Генетический код человеческой самоценности.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Генетический код человеческой самоценности – это, как говорят ученые и философы, книга его жизненной судьбы. Она хранит в себе информацию обо всех ступенях человеческого становления: от рождения и до смерти. Известно, что генотип -генетическая карта человека – содержит порядка 30 тысяч генов, функционирующих как высокоорганизованная система, в которой каждый элемент находится в сложном взаимодействии со всеми другими.

Гены при этом отличаются высокой устойчивостью к любым внешним воздействиям и способны оставаться неизменными на протяжении многих поколений. Однако под влиянием изменяющихся условий и при стечении случайных обстоятельств порой возникают мутации. Затем они могут передаваться и потомству. А вопрос о том, какое здоровье унаследует ребенок у своих родителей, – далеко не праздный.

Так, искажение генов половых хромосом происходит в результате изменения различных факторов внутриклеточной среды и при соответствующих условиях может передаваться по наследству. Ныне известно уже свыше трех тысяч серьезных генетических нарушений. Природа многих из них до сих пор не известна.

Искажения на молекулярном уровне могут происходить по разным причинам, но чаще всего или под воздействием ионизирующих излучений или в результате химических отравлений, например пестицидами, окислами тяжелых металлов, алкоголем. Повышение частоты врожденных пороков развития нередко связано с присутствием в организме вирусов и иных возбудителей, даже вакцины. Любая потенциальная «поломка» на молекулярном уровне – признак рецессивный, который в сочетании с доминантным геном не проявляется. Можно считать, что значение доминантного гена и состоит в том, что он в этом случае берет на себя работу рецессивного. Плохо, если в организме присутствуют два рецессивных гена. Тогда вылечить заболевание можно, но только если ввести в лабораторных условиях нормальный ген. Правда, пока специалисты в области генной инженерии делают это очень редко.

Генетическая инженерия открыла, по сути, новую эру в изучении жизни и дала ученым принципиально новые методы для проникновения в глубь биологических процессов человеческого организма. С ней связывают ныне все надежды в сфере лечения ряда тяжелых наследственных заболеваний, а также болезней иммунной системы, устранения тканевой несовместимости, которая препятствует успешной пересадке органов и тканей. Развитие генетической инженерии в XX веке привело к возрождению евгеники (греч. eugenes – благородный) – специального биомедицинского учения о целях, средствах, путях и условиях качественного улучшения наследственности человека, создания более совершенных психофизиологических параметров жизни. В задачи научной евгеники входит и поиск путей лечения некоторых пока еще неизлечимых болезней из группы «ошибок природы», то есть физических и умственных недостатков типа синдрома Дауна. Именно поэтому социальнофилософские и морально-этические проблемы генетической инженерии широко обсуждаются сегодня и биологами, и генетиками, и медиками, и философами. Отметим, что однозначного подхода к их разрешению пока нет. Мнения специалистов по этому поводу разделились. Одни считают, что биогенетические (опытные) исследования на человеческом организме можно и нужно проводить, причем как можно интенсивнее. Другие же придерживаются диаметрально противоположных позиций.

Генноинженерная задача улучшения человеческой природы должна решаться, по-видимому, в рамках системы молеку-лярно-биологических исследований. Это вполне оправданно с естественнонаучной точки зрения. Так, например, считает уче-ный-биолог А.А. Нейфах [22]. Общественный прогресс, по его мнению, определяется здоровыми и высокоодаренными индивидами. Поэтому их надо «искусственно взращивать» путем, к примеру, трансплантации ядер, взятых у особо талантливых людей, с целью умножения «счастливых генотипов» или «удачных» генотипических комбинаций. Однако не следует забывать, что человечество «вышло» из живой природы и подчиняется ее законам. Более того, поскольку модели саморегуляции организма являются общими для всех объектов определенного уровня организации – эволюционирующих систем, – они должны «работать» в совокупной человеческой популяции. Биолог, философ И.Т. Фролов (1929-2000) отмечал, например, что различие между информацией, содержащийся в генах человека и шимпанзе, составляет всего лишь около 1% [23].

Исходя из вышеизложенного, можно понять причины достижения человечеством к настоящему времени крайне неустойчивого состояния. Это произошло в результате того, что длительное время вид Homo sapiens развивался как самодостаточная система, регуляция которой осуществлялась по типу положительной обратной связи. Реализация именно этого типа обратной связи в саморазвитии человечества обусловлена сверхзадачей данного момента его бытия: выживанием в условиях очевидной неопределенности природно-социального развития.

Проведенные рядом ученых опыты по пересадке ядер у лягушек позволили вырастить новые организмы, обладающие тем же генотипом, что и организмы, из которых брались экспериментальные клетки. На людях подобные опыты пока не проводились. Однако Нейфах описал возможную процедуру пересадки ядер и у человека. На место ядра, удаленного из зрелого женского яйца, помещается ядро, взятое из соматической клетки донора (мужчины или женщины), чьим генотипом хотят воспользоваться. Но есть ли гарантия, что такие трансплантации не будут использованы кем-то во вред человечеству? По мнению генетика Н.П. Дубинина (род. 1907), нет оснований бояться устремленности ученых-генетиков к созданию более совершенного человека. Оно в основе своей даже благородно. Однако задача медицинской генетики совсем в ином, считает ученый, а именно – в обеспечении охраны «наследственности существующего человека», а не в попытках заменить эту наследственность чем-то кажущимся в данное время лучшим.

Наукой уже установлено, что человеческая природа мало чем отличается от природы «братьев наших меньших» – человекообразных обезьян. Обнаружено, что у людей и человекообразных обезьян существует общность биохимических реакций, которая свидетельствует об их генетической близости. Так, выявлено поразительное сходство белкового состава сыворотки крови и, в частности, такого его показателя, как альбуминовый коэффициент. Если принять этот показатель у человека за единицу, то у гориллы он равен 1,09, а у шимпанзе – 1,14 (для сравнения: у мартышек – 2,59, а у широконосых обезьян капуцинов – 5). Близкими оказались и иммунологические свойства крови. Как у людей, у всех человекообразных обезьян есть особи с кровью групп А и Б, а среди шимпанзе – и с кровью группы 0. Имеющийся у людей резус-фактор характерен и для обезьяньей крови [24].

А как же современная философия отвечает на волнующий практически всех вопрос об улучшении природы человека на молекулярно-генетическом уровне? Некоторые философские школы и системы свои размышления о человеке начинали с того, что отделяли его от естественной природы и, более того, ставили над ней. Таким образам, мыслители как бы не замечали главное свойство в человеке, а именно то, что он прежде всего является живым существом. Р. Декарт, как известно, считал, что только от внутреннего (духовного) мира человека можно непосредственно переходить к миру внешнему, упуская из вида, что между этими двумя крайностями стояли культуры и цивилизации. Очевидно, что в связи с возникновением культуры человеческий организм претерпел радикальные качественные изменения. Произошло заметное продвижение людей от их естественного (природного) состояния к цивилизационному, то есть от животного к человеческому. Весьма изменились человеческие чувства и разум. В данной связи философии следует признать за человеком, даже в его первобытном состоянии, некую особую способность, позволившую ему пройти через все эти превращения.

Биогенетики, как и философы, исходят из того факта, что человек является субъектом общественного сознания, созидательной деятельности и межличностного общения. Соответствующие качества он приобретает в процессе жизни, усваивая конкретные социальные программы своего времени. Последнее, кстати, возможно только потому, что в человеческом организме природой уже заложен генетический код, позволяющий усваивать указанные программы, посредством которых и формируются определенные характеристики его целевого поведения, общения, деятельности. Данное обстоятельство объясняет особую деликатность вмешательства в уже функционирующий биокод человеческого организма: природный и социальный. И если сегодня можно клонировать природную часть человека, то это ни в коей мере не касается социальной и особенно духовной его составляющих. Генам подконтрольны только биофизиологические процессы, происходящие в организме. В тех случаях, когда происходит малейшая их «поломка», биохимическое равновесие сразу же нарушается, то есть возникают новые явления и признаки, которые могут вызвать тяжелые нарушения в организме, в процессах его жизнедеятельности, например: бронхиальную астму, хроническое воспаление легких, нефрит, холецистит (все эти заболевания нередко обусловлены наследственностью).

Выход из ситуации, в которой очутились сегодня медики и специалисты в области генной инженерии в связи с рассмотренной нами выше проблемой, напрашивается пока один -апелляция к общественному мнению, чтобы снять с себя часть бремени тяжелейшей гражданской ответственности за возможный негативный исход той или иной предпринятой операции. Странно, но многие медики сегодня считают, что возможно и, более того, необходимо советоваться с непрофессионалами в медицинской сфере. Но почему? Тысячелетия все решения в области медицины, начиная с Гиппократа, принимались только специалистами, руководствующимися медицинской этикой, или деонтологией. Сегодня же получает признание и широкое распространение специализированная система философско-медицинских идей и принципов – биоэтических, на которые можно и нужно опираться врачам для того, чтобы принимать морально оправданные решения в нестандартных ситуациях биомедицинской реальности. Многие из этих принципов уже зафиксированы в соответствующих директивных документах и широко применяются там, где складываются подобного рода ситуации.

Всем, кто имеет отношение к медицине, просто необходимо хорошо знать принципы биоэтики и умело использовать их в своей врачебной или организационной деятельности. Однако отсутствие специальной биоэтической подготовки в системе высшего медицинского образования затрудняет решение этой насущной задачи. Наряду с теми деонтологическими знаниями, которые студенты-медики получают сегодня в процессе изучения специальных медицинских дисциплин, необходим и самостоятельный курс биомедицинской этики, хотя бы в рамках курса философии.

Смысл дальнейшего развития человечества состоит в том, чтобы одновременно с разрешением глобальных социальноприродных проблем радикально изменять все формы питания и потребления энергии. Речь здесь идет об овладении принципиально новыми источниками энергии, прежде всего энергией Солнца и излучений Космоса, а также о выработке методов непосредственного синтеза пищи (без посредничества организованных существ). Это, безусловно, будет колоссальным эволюционным поворотом человечества, предполагающим достигнутое искусство жить, поддерживая и воссоздавая свой организм самыми элементарными неорганическими веществами. Еще Циолковский представлял себе будущего человека как «животное Космоса», которое посредственно ассимулирует в своем «питании» солнечные лучи и элементарные вещества среды обитания. Такое вот биофизиологическое усовершенствование человека, освобождающее его от той природной зависимости, которая понуждает его убивать и пожирать все живое, приведет его, в конце концов, и к социально-нравственному совершенству.

В.И. Вернадский высоко оценивал возможную будущую реализацию идеи автотрофности (самопитания) применительно к человеку: «Последствия такого явления в механизме биосферы были бы огромны, – утверждал он. – Это означало бы, что единое целое – жизнь – вновь разделилась бы, появилось бы третье, независимое ее ответвление… Человеческий разум этим путем не только создал бы новое большое социальное достижение, но ввел бы в механизм биосферы новое большое геологическое достижение… В конце концов будущее человека всегда большей частью создается им самим. Создание нового автотрофного существа дает ему отселе отсутствующие возможности использования его вековых духовных стремлений…» [25]. Получается так, что жизнь – это вечный экзамен на способность жить достойно истинной человеческой сущности…

Вспомним слова из популярной песни: «Жизнь – это миг между прошлым и будущим». Совершенно очевидно, что они справедливы по отношению ко всем существам, живущим на Земле, кроме человека. Границы человеческой жизни значительно раздвинуты во времени. Дело в том, что она не только биологична, но и социальна, духовна. Используя свое сознание, человек смотрит вперед. Оглядываясь назад, он оценивает свою историю, извлекает из нее опыт для настоящей и будущей жизни. Иными словами, люди живут и физиологически, и духовно. Они страдают и радуются телом, душой и разумом, сиюминутно оценивая свое прошлое и осмысливая свое будущее бытие. Таким образом, абсолютно всем должно быть ясно, что жизнь человеческая – это не миг, а постоянная ретроспектива и перспектива.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *