Наука в системе познания

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наука как феномен высокой теоретизации знания.

Наука как феномен высокой теоретизации знания стремится целенаправленно высокорационально «конструировать» идеальные модели бытия. Она «дисциплинирует» всю информацию о сложных процессах, протекающих в мире, придавая ей форму законов, принципов, гипотез, теорий, концепций. Но это происходит только после теоретического обобщения и философского осмысления полученной в результате наблюдений и экспериментов первичной информации как начала любой науки. Что же касается наивысшего этапа познания — творческого, то оно, будучи мыслительным (понятийно-образным) актом преобразования мира, является ныне весьма эффективным и продуктивным. А посему научное творчество неправомерно сводить лишь к чисто познавательной функции разума. У него другое предназначение — идеальное «производство нового человеческого бытия». Следовательно, эта важнейшая форма научно-творческой, созидательной деятельности человечества становится основанием для повышения философской активности. Философия призвана в научном творчестве играть теперь более важную роль — роль стартера для запуска научного исследования и творческого преобразования бытия. Подчеркнем, что научное творчество есть проявление интеллектуального подвига ученых-мыслителей.

Есть, правда, и еще один тип творцов — ученые-прагматики, которые идут иным путем, ориентируясь на обозначенные уже вехи, познавательные маршруты в конкретной науке, например в медицине. Они в основном компетентно внедряют научные открытия и технические достижения в повседневную практику. Для медика, занимающегося обобщением научно-исследовательского труда, важно уметь критично осмысливать все научные достижения в медицинской области, предвидеть возникновение различных проблем в процессе их реализации. Так, русский мыслитель, физиолог А.А. Ухтомский (1875-1942) настойчиво внушал своим ученикам, что из науки не следует делать «фантом сверхчеловеческого знания», поскольку «за системами знания стоит живой человек со своими реальными горями и жаждой собеседника». Начало науки — это «мысленное собеседование с учетом логических возражений» [9]. Но как бы там ни было, начиная с XVII века человечество живет пафосом познания естественной природы, общества и самого человека.

Как известно, личное достижение любого ученого только в том случае заносится в «память» науки, если оно получило практическую апробацию и признание специалистов. Поэтому, отдавая должное индивидуальной роли ученого и полезности его теоретического творчества в культуре, следует помнить, что наряду с общественным интересом, который охватывает как социальные нормы и принципы организации мира науки, так и весь сложный комплекс взаимных отношений, складывающихся между этим миром и обществом вообще, имеется микросоциальный мир — мир отдельного человека. В нем, как и в других феноменах, всегда имеет место выражение личностного начала. Феномен авторства в науке сталкивается с проблемой соотношения в ней индивидуального и коллективного. Успешность же реализации ученым своей творческой функции определяется степенью полезности полученных им научных результатов. В мире науки, как, собственно, и во всем культурном пространстве, умственные операции познания мира, обновляющие весь «мир идей» (Платон), то есть объективных знаний, далеко не всегда совершаются по строгим канонам, правилам формальной логики.

В процессе осмысления генезиса теоретического знания встает не только вопрос о соотношении науки и практики, но и вопрос о месте в нем такого феномена, как философская интуиция. Ведь предтечей любого научного открытия, его философского осмысления и методологического обоснования, как правило, является некое первоначальное интуитивное предчувствие и представление, то есть своеобразное умственное созерцание существования причины познаваемого явления природы. Интуиция предполагает эвристическое мышление, «озарение», при которых мысль ученого пробуждается как бы внезапно, зачастую даже не в результате целенаправленного поиска и логических рассуждений. Она служит чрезвычайно важным компонентом творческой работы исследователя. Иначе говоря, в основе интуиции и сопряженного с ней эвристического мышления лежит философское сомнение, предопределяющее замысел той или иной научной задачи и поиск пути ее решения. Следовательно, всякое научное «озарение» приходит к тому ученому, который его «заслужил» своим напряженным интеллектуальным трудом и искусством философского прозрения.

С конца Средневековья и начала эпохи Возрождения формируется новое понятие природы как бесконечного источника сил и энергий (сначала божественных, затем естественных), а также замысел более полного использования этих сил и энергий человеком на основе научного познания устройства и законов функционирования природы. Как отрасль наиболее точного познания мира и специфический тип духовного и материального производства наука зародилась на рубеже XVI-XVII веков. В ее создании выдающуюся роль сыграли такие великие умы человечества, как Н. Коперник, Ф. Бэкон, И. Кеплер, Р. Декарт, И. Ньютон и другие известные ученые. Так, Г. Галилей показал, что для использования науки в целях описания естественных процессов природы годятся не любые научные знания, а лишь те, которые описывают реальное «поведение» объектов природы и предполагают проецирование самой научной теории на все явления природы. У ученых, которые стояли у истоков современной науки, было два примечательных достоинства: огромное терпение в систематических наблюдениях за явлениями природы и завидная смелость в выдвижении новых гипотез.

В результате напряженного интеллектуального труда ученых XV-XVII веков наука впервые получила свое организационное завершение. Именно тогда было заявлено и о практическом назначении, прикладной роли научной деятельности, подчинении ее задачам извлечения максимальной пользы для человечества. Выражение «знание — сила» (Ф. Бэкон) стало главным лозунгом всякого научного «воспроизводства». Впервые обозначился и теоретический (системный) статус научного познания мира. Основным его методом стала логика и ее высшее проявление — математика. Меняется мир, меняется сам человек и образ его мышления. Постепенно меняется и статус науки, характер научного познания. Растет доверие к ней самих ученых. В эксперименте ученые обретают истинные суждения о мире. Новый образ науки, возникший первоначально из умозрительных теорий, уже целенаправленно контролируется с помощью эксперимента. А синтез теории с научным опытом (экспериментом) становится актом зарождения нового типа знания, понимаемого как рациональная конструкция разума, совершенствующаяся в результате сотрудничества ученых. Еще Ф. Бэкон требовал провести полное двухэтапное обновление знания. Первый этап — освобождение разума ученого от идолов, или ложных понятий. Второй этап — создание единственного метода научного познания, который привел бы человеческий разум к некоему «контакту» с действительностью, установив корректные принципы отношения между словом (теорией) и делом. Философ назвал четыре вида идолов, закабаляющих человеческий разум: идолы рода, пещеры, площади, театра.

В XVII-XVIII столетиях наука завоевала право на самостоятельной статус в познании природы и человека — объективного исследования мира. В связи с этим она приобрела мировоззренческие функции, а научная рациональность начала рассматриваться как одна из важнейших ценностей человеческой жизнедеятельности. В историческом развитии науки возникли три типа научной рациональности и, соответственно, представление о трех крупных этапах эволюции науки, сменявших друг друга в рамках развития техногенной цивилизации: классическая наука; неклассическая наука; постнеклассическая наука. Каждый этап характеризуется особым состоянием научной деятельности, направленной на постоянный рост объективно-истинного знания. С годами наука становилась общепризнанной сферой интеллектуальной жизни во всем мире, но особенно на Западе и в России.

Русские ученые получали широкое признание как тонкие экспериментаторы и глубокие теоретики. Однако отношение к науке в России было, мягко говоря, странным. «Несмотря на свойственную русским людям любовь к теоретизированию, наука в России переживает продолжительный и тяжелый кризис. На науку не только нет спроса, но она находится в полнейшем загоне» [10]. Эти слова, сказанные еще в 1907 году, принадлежат И.И. Мечникову. Вряд ли кто-либо мог подумать, что данная мысль сформулирована так давно, а не в 90-е годы, когда наука была фактически уничтожена. В настоящее время, правда, происходят некоторые позитивные изменения во взглядах на роль и значение науки и научных знаний в общественной и личной жизни всех россиян, не говоря уже о специалистах-интеллектуалах или ученых.

В связи со значительным увеличением количества разнообразных функций науки, естественной дифференциацией и одновременно интеграцией научных дисциплин происходит коренное обновление принципов и методов научно-теоретического исследования. Меняются целевые установки в области поиска истины. Преобразовались многие мировоззренческие и ценностные ориентации. Отмечается нацеленность многих ученых на гуманизацию научных данных. В этой связи все большую актуальность приобретает стремление принципиально поновому, философски обосновать науку и все современные методы познания. При безусловной общечеловеческой ценности и аксиологической значимости естественнонаучного знания сегодня заметно возрастает потребность в философском осмыслении и обосновании знания как такового. Все научно познающие дисциплины принципиально различаются и целями, и методами исследования, а главное — базисом «мыслящего субъекта». В отличие от науки, которая расчленяет предмет своего исследования, философия, напротив, интегрирует различные значения в некую целостность.

Исследователи, ведущие поиск методов и специальных методик, философско-методологических установок, которые органично соединили бы в себе и стремление познавать человека как целостный феномен живой природы и общества, а также новых путей общечеловеческого самосовершенствования, столкнулись с весьма серьезными трудностями. Так, возникло острое противоречие между эмпирическим познанием человеческой природы в биологии как природоведческой науке и аксиологическим осознанием ее философией. Ученые-естествоиспытатели, а также медики, утратив необходимую (даваемую только философией) культуру мышления, долгое время не обращали внимания на аксиологию. Следствием стало растущее пренебрежение экспериментаторов к классической философии и исчезновение у них «любви к мудрости».

Разрешение этого противоречия возможно только через качественное изменение критериев философских оснований самой биологической науки. Н.Е. Введенский когда-то писал: «К сожалению, построения живого мира настолько сложны и оригинальны, что смысл их выясняется обыкновенно лишь после того, как физики и техники придут другими путями к тем же результатам» [11]. Этот же ученый обращал особе внимание исследователей на то, что в процессе наблюдения за деятельностью какой-либо ткани или органа «не следует упускать из виду, что каждый раз [они] имеют дело с живыми единицами, поставленными в своей деятельности в условия, общие для всех живых организмов» [12].

Перед биологией, генетикой, медицинской наукой, как и перед философией, сегодня встало огромное множество мировоззренческих и методологических вопросов. На протяжении столетий различные науки и философские школы стремились исследовать причины человеческих несчастий и страданий, найти разумное решение этой проблемы.

Итак, философия и наука призваны вместе познавать и «подправлять» человеческую реальность, но каждая строго по своим законам, принципам и методическим правилам. Философия (в отличие от науки) осмысливает не саму реальность как таковую, а только то, как она представлена в познании. Философия познает и оценивает с позиции общечеловеческого интереса открытые законы природы и закономерности функционирования мирового порядка. При этом каждая фундаментальная проблема научного исследования заключает в себе возможность альтернативной философской интерпретации (лат. interpretatio — истолкование, разъяснение). Таким образом, философия не оценивает знания, а интерпретирует их смыслы и отношения. Поэтому, указывая на ее особую специфику, необходимо всегда сопоставлять философию с наукой и одновременно отличать от нее. Эта мысль не нова. Еще Аристотель утверждал, что философия ни в коем случае «не тождественна ни одной из частных наук: ни одна из других наук не исследует общую природу сущего как такового, но все они выделяют себе какую-нибудь часть его».

Наука в настоящее время генерирует великое множество системных теорий и концепций. Фактически даже самые выдающиеся умы планеты не в состоянии охватить и усвоить все имеющиеся научные знания о природе. Постигнутые же научные истины — это только набор или определенная сумма хаотически складывающихся представлений о целостном мире. В обществе постепенно возникла насущная потребность в интеллектуальной специальной дисциплине, которая сводила бы имеющиеся знания в единую систему на основе уяснения законов природы, их причинных связей. Именно такую функцию и стала выполнять философия. Появились философские умозаключения о возможности интеллектуальной революции в теории познания. Однако необходимо обратить внимание на следующий момент. Люди не имеют полного представления об истинном назначении и роли интеллекта в судьбе человечества, да и природы вообще. Они не знают даже, к чему может привести свобода научного творчества, интеллектуальной деятельности.

Наука должна помочь найти те пределы, в которых свобода научного творчества останется целесообразной. Разрешима ли такая задача, примет ли человечество найденные ограничения, конечно, покажет будущее. Однако ясно, что решение этой задачи — дело не одной только науки.

Сегодня значительно расширилась область творческой интеллектуальной деятельности человечества. Люди стали более осведомленными и более решительными в борьбе за «экологически» чистую науку. Хотелось бы надеяться, что действия, предпринимаемые учеными и философами для решения этой проблемы, окажутся небесполезными. Сейчас становится определенной закономерностью факт объединения всех интеллектуально-нравственных усилий в борьбе за выживание человечества. Существенный вклад в это дело вносит и медицинская наука. При интенсивном развитии новых научных технологий, в том числе и в биомедицине, средства которой позволяют вторгаться в самые тонкие сферы функционирования человеческого организма, возникает много важных биоэтических проблем, занимающих в глобальных научных исследованиях одно из центральных мест. Современная ситуация в науке во многом уже определяется дискуссиями и поисками именно в этой сфере, которую часто называют этикой науки, или этикой научного познания, а в медицинской науке — биоэтикой. Можно определить это новое направление научных исследований как философский анализ социально-этических, гуманистических принципов и регуляторов научного познания.

На протяжении всей истории человечества рациональное познание и нравственные ценности всегда находились рядом и дополняли друг друга. Это значит, что в фундаментальном смысле сила заключается не в знании как таковом (Бэкон), а в нравственном научном мышлении, радикально преобразующем мир. Сегодня, когда учеными сделаны впечатляющие открытия в области кибернетики, математики, астрономии, физики, биологии, медицины, дающих рациональное объяснение жизни Вселенной, возникла грандиозная познавательная задача: создать единую научную картину мира и на ее основе сформировать целостное мировоззрение. Однако такое намерение ученых представляется весьма сомнительным. Дело все в том, что мировоззрение, основанное только на строго научной парадигме, не содержит нравственного оценочного компонента. Мир человеку следует постигать, по известному выражению Гомера, «и мыслью, и сердцем». Человечество, безусловно, нуждается в целостном мировоззрении. Но оно нуждается и в беспристрастном знании мира, которое добывает наука. Изменяя путем приложения духовных и телесных сил окружающий мир (не только природную, но и социальную среду), человек реализует свое предназначение творца, преобразователя мира. И в каждую историческую эпоху такого рода деятельность основываются на философской методологии и конкретных научных методах познания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *