Философские проблемы науки.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Философские проблемы науки в контексте плюрализма современных учений и монизма научной истины становятся все более актуальными и все более значимыми в познании бытия. Назначение философии состоит в глубоком осмыслении всеобщего в познавательной деятельности человека. Современная философия науки анализирует научную деятельность во всех ее основных аспектах. Во-первых, как генерацию нового знания об исследуемых объектах.

Во-вторых, как применение этих знаний в различных областях социально-культурной жизни людей. И в-третьих, как функционирование и совершенствование всех способов и методов организации науки, которые ныне характеризуют ее как специфический социальный институт бытия человечества. Философия науки занимает некое промежуточное положение между философией и наукой, извлекая из истории их совместного развития материал для своих теоретико-методологических обобщений. Такой подход предполагает внутреннюю взаимосвязь методологии и гносеологии, логики и психологии, культурологии и социологии.

В истории научного познания бывали периоды, когда казалось, что рушится абсолютно все привычное и устоявшееся. Новые научные открытия отвергали признанные в прошлом «истины». Недоверчивым становилось и отношение к научной деятельности. Поэтому всегда старые представления и понятия, выработанные наукой, не только подправляются, но и радикально обновляются. Возьмем, к примеру, отношение к законам Ньютона. Почти 300 лет считалось, что ученый открыл глаза человечеству на причины движения тел в Космосе, дал окончательное определение силам, удерживающим небесное тело на орбите. Однако в 1905 году А. Эйнштейн опубликовал свой по-истине революционный труд, посвященный так называемой теории относительности, и камня на камне не оставил от ньютоновской теории, основанной на принципах неизменности времени и движения. Согласно Эйнштейну, во Вселенной только одна неизменная величина — скорость света. Это радикально изменило научные представления о материи, пространстве, времени, движении, показав их глубокую взаимосвязь.

Действительно, наука в XX веке пережила весьма серьезные трансформации, которые еще не осмыслены философски. Заметно лишь, что сформировался слой так называемого общенаучного знания, включающий кибернетику, системный анализ, теорию самоорганизации, биомедицину, биоэтику и т.д. Каковы же функции и место этого слоя в структуре науки? Каков его гносеологический статус? Разумеется, ученые не могут до конца быть уверены в том, что мир действительно таков, каким он видится в свете новых научных открытий. Но можно утверждать, что в значительной степени ньютоновское истолкование является верным, хотя вывод И. Ньютона, касающийся притягивающихся масс, не соответствует истине. Между тем именно благодаря закону всемирного тяготения были открыты две планеты — Нептун и Плутон. Его и сегодня используют при расчетах скоростей для запуска космических кораблей.

Философы и ученые-теоретики полагают сегодня, что Солнце и планеты нельзя рассматривать как инертные массы. Эти и другие космические тела состоят из тех же элементарных частиц, которые известны на Земле. Последние же, как известно, имеют электрические заряды. Подсчитано, кстати, что электрическое поле земной поверхности — 130 вольт на метр. А полный заряд Земли равен почти 570 тысячам кулонов со знаком минус. Установлено, что у Солнца заряд положительный. К тому же он на несколько порядков превосходит заряд всех планет. Возникает следующая картина: сильный плюс в центре Солнечной системы и маленькие минусы на периферии. Таким образом, заряженные массы притягиваются не чем иным, как электромагнитными силами.

Итак, Космос имеет единое электромагнитное взаимодействие. Гравитация — это лишь одна из его форм, существующая благодаря мгновенной передаче информации в пространстве. Отсюда напрашивается философское заключение: вряд ли Вселенная расширяется. Скорее всего, она представляет бесконечную цепочку центров, вокруг которых и вращаются планеты, звезды, галактики и т.д. Стало быть, ученым и философам надо будет радикально менять привычную мировоззренческую картину Мироздания. Все новые научные сентенции привели исследователей к одному очень важному философскому заключению: мир устроен системно. Законы сцепления звеньев звезд, планет, небесных сфер, скоплений тел Вселенной, в частности законы взаимосвязи небесных явлений, в совокупности своей образуют некую единую систему систем.

Черты обновляющейся современной науки в наиболее концентрированном виде представляются сегодня синергетикой. Это новая наука о неравновесных системах, функционирующих в реальных физических условиях и активно взаимодействующих с окружающий средой. Долгое время классическая наука не имела своего методологического аппарата для целевого познания таких систем и вынуждена была рассматривать системы условные — закрытые и близкие к равновесию с окружающим миром. С развитием философской методологии (греч. methodos — путь познания) наука получила возможность системного освоения действительности. Исследование природы научного познания, его механизмов и функций в той мере, в какой они также являются элементом науки и осуществляются ее средствами и методами, выступает как способ самосознания науки (на философском языке — рефлексия).

Наука и философия, как известно, возникли из одного логического основания — творческой способности людей к познавательной деятельности и их стремления к получению новых, более точных сведений о мире, обществе и человеке. Затем они отделились друг от друга, сформировав свое собственное содержательное наполнение и свой особый статус в познавательной культуре человечества. Однако история их взаимной связи доказывает, что возможен тесный союз и «сотрудничество» философии и естествознания в контексте материалистической диалектики. Наука в основном предопределяет содержательную базу философии, а философия, являясь, по сути, ее альма-матер, представляет методологическую пропедевтику и определяет этико-моральный смысл науки. Философская методология как учение о методе, о путях познания законов эволюции, обогащенное иным типом мышления — диалектическим, стремится инициировать объяснение возникновения мирового порядка из хаоса и его становления. Последнее может и должно стать предметом тщательного научного изучения.

Философское обобщение научных знаний, их нравственное осмысление и интерпретация ставят философию в особое положение по отношению к науке — почти господствующее. Началось это еще с Аристотеля, который рассматривал ее как законодателя мышления, как гаранта истинности и общезначимости знания. А вслед за Кантом философию стали воприни-мать как разумную, направляющую инстанцию человечества. Г. Гегель ее даже наделил титулом «королева наук» («наука наук»), а И. Фихте назвал «наукоучением». Отголоски таких представлений можно услышать и сегодня. Об особом статусе философии в научном познании говорит и то, что в ее «ведении» оказываются все сферы абсолютных ценностей человеческой мысли [17]. «Философия, — утверждал Э. Гуссерль, — сохраняет за собой ведущую функцию и свою особую бесконечную задачу — функцию свободного и универсального осмысления, охватывающего одновременно все идеалы сразу и всеобщий идеал — иначе говоря, универсум всех норм» [18].

Но все эти утверждения вряд ли абсолютно справедливы. Философия напрямую зависит от результатов научной деятельности ученых-новаторов, а наука, в свою очередь, заинтересована в философском осмыслении всех новейших результатов своих исследований. Следовательно, философ от науки видит мир не полнее или глубже, чем ученый, а просто иначе. Цель ученого — дать адекватное объяснение части действительности, показать, как она устроена и как функционирует. Философа же интересуют принципы получения этих знаний, их значение, степень ценности. Философия, в отличие от науки, анализирует не саму действительность, а только то, как эта действительность осмыслена человеческим сознанием. По мнению И. Канта, наука всегда будет заражена двумя опасными болезнями: узостью горизонта мышления и отсутствием высокого смысла. В силу этого она нуждается в «верховном философском надзоре». Ученый, по Канту, — это своего рода одноглазое чудовище, если у него «отсутствует философский глаз». Он называет такого ученого «циклопом», который является «эгоистом науки». «…Ему нужен еще один глаз, — продолжает философ, — чтобы посмотреть на вещи с точки зрения других людей. На этом основывается гуманизация наук, то есть человечность оценок». «Если существует наука, действительно нужная человеку, то это та, …из которой можно научиться тому, каким надо быть, чтобы быть человеком» [19]. Эти слова сказаны очень давно, более двухсот лет назад. Но они чрезвычайно актуальны и в наши дни.

Здесь уместно привести мысль Ф. Энгельса, который писал: «…Если до конца прошлого столетия естествознание было преимущественно собирающей наукой, наукой о законченных предметах, то в нашем веке оно стало в сущности упорядочивающей наукой, наукой о процессах, о происхождении и развитии этих процессов и о связи, соединяющей эти процессы в одно целое…» [20]. В этих словах выражена главная философско-методологическая деталь, приведшая к принципиальному изменению самой науки, — системный подход в исследовании природы.

Анализируя изменения в образе и смысле науки, сегодня можно выделить следующие моменты.

  1. Появились принципиально иные идеи и совершенно новые концепции, все больше делающие науку системой абстрактных знаний.
  2. В современную науку активно проникают системные методы исследования, основанные на «тонких» технологиях. Кроме того, широкое распространение получает связь специфических отраслевых методов познания с математическими методами исследования, серьезно меняющая всю методологию познания.
  3. Сфера естественнонаучного исследования (особенно медицинского познания микромира) стремительно расширяется, вбирая в себя прежде всего недоступные для опытного наблюдения объекты микро-, да и макромира, сверхсложные самоорганизующиеся системы.
  4. Современная медицинская наука фактически переходит к комплексному исследованию человека методами разных наук.
  5. Знания из разных научных сфер теперь как бы перекрещиваются, взаимно оплодотворяя друг друга в процессе раскрытия ключевых проблем неживого и живого мира.

Все это очень серьезные научные проблемы современности, решение которых не представляется возможным без философского осмысления и обоснования. Главная же задача, которую решает современная философия науки, состоит в ценностном обогащении результатов научной деятельности. Теперь, когда открыты новые сферы теоретико-понятийного мышления, необходимо ориентировать ученых на совершенствование са-морефлексии. Подчас истинная научность подменяется художественной фантазией исследователей или, наоборот, их откровенным скепсисом. А посему всем ученым следует постигать мудрость научно-философской методологии, самим осмысливать результаты своей работы, диалектически систематизировать, понятийно оформлять эмпирический материал и упорядочивать его основные детали. И хотя все философские учения создаются особого рода профессионалами, специалистами естественных и общественных наук, освоение научно-философской методологии «рядовыми» учеными не предполагает какой-то специальной подготовки. Философия науки учит в первую очередь понятийному мышлению в процессе познания, то есть мыслительной культуре.

Первейшая задача любой философии — рационализация мышления, обеспечение интеллектуальных условий для создания «цельного знания». Такое знание должно «схватывать» мир во всем его многообразии и в неделимой полноте с целью мобилизации всех уровней человеческого сознания, синтеза всех научных методов освоения бытия. Долгое время философия, двигаясь главным образом по пути «отвлеченных начал», стремилась оценивать механизмы познания и, абсолютизируя их, тем самым дискредитировала себя. Крайний рационализм заводил науку в тупик, а философию — в дебри схоластики. В то же время безапелляционный эмпиризм вырождался в сенсуализм и с неизбежностью приводил к крайнему скептицизму в гносеологии. Сопряжение же эмпиризма с рационализмом сыграло положительную роль в совершенствовании познавательных механизмов в науке, особенно в медицине. Сегодня, в век всеобщей рационализации сознания и интеллектуализации образа мышления, отношения «философия — наука» становятся как никогда сложными и острыми.

Наблюдаемые ныне трудности в сфере естественной науки (противоречивые отношения между учеными и философами, субъективистская взаимосвязь между отдельными отраслями наук и философией) позволяют говорить о надвигающемся кризисе, который во многом определяется тенденцией к глубокой интеграции рационального начала во все сферы научного познания бытия. Однако рационализм, верящий не в универсальную способность разума, а скорее в универсальность определенной его способности, в выработанный естествознанием инструментарий (теоретический и экспериментальный) для получения знаний, искусственно упрощает сложный процесс познания. Эта ориентация ученых, по сути, является умонастроением, предполагающим, что любую реальность (природную или человеческую) якобы может и должна постигать естественная наука своими собственными методами и средствами познания.

То, чем сегодня занимается биологическая наука, нельзя назвать отысканием истины в полном смысле этого слова. В биологии стремление ученого познать истину носит слишком уж активный характер, то есть в данный процесс привносится немало субъективности (своего собственного «Я»). Отметим, что это нисколько не умаляет значения биологической науки в практическом познании жизни: она имеет свой предмет и собственные научно-исследовательские методы. Но еще до того, как начинается научное исследование в биологии, незаметно для субъекта познания уже вершится процесс субъективного понимания объекта исследования, например природной свободы. Такое исследование происходит спонтанно, подсознательно. Биологическая наука должна помочь найти те пределы, при которых свобода остается природосообразной. Разрешима ли такая задача, примет ли человечество найденные ограничения свободы, покажет будущее. Однако совершенно очевидно, что решение этой проблемы — дело не одной биологической науки.

Происходящая дифференциация (дробление) в естественных и особенно в медико-биологических науках повлияла на активность исследовательской деятельности, на ее результативность в технологических сферах, сказалась на увеличении числа так называемых цивилизационных благ, в том числе касающихся здоровья людей. Однако все это, к сожалению, привело и к непонятному самоустранению многих ученых от философского, морально-этического, правового осмысления результатов научных и технологических достижений. В результате происходит потеря ценностного видения будущей судьбы человечества, утрата чувства ответственности за его здоровье. Поэтому проблема сохранения живой природы на планете, укрепления здоровья людей и выживания человечества ныне незамедлительно требует интеграции всех естественных наук и их сближения с гуманитарными, и прежде всего с их альма-матер — философией.

Методологический анализ медицинских наук как философская рефлексия на познание проблем здоровья и болезни человека имеет свою специфику. Основная задача всех отраслей медицинской науки заключается в получении адекватного знания о здоровье людей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *