не терять присутствия духа!» [22]. Прогрессирующее «загрязнение» духовно-интеллектуальной среды может привести к вырождению общечеловеческой культуры граждан, а вместе с ней – и человека как духовного существа. У трезво мыслящих людей возникает тревожный вопрос: а есть ли выход из духовного тупика, в который попала Россия? Возможно ли духовное возрождение? Возможно, и необходимо! Но для этого надо восстановить у россиян представления о национальных интересах, самоуважении, заполнить ценностный вакуум, который является одной из главных причин люмпенизации и криминализации широких масс, возродить мораль и коллективистские представления об общих целях и задачах.

Духовность не только рационализирует мир, но и вносит в него любовь и гармонию, неотделимые от гуманизма. Поэтому сегодня жизненно необходимо обращение России к ее традиционным ценностям: патриотизму, коллективизму, социальной справедливости, добросердечию, нестяжательству и т.п. И уже делаются некоторые шаги в этом направлении. «…Приметы духовной позиции, необходимой для возрождения культуры, намечаются в нынешнем политическом активизме, но в неочищенном виде; их опутывает безмерный пуерилизм, заглушают вопли запертого в клетку зверя, они запятнаны ложью и обманом. Как бы то ни было, эту культуру на следующем этапе придется нести молодежи, которую нельзя упрекнуть в недостатке готовности отдавать себя, отдаваться служению и лишениям, совершать поступки и жертвовать собой» [23]. В приведенном выше отрывке предельно точно сформулированы актуальнейшие задачи духовного возрождения. Но сказаны эти слова не сегодня, а более пятидесяти лет назад. Принадлежат они нидерландскому ученому и философу Й. Хейзинге (1872-1945).

Будучи системой критических интеллектуально-нравственных оценок сложных поворотов в судьбах отдельных людей и целых народов, духовная культура всегда есть совокупность потенциальных сил человека, высший мировоззренческий уровень. Поэтому все формы и способы философствования направляются на подъем человеческой духовности, на возвышение морально-этической и мировоззренческой его позиции. Философия как некая ипостась персонализированного разума человека рефлектирует на получаемые им знания и жизненный опыт, на осознание смысла личной жизни, постигаемого каждым в индивидуальном ключе. И напрасно некоторые интеллектуалы все еще считают, что возможна совершенно свободная и независимая от личной жизни индивида философия духа.

«Совершенно автономной философии, возвышающейся над “жизнью”, никогда не было и никогда не будет, – вполне резонно заметил Н.А. Бердяев, – философия есть функция жизни, самосознание, просветление жизни, она совершает свое дело в жизни и для жизни, и всегда зависит от того, что совершалось в глубине жизни» [24]. Разве можно возразить философу? Его убеждение, что философия нацелена на оказание помощи человеку по прогнозированию, планированию будущего в определенной системе координат его жизнедеятельности, совершенно оправданно. Особенно это актуально для развития духовного мира и философского мировоззрения ученого.

Анализ состояния духовности и философского мировоззрения крупных ученых всегда представляет известные трудности именно потому, что это люди незаурядные и своеобразные. С другой стороны, необходимо принимать в расчет среду, место и время их жизни и творчества. Примером может служить выдающийся русский физиолог А.А. Ухтомский (1875-1942). Это был ученый с большой буквы, оригинальный философ, истинный учитель жизни. По широте кругозора, по стилю мышления, по диапазону обобщений и остроте предвидения князь А.А. Ухтомский (именно так он подписывал все свои статьи) был гениальным теоретиком в области гуманитарного образования и воспитания медиков. Широта интересов сочеталась в нем с глубоким убеждением в необходимости тесного союза различных отраслей медицины с философией и психологией. Он был врагом узкой специализации, но особенно – дробления медицинской науки на бесчисленные изолированные ветви. «Наука соединяет людей через границы школ, – любил повторять А.А. Ухтомский, – через границы предубеждений и симпатий, через границы наций и государств» [25].

Каждое новое поколение специалистов-медиков, естественно, приносит с собой свежесть духовно-моральных сил, интеллектуальную энергию и эмоциональное воодушевление, мощный порыв творческого энтузиазма. Но, как утверждал Козьма Прутков, «специалист подобен флюсу – полнота его одностороння». Задача постижения современной философии в том и состоит, чтобы дать специалисту объемные мировоззренческие и философско-методологические ориентиры в нравственном осмыслении нынешних научных оснований медицины, направить все их жизненные силы и энергию, молодой пронидательный ум и духовный порыв на смелое и дерзновенное искание научно-философских истин, объединенных парадигмой научно-концептуального плана. Короче говоря, философская подготовка молодому поколению медицинских специалистов необходима, чтобы развивать новую духовную ментальность и «взращивать» в себе гуманные качества. Ибо, говоря словами Вл. Соловьева, только философия «делает человека вполне человеком».

Медики всегда мечтали о развитии в личности врача гармоничного сочетания духа (разума, воли, мужества) и душевности (совести, милосердия, внимательности и физического совершенства). «О, как хочется верить, что грядущее поколение врачей будет развиваться при иных, лучших условиях, чем те, среди которых развивались мы. Представляю себе, – восклицал

Н.В. Склифосовский (1836-1904), – что когда-нибудь на Руси будет заложена школа, ближе подходящая к идеалу школьных требований, чем наша современная! В этой школе образование ума и правильное развитие тела гармонически сольются с разумом, точным и основательным нравственным воспитанием юношей» [26]. К сожалению, мечта русского ученого еще очень и очень далека от своего реального воплощения. Свидетельством тому являются горькие слова великого ученого современности, математика, философа Норберта Винера (1894-1964): «Я от всего сердца жалею современных молодых ученых, многие из которых, хотят они этого или нет, обречены из-за духа времени служить интеллектуальными лакеями или табельщиками, отмечающими время прихода и ухода с работы»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *