Наука в системе познания

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наука — определяющая сфера в культурном развитии людей. Она, как сказал А. Эйнштейн, «есть неустанная многовековая работа мысли». В лице науки человечество приобрело весьма эффективное средство наиболее точного (истинного) познания и философского понимания «секретов» мироздания, причин его саморазвития.

Будучи социальным институтом, живой, постоянно совершенствующейся системой, наука добывает и творит новые знания и на их базе формирует научную картину мира. Она позволяет познавать и оценивать законы развития человеческого сообщества через выработку множества парадигм, теорий, концепций, гипотез и т.д., хотя нередко и весьма противоречивых. Формула науки: познавать, чтобы предвидеть; предвидеть, чтобы осознанно преобразовывать мир.

Путь разума в поисках истины.

Путь разума в поисках истины привел его к научной форме познания. Научное познание как высшая форма познания мира всегда развивалось во взаимодействии с философией. Можно выделить несколько исторических типов такого взаимодействия. Первоначально на Востоке (в Вавилоне, Египте, Индии, Китае) такие науки, как медицина, математика, геометрия, астрономия, достигли весьма заметных успехов. Но они были

сугубо опытными и прикладными, иначе говоря, дотеоретическими. Зачатки научных знаний сосуществовали с мифологией, религией, другими видами духовной культуры. К VI веку до н.э. возникла некая «нерасчлененная наука» — натурфилософия, которая включала в себя практически все имевшиеся к тому времени знания о естественной природе и философские взгляды. В данный исторический период такая форма связи научного познания и философствования в достаточной мере способствовала их саморазвитию. Постепенно сформировалось комплексное поле познания целостного мира: Космоса, живой природы и мельчайших элементов вещей — атомов. В его границах возник ряд весьма ценных научных гипотез в области астрономии, математики, медицины. Современные исследователи обращают особое внимание на становление системного научного познания, на рациональную связь между различными его утверждениями, на стремление к логическому доказательству нового знания, то есть к достижению истины.

Понятие «истина» в философии и науке предполагает результат работы чистого разума. Она рациональна и может быть выражена в понятиях и категориях. Истина стала обозначать достижение соответствия (или адекватности) знания объекту. Это значит, что содержание истинного знания никогда не зависит от познающего субъекта. Оно обусловлено только объектом познания и ничем более. Истин не может быть две или более -она всегда одна. А что касается характеристики истины как абсолютной, относительной, объективной, то это лишь различные стороны (или аспекты) одного истинного знания о каком-либо предмете, вещи или явлении природы, общества. Абсолютная истина — это вечная истина, она не подвергается никакому сомнению. Однако будучи объективной и абсолютной, истина может быть относительной (верное, но ограниченное знание). Абсолютная истина складывается из суммы относительных. Истина может быть и носительницей ценности, но, в отличие, например, от добра, красоты, сама она ценностью не является. Философия с древних времен слывет мудростью не только в смысле выполнения ею прогностической функции, но и в символическом смысле, так как целью ее является теоретическое осмысление чего-либо, объективно существующего в природе и обществе.

Методы постижения истины философией и наукой являются сугубо рациональными, тогда как в религии и искусстве путь к истине всегда иррационален. В религии истина есть сам Бог, непостижимый по существу, но бесконечно познаваемый в своих действиях (энергиях), многообразно открывающихся человеку. Постижение истины в искусстве глубоко интимно и субъективно. Поэтому оно не связано, по существу, ни с одним ортодоксальным учением и ни с какой религией. Научная истина порождается деятельностью ученого и является его интеллектуальным подвигом. В силу этого по форме выражения она субъективна, а по содержанию представляет собой объективное знание, очищенное от субъективности. В Средние века, когда безраздельно господствовала религиозная догматика, натурфилософская цель постижения истины почти исчезла. А наука была нацелена на помощь религии в «доказательстве» абсолютной истинности Бога, являющегося творцом бытия и жизни.

Магистральная дорога науки того времени фактически вела в лабиринты схоластики и тупики теологии, далекие от постижения истинного знания о бытии природы и жизни людей. После «темной ночи Средневековья» (Маркс) наступил рассвет истинной науки Нового времени. Новыми идеями об истине были наполнены работы Ф. Бэкона, Р. Декарта, Б. Спинозы, Д. Локка, Г. Лейбница, И. Ньютона и других ученых-мыслителей. Философы и ученые того времени не только определили естественнонаучные подходы и философские принципы постижения истины в процессе исследования природы, но и восполнили многие пробелы в понимании внутреннего мира человека. Они стремились «очистить» человеческий разум от чрезмерной субъективности, обосновать приоритет рационального опыта, научного эксперимента в познании истины. Но в конце XVIII века натурфилософия в принципе исчерпала свои возможности в обеспечении творческого взаимодействия между естествознанием и философией. К этому времени в качестве самостоятельных областей научного знания стали развиваться не только математика, геометрия, физика и астрономия, но и химия, биология, физиология, медицина. Перед мыслителями встала ответственная задача поиска новых путей укрепления связи между наукой и философией.

Философский анализ научного познания как отражения мира в сознании человека предприняли французские мыслители. Наиболее красноречиво эту концепцию выразил Д. Дидро (1713-1784): «Мы, — писал философ, — инструменты, одаренные способностью ощущать и памятью. Наши чувства — клавиши, по которым ударяет окружающая нас природа, и которые часто сами по себе ударяют» [1].

С возникновением диалектического материализма взаимосвязь между философией и науками стала осуществляться на основе мировоззренческого и научно-методологического взаимодействия. Современная наука в поиске истины при всех своих великих достижениях, а точнее — благодаря им, является более скромной, чем наука недавнего прошлого. Сегодня ученые значительно реже говорят о безусловных законах, а чаще — о гипотезах, теориях, меньше о детерминизме и об абсолютной истине и больше о вероятности и о «моделях». Последние понимаются не как умственные построения или наглядные копии реальности, а как эффективные методы размышления над проблемами реальности для достижения поставленных человеком целей.

Ныне отражение мира трактуется не как копирование предметов, вещей и явлений наукой, а как противоречивый процесс взаимодействия отражаемого и отражающего, чувственного и рационального, мыслительной и практической (созидательной) деятельности исследователя. Современные философия и наука уже ставят вопрос об обратимости времени. В этой связи Ф. Франк, известный физик и философ, иронизирует: «Наука похожа на детективный рассказ. Все факты подтверждают определенную гипотезу, но правильной оказывается, в конце концов, совершенно другая гипотеза» [2].

В современной науке имеет место переосмысление понятия объективности. Согласно традиционным взглядам, наука имеет дело с объективностью, абсолютно независимой от личных качеств и интересов исследователя. В наше время все чаще научные исследования стали рассматриваться как зависящие от поставленных ученым целей. Более того, после появления трудов физика-теоретика В. Гейзенберга (1901-1976) укрепилось мнение, что при некоторых весьма тонких опытах, особенно связанных с исследованием микромира, само наблюдение влияет на результаты опыта, а полученное в эксперименте знание является во многих отношениях знанием относительным. В связи с этим появилась концепция антропного (греч. anthropos -человек) принципа соответствия между особенностями разума человека и фундаментальными свойствами объективной реальности. Теперь ученые моделируют картину Вселенной и решают многие сложные и актуальные проблемы ее познания с учетом человеческого (антропного) фактора. Признавая в познании мира общую определяющую первооснову всего существующего, нельзя сбрасывать со счетов и человеческую составляющую. Она тоже должна рассматриваться как один из принципов постижения любого вида движения материи, развития и саморазвития действительности, ее информационной насыщенности.

Нацеленность ученых на исследование многообразных объектов природы и общества, на их качественное изменение фактически подразделяет науку на множество отдельных, частных исследовательских областей, по-своему постигающих различные стороны и аспекты реальной действительности, многообразные формы и способы существования материи и сознания. Объясняя материальное и духовное состояние бытия в идеальной форме рационально-эмпирического знания, наука образует единую, взаимосвязанную и развивающуюся систему постижения и «конструирования» мира, уникальный социальный институт. Ученые пользуются особым признанием и уважением в обществе, ибо являются движущей силой социально-культурного прогресса. Однако еще английский писатель Герберт Уэллс (1866-1946) отмечал следующий момент: «Парадоксальная особенность науки состоит в том, что она преобразует весь мир, в то же время является порождением духа людей, которые нуждаются в защите и помощи больше, чем другие категории работников» [3]. И это действительно так, ибо ученые по большей части становятся средством для достижения корыстных целей в руках коммерсантов, политиков и иных заинтересованных лиц. А ведь ныне в научной сфере работает свыше 5 млн. человек, что составляет около 90% всех ученых, когда-либо живших на Земле [4].

Ученые стремятся интегрировать и систематизировать все логически связанные между собой формы обыденного знания, полученные из различных источников. Научное знание формируется как результат системного исследования и интеграции научных фактов, гипотез, теорий и целостных парадигм. Последние, кстати, становятся исходной предпосылкой для дальнейшего научного исследования — поиска, производства и развития новых точных знаний о бытии.

В структуре научного знания различают два качественных уровня — эмпирический (греч. empeiria— опыт) и теоретический (греч. theoria — исследование). Эмпирический уровень, по сути, вероятностен, а теоретический — достоверен. Если первый отражает и выражает в сознании некий чувственный образ реальной действительности, то второй — это ее мыслимый «слепок» в виде теорий или парадигм, которые вскрывают общую сущность и основу бытия. Великий И. Кант, ученый и философ, убеждал, что истинная «наука (критически исследуемая и методологически поставленная) — это узкие ворота, которые ведут к учению мудрости, если под этим понимают не только то, что делают, но и то, что должно служить путеводной нитью для учителей, чтобы верно и четко проложить дорогу к мудрости, по которой каждый должен идти, и предохранить других от ложных путей; хранительницей науки всегда должна оставаться философия…».

За философией поныне сохранилась функция осмысления теории познания — гносеологии, мировоззренческого осознания добытых наукой знаний, аксиологической оценки учеными новых знаний в социально-нравственном ключе. Кроме того, научные знания, как свидетельствует практика, получают всеобщее признание только после философского критического осмысления с позиции морально-этических ценностей. Современные философские системы конструктивно, критически ориентируют всякую научную деятельность (эмпирическую и теоретическую) во всех ее основных аспектах: как особый способ генерации нового знания об исследуемых явлениях и процессах в природе; как применение этих знаний в различных областях общественной и индивидуальной жизни людей; как развитие новых форм и способов организации творческой деятельности, которые определяют науку в качестве социального института и как первопричину естественной смены исторических типов творческой рациональности. Конкретная наука может подниматься до широкомасштабных философских обобщений, а философия — заполняться научным содержанием, даже сама становиться при определенных условиях своеобразной наукой. В содержание философского знания входят отдельные фундаментальные понятия естественных наук — такие, как атом, вещество, элемент и т.п. В философии используются и некоторые наиболее общие законы и принципы естествознания, например закон сохранения и превращения энергии. Но наряду с общими моментами, которые сближают философию с наукой, есть и различия между ними. Выводы философии в большинстве случаев лишены однозначности, характерной для любой науки.

Философия заинтересована в цельности знания о мире и потому противопоставляется науке, основным принципом которой является конкретность знания в смысле его преимущественной объективности в социально-ценностном востребовании. Ценность любого знания определяется общественной ориентацией. Философия как мировоззренческий феномен представляет собой особый тип общественного сознания, выросший из науки и, в свою очередь, много давший ей. Задача науки как специализированного знания — беспристрастно познавать мир. Задача философии — не постижение новых знаний о мире, обществе и человеке, а смысловая интеграция имеющегося знания, придание ему гуманитарного смысла, приведение общественного сознания к некоторому общему стандарту — нравственно-этическому, социально полезному. Философия как бы отбирает в интеллектуальном материале эпохи (в науке главным образом) некоторую часть знания и постоянно осмысливает ее по принципам и правилам, отличным от принципов и правил науки, то есть по мировоззренческим, методологическим, аксиологическим и т.д.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *