Проблема медицинской реальности

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 1,00 из 5)
Загрузка...

Гуманизм и профессионализм врача.

Гуманизм и профессионализм врача являются его главными и необходимыми качествами. Основополагающей характеристикой личности врача всегда считалась добродетельность. Действительно, каждый медик, будь то врач, провизор или медсестра, в силу своего призвания должен быть человеком гуманным. А гуманизм — это удивительное качество, которое предполагает искреннее сострадание всем людям, попавшим в беду. Но это не просто проявление сочувствия слабому, больному, но и оказание ему посильной помощи во имя возвращения к полноценной жизни. Что же касается врача, то данное качество развито в нем особенно сильно. Ведь что может быть более человечным, чем самоотверженная деятельность врача, направленная на спасение людей, на облегчение их физических и душевных страданий?

Высшим достоинством в жизни и деятельности каждого врача является овладение им искусством общения со своими пациентами, основанном на гуманизме. М.Я. Мудров (1776— 1836) в своей книге «Слово о способе учить и учиться медицине», изданной в 1820 году, обращался к молодому врачу: «Теперь ты испытал болезнь и знаешь больного, но ведай, что и больной тебя испытал и знает, каков ты. Из сего ты заключить можешь, какое нужно терпение, благоразумие и напряжение ума при постели больного, дабы выиграть всю его доверенность и любовь к себе, а сие для врача всего важнее» [12]. М.Я. Мудров советовал проникновенно внушать пациенту необходимость его личного участия в излечении, утверждал, что лечить надо больного, а не болезнь. Он писал, что нужно убедительно «протолковать больному и предстоящий образ употребления прописанного лекарства и сказать вкус, цвет, запах и действие оного. Тогда больной будет принимать его с восхищением: а сие восхищение, радость и уверенность бывают иногда полезнее самого лекарства. Больной считает часы и минуты, ожидает действия от лекарства и думает более о выздоровлении, нежели о болезни» [13].

Гуманность и профессионализм врача предполагают проявление особо возвышенных нравственных качеств его личности, таких социальных ее свойств, как менталитет, психологизм, мужество перед лицом смерти и самоотверженность в борьбе за жизнь и здоровье людей. Но врач не только гуманен: он, как правило, еще и гуманитарий. Гуманитарность медика всегда проявляется в виде конкретных результатов его деятельности. Это осознание врачом постоянного взаимодействия самых разнообразных факторов развития как его самого, так и всего сообщества медиков. Роль гуманитарности как черты характера врача тем значительнее, чем в большей степени она аккумулирует в себе социально-культурный опыт эволюции всего человечества, а также индивидуальный опыт в деле совершенствования личности как источника высшего проявления истинно человеческих качеств. А это прежде всего обусловлено личной ориентацией на духовные ценности общества — укрепление здоровья людей и облагораживание их образа жизни, что всегда неразрывно связано с медициной. Врач, безусловно, должен хорошо разбираться в философии и психологии, в основных вопросах смежных наук, не чураться литературы и искусства.

Чтобы лучше понять этот сюжет в личности врача, надо осознать принципиальные различия в значении слов «гуманитарность» и «гуманность». Происхождение первого связано с латинским словосочетанием stadia humanitaris — гуманитарные студии. Они появились на начальном этапе эпохи Возрождения, в XV веке. Преподаватели гуманитарных дисциплин были заняты формированием в каждом из своих учеников хорошо образованной личности, обладающей высокой культурой, нравственными гражданскими качествами, то есть развитым человеческим началом.

Относительно личности врача проблемы профессионализма и гуманитарности диалектично сливались воедино. Так уж сложилось, что врача всегда считали и считают (как и учителя) первым наставником человека: он не только исцеляет людей, но и учит их здоровому, полноценному образу жизни. Только вместе врач и больной способны справиться с недугом. Вот почему воистину философское значение имеет вывод о той исключительной роли личности врача, которую она играет в формировании заинтересованных взаимоотношений сторон. «Личность врача» — понятие весьма глубокое. Оно не есть простое соединение понятий «личность» и «врач». Личностью, как известно, называют социального индивида, а врачом — медика-профес-сионала. В содержание же понятия «личность врача» вкладывается возвышенное гуманитарное значение.

Каждый человек является уникальной личностью, и эта уникальность зависит от ее способности усваивать все общезначимые ценности и самобытно выражать их в отношениях с другими людьми. Так, В.И. Ленин четко указывал на момент, который отличает «просто раба» от раба, примирившегося со своим положением, и от раба восставшего [14]. Это отличие проявляется не в знании своих индивидуальных черт, а в осознании себя в системе общественных отношений, то есть собственного «Я» и своей роли в обществе. Что же касается личности врача, то это общественное явление исключительного свойства — в силу того, что оно впитывает в себя все, что может относиться к миру художников, писателей, ученых и т.д., отражает и выражает все лучшее, чем обладает человек, созданный «по образу и подобию Бога». Личность врача — эталон высокой образованности, образец чести и достоинства, предельной совестливости, нравственной общечеловеческой ответственности и, конечно, глубочайшей мудрости.

Из глубины веков — от Гиппократа, Галена, Авиценны — до нас дошел следующий девиз: «Врач, знающий только медицину, — плохой медик. Ему надо еще быть мудрым: много знать и уметь справедливо судить обо всем на свете». Фридрих Ницше в свое время очень точно заметил: «В настоящее время не существует профессии, которая допускала бы столь высокое развитие, как профессия врача; в особенности после того, как духовные врачи, так называемые целители душ, не могут уже выполнять своего искусства заклинания при общественном одобрении и образованные люди уклоняются от встречи с ними. Высшее духовное развитие врача теперь не достигнуто еще тем, что он знает лучшие новейшие методы, усовершенствовался в них и умеет совершать те летучие умозаключения от следствий к причинам, благодаря которым прославлены диагностики; он должен, кроме того, обладать красноречием, которое приспособлялось бы к каждой личности и привлекало бы все сердца, мужественностью, самое зрелище которой отгоняло бы малодушие (эту червоточину всех больных), ловкостью дипломата, тонкостью полицейского агента и адвоката, чтобы узнавать тайны души, не выдавая их, — словом, хороший врач нуждается в искусственных приемах и преимуществах всех других профессий; в таком вооружении он может стать благодетелем всего общества, умножая добрые дела, духовные радости и производительность, предупреждая злые мысли, намерения и всякие подлости, …создавая духовно-телесную аристократию…» [15].

Адекватно оценить социальную сущность личности врача возможно только с учетом его гуманных и гуманитарных качеств, емко характеризующих профессионализм. Так, современное клиническое мышление врача имеет тенденцию становиться все более интегративным (синтетическим), воплощая в себе единство каузального, системно-структурного, эволюционно-генетического подходов при решении медицинских задач. Само содержание клинического мышления, вероятно, будет связано с многоуровневой трактовкой современной медицины и ее объективных трудностей. В частности, выявление многих закономерностей наркологии и патологии станет возможным лишь при условии, если в сферу исследования будут включены задачи познания не только отдельно взятого организма, но и различных популяций. Представьте действия, к примеру, физика, у которого почему-либо не удается задуманный эксперимент. Как поступит ученый в подобном случае? Он прежде всего проверит правильность составленной им схемы эксперимента, а затем — исправность используемых приборов и наличие возможных помех. Только после всего этого у него будет достаточно оснований для сомнения по поводу правильности расчетов и критического пересмотра методики этих расчетов, то есть гипотезы, согласно которой проводился эксперимент.

Ничего подобного в научном эксперименте врача нет и не может быть уже хотя бы потому, что он всегда имеет дело с живым организмом, который ведет себя гораздо более непредсказуемо, чем любое физическое тело. Но главное все-таки в другом. В своих экспериментах врач каждый раз сталкивается с необычайно подвижной человеческой личностью. В 1926 году

В.М. Бехтерев (1857-1927) писал о том, что «в работе мозговой коры нет абсолютного постоянства, а все относительно». «…Один и тот же раздражитель окажет неодинаковое действие на сочетательный рефлекс в зависимости от периода его развития» [16]. Поэтому в медицине нужны совершенно иные эксперименты, которые прежде всего подчинялись бы древнему этическому правилу: «Не навреди!» Академик П.К. Анохин в этой связи однажды недвусмысленно заявил: «Все-таки научная сторона в жизни каждого ученого состоит именно в том, как пришел каждый в науку, что он сделал в науке, и как он сделал. Причем мой личный опыт меня убеждает, что не так, может быть, даже важно, что сделал, как важно, как сделал. Это вот те самые внутренние пружины, которые обычно ни в книге, ни в научной работе опубликованы не будут» [17].

Главным результирующим свойством личности врача, ее духовным стержнем всегда было и остается мировоззрение. Оно являет собой привилегию личности, поднимающейся до самого высокого уровня гуманитарности. Именно в гуманитарном самосознании медика, его социально-нравственной позиции в качестве важнейшего компонента проявляется направленность его мировоззрения на осмысление своей особой гражданской ответственности. Считается, что поведение врача и все его мировоззренческие ориентации обусловлены внутренним (духовным) миром. Поэтому медик как бы возвышается над своей собственной основой и в известном смысле даже преодолевает ее. Так, известный русский терапевт А.И. Яроцкий почти 100 лет назад в работе «Идеализм как физиологический фактор» (1908) писал, что врач должен знать и религиозное мировоззрение (дабы через его ценности вывести глубоко верующего пациента из «ухода в болезнь»), но сам по своим убеждениям должен быть сторонником наиболее передовых взглядов.

Одновременно с формированием «передового мировоззрения» у врача, как правило, складывается социальный характер -ментальный и психологический стержень личности. А ведь «только в характере индивидуум приобретает свою постоянную определенность» [18], как справедливо считал Г. Гегель. Эти слова философа о специфике характера имеют самое прямое отношение к личности врача. Кстати, слово «характер» нередко употребляется в качестве синонима слова «личность». В данном случае речь идет о мере личностной силы воли. Действительно, абсолютно все волевые люди обладают и сильным характером. Без достаточной силы воли невозможны вообще никакие конструктивные действия врача. Именно ею определяются нравственность и гражданственность личности медика. Вся его внутренняя энергия (умения, знания, гуманизм и профессионализм) усилием воли направляется на благое дело — укрепление здоровья человека. На этой основе и совершается осознание медиком своих отношений с другими людьми, коллегами и пациентами и, конечно, своего собственного духовного мира.

Достоинство личности определяется фактическим богатством ее биосоциальных связей и культурой общественных отношений. Считается, что процессы генной эволюции и культурной истории человека происходят одновременно и взаимосвязанно. Так, Э.О. Уильсон определяет свою задачу как «изучение биологических основ всех форм социального поведения… у всех животных, включая человека» [19]. К. Маркс писал: «Индивид есть общественное существо. Всякое проявление его жизни является проявлением и утверждением общественной жизни» [20]. Но это не значит, что человек только социально детерминирован той исторически сложившейся системой отношений, в которые он включается в процессе социализации -личностного формирования. Человеческий индивид, обладая свободой выбора и свободой воли, безусловно, зависим в определенной степени от цивилизованности общества. Но это не просто отдельная клеточка в целостном организме общества и далеко не «винтик» в динамической системе общественных связей и отношений. Это всегда активное и самобытное социально-органическое существо, присваивающее и одновременно созидающее культурные ценности. Только благодаря творческой социально-деятельной активности личности человеческое общество исторически эволюционирует как здоровый организм.

Основным регулятором в профессиональной жизнедеятельности врача становится моральное наследство философских школ, нравственно-этические ценности самих медиков, способы их нетривиального мышления, что и определяет суть бессознательного следования традициям предков. Все мораль-но-нравственные императивы (требования), предъявляемые к медику, формируют у него в итоге специфический медицинский менталитет. Слово mentalite, введенное в 20-е годы XX столетия французскими историками М. Блоком и Л. Февром, считается непереводимым на другие языки. Смысл же его можно понять как «умонастроение», «мыслительные установки сознанию», «склад ума», «образ мыслей» и т.п. Суть менталитета раскрывается через особую систему взглядов, оценок, норм, суждений, которые основываются на идеологиях и философско-моральных ценностях. Вместе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного они задают иерархию духовных требований. Б.С. Гершунский утверждает, что «ментальность — это корни общественного духа и бытия, пересадить которые на иную почву невозможно. Она формируется из поколения в поколение, и в нее входят религия, культура, философия, образ жизни» [21].

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *