Наука в системе познания

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Теория науки в системе познания.

Теория науки в системе познания предполагает прежде всего анализ и осмысление основополагающих понятий той или иной конкретной науки, уяснение взаимосвязи и субординации с другими науками и видами познания. В конечном счете, теория науки требует пересмотра понятийного аппарата познания и построения стройной системы понятий данной науки. Современная теория науки как система построения новых форм и методов познания объективного мира весьма отличается от той науки, которая известна людям уже многие столетия. Заметно поменялся ее характер, появились неизвестные прежде приемы и методы познания мира, общества, да и самого человека. Принципиально изменился в этой связи и статус науки в культуре. Условно теория науки, имея четыре исходных функциональных направления исследования, делится на четыре разные по содержанию отрасли познания: естественнонаучную, техническую, общественную и гуманитарную. Познавательные функции науки не являются раз и навсегда заданными. Напротив, они исторически меняются и развиваются, как и сама наука. Качественные изменения функций науки представляют собой важную сторону собственно научного и философского ее осмысления: анализа и синтеза.

Основные функции науки состоят, во-первых, в описании ею фактов развития объективной действительности — природных и социально-культурных; во-вторых, в объяснении свойств, количественных и качественных характеристик всех исследуемых вещей, предметов и явлений; в-третьих, в обнаружении всеобщих связей и отношений между ними и установлении законов и закономерностей функционирования природных и общественных процессов; в-четвертых, в предвидении и предсказании тенденций и путей развития природы и общества; в-пятых, в накоплении и сохранении полученных достоверных знаний о действительности. Коротко говоря, призвание науки состоит в теоретическом отражении в общественном сознании и творческом преображении в общественной практике объективной действительности. Между тем фундаментальную науку, с ее высокой теоретизацией, необходимо отличать от прикладных знаний. Дело в том, что порой складываются жизненно опасные ситуации, когда в силу самонадеянного либо политически корыстного применения прикладных или технологических знаний, использования результатов высоких теоретизаций наносится вред самой науке.

Современная наука действительно оказывает сильнейшее влияние на все стороны культурной жизни общества, сферы материального, да и духовного развития людей. Она эффективно воздействует на технический и технологический прогресс, создает необходимые условия для повышения уровня и качества человеческой жизни. «Уразумение того факта, что вся совокупность процессов природы находится в систематической связи, побуждает науку выявлять эту систематическую связь повсюду, как в частностях, так и в целом», — писал Ф. Энгельс [6]. А это означает, что наука стала важным социальным институтом, который конституирует в условиях общественного разделения труда четкую направленность человеческой деятельности на производство объективных знаний о природе и обществе. Производство научных знаний стало неотъемлемым элементом совокупного общественного продукта. В этом проявилось не столько стремление самой науки к саморазвитию, сколько потребность общества, нуждающегося в использовании ее потенциала. Вся история науки — это очень сложное диалектическое сочетание процессов ее дифференциации и интеграции, связанных с освоением все новых и новых областей объективной действительности.

Становление науки как социального института произошло в Новое время, когда в Европе возникли первые научные общества и академии. В России Академия наук была открыта в 1725 году и сразу же заняла одно из первых мест среди академий других стран. Через пять лет в РАН насчитывалось уже 158 членов. Наиболее заметно научное движение активизировалось в советское время. Если к началу 1917 года в России насчитывалось 10 тысяч научных и научно-педагогических кадров, то к 1990 году их число возросло до 2 миллионов человек. В настоящее время, правда, оно составляет около 0,5 миллиона.

Большое значение в понимании и оценке места и роли науки в общественном строительстве имеют конкретные социальные цели и методологические технологии научной деятельности, посредством которых реализуется ее общественное назначение. Научные дисциплины, составляющие сегодня целостную науку, условно подразделяются на четыре больших направления: естественные, технические, общественные и гуманитарные. Правда, резкой границы между ними не существует, но подобное деление позволяет различать их по предметам и методам исследования. Любая наука начинается с постановки исследовательской задачи как проблемы, а ее дальнейшее развитие представляет собой переход от разрешения одних проблем к другим, более сложным. А проблема, кстати, предполагает не что иное, как знание о незнании. Ее научное разрешение предполагает выдвижение гипотез, сформулированных на основе реальных фактов, истинное значение которых неопределенно и нуждается в теоретическом доказательстве, а затем в практической проверке. Наука как рационально-эмпирический способ познания мира, общества и человека получила в культуре статус мыслительного (понятийного, концептуального, интеллектуального) моделирования действительности. В соответствии с этим ее считают видом высокоинтеллектуальной деятельности особой группы людей — ученых.

Вместе с тем само «производство» новых знаний — не самоцель, но важное средство для поддержания и саморазвития человеческого сообщества и каждого индивида. Это стало возможным тогда, когда наука превратилась в особый социальный институт, сопрягающий все знания — естественнонаучные, технические, гуманитарные и общественные — в интересах общества. В процессе соотнесения целевых задач науки со смыслом и характером созидательной и преобразовательной деятельности современного общества закономерно возникает вопрос: а может ли наука эффективно сочетаться с огромным разнообразием форм и видов духовной культуры? Отражая мир в его материальности, она образует единую, взаимосвязанную и развивающуюся систему знаний о законах его саморазвития. Последнее прямо связано с историей и теорией становления и развития самой науки. Мало что будет понято, если познавать мир как недифференцированное целое. Так и науку как познавательную деятельность людей невозможно объективно понять и оценить, философски не проанализировав историю ее становления и современное функционирование во взаимосвязи с другими формами общественного сознания. Философские рассуждения о роли и значении науки вне культурного пространства не дадут целостного понимания и решения этой проблемы.

Все дело в том, что сама наука, будучи одним из сложнейших видов творческой деятельности человека, в которую она включается как целостность со всем своим духовным потенциалом, не в состоянии ответить на этот вопрос. Сегодня формируется мнение об особой насыщенности нынешней культуры научной компетентностью, что придает ей черты объективности. Но такое утверждение только отчасти верно. История науки и философии свидетельствует об обратном: научное знание, да и сама наука сразу же после того как они стали признаваться в обществе особым духовным феноменом (по крайней мере в Европе), превратились в предмет устойчивого интереса представителей большинства философских школ и систем. Последние видят в науке и философии нечто общее, а именно то, что они взаимодействуют между собой как сообщающиеся сосуды, где и происходит взаимопроникновение идей, мыслей и т.д. Философия и наука, хотя и вышли из одного культурообразующего источника, затем отделились друг от друга, приобретя самостоятельность, но и определенную взаимозависимость. Философия всегда вызывала восхищение у ведущих ученых мира, деятелей культуры, нередко делая их своими «пленниками». Так, Аристотель, высоко ценивший роль специальных наук, называл философскую область знания «госпожой наук», искренне веря, что науки, как рабыни, не смогут сказать ей и слова против.

Аристотелевское мнение о ведущей роли философии в познании укрепилось в сознании последующих поколений мыслителей. Так, Г. Гегель наделил философию титулом «королева наук». Русский философ Н.А. Бердяев указал на то, что «философия — первороднее, исконнее науки, она ближе к Софии; она была уже, когда науки еще не было, она из себя выделила науку» [7]. Философия есть старейшее культурологическое раздумье человека. Благодаря этому она выполняет предсказательную функцию, позволяя предвидеть ход исторических событий. Формула философии: знать, чтобы понимать, понимать, чтобы действовать.

В научно-медицинской деятельности, например, культурная всеобщая предпосылка философии, если ее выразить предельно тривиально, состоит в утверждении того обстоятельства, что необходимо прежде всего стремиться сохранять жизнь как таковую и по возможности уменьшать болезненные страдания человека. Сама же по себе эта задача очень трудная и выходит за пределы практической медицины. На повестку дня выдвигаются проблемы осмысления будущности всего живого и духовного возвышения человеческой личности. Философия и наука, являясь разноплановыми видами творческо-познавательной деятельности, в которую человек включен своим интеллектуальным потенциалом, по-прежнему решают проблему получения точного (истинного) знания в духе рационалистической традиции.

Исторически давно все предметы познания рассматриваются в качестве особых идеальных сущностей — идей, которые, с одной стороны, являются объектами, существующими в идеальном мире, а с другой — постигаются посредством мышления (умосозерцанием, отличным от чувственного восприятия мира). И. Кант писал: «По мнению Платона, идеи вытекают из высшего разума и отсюда становятся достоянием человеческого разума, который, однако, утратил свое первоначальное состояние и вынужден лишь с трудом восстанавливать путем воспоминаний (которые называются философией) свои старые, теперь весьма потускневшие идеи» [8]. Однако примат рационального в познании мира (в философии, науке, медицине) может порой приводить к нарушению «баланса» духовной целостности человечества. Ученые-теоретики вполне могут поэтому сами стать заложниками таких отрицательных явлений, как тотальное возвеличивание роли мышления и неоправданное сужение нравственности в научном творчестве, сведение ее до рамок правовых отношений, крушение идеалов социальной справедливости, всеобщее ожесточение. Частные науки в процессе познания «дробят» действительность, отвлекаясь от целого, и берут для исследования только ее часть, становятся отвлеченными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *