Специфика медицинского менталитета.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Специфика медицинского менталитета определяется уровнем развития медицины в целом, а также культурой философского мышления. Она отражает особый совокупный характер общественного сознания всех медиков: врачей, фармацевтов, медсестер и т.д. Необходимо учитывать, что медицинский менталитет, будучи проявлением высшей интегративной функции философского разума, отражает и выражает глубоко личное осознание и осмысление медиками своего отношения к реальной действительности вообще и к медицинской реальности в частности.

Он проявляется, как правило, в виде собирательного интеллектуально-нравственного состояния ума, воли, чувств, а также образа мысли, философской оценки общечеловеческих ценностей и, в соответствии с этим, определения своего общественного поведения и способа практического действия. Поэтому о медике можно сказать, что он фактически призван быть философом. Не случайно знаменитый римский врач начала первого тысячелетия Гален не уставал повторять своим коллегам: «Чтобы стать лучшим медиком, надо быть истинным философом» [22].

Медицинский менталитет как уникальный ценностный фактор, порождающий социальную направленность врачебной деятельности, выражает совокупность определенных интеллектуальных навыков, умственную настроенность и мировоззренческую установку медиков. Говоря иначе, он присущ сегодня как отдельным врачам и фармацевтам, так и всей медицинской общественности. Исходя из этого, ментальность можно представить как особую сторону сознания личности, а также как соборное сознание, которое объемно отражает все параметры конкретного человеческого бытия. Медицинская ментальность есть совокупность гуманных взглядов и гуманитарных представлений медиков, выражающих их ценностное отношение к окружающей среде и здоровому образу жизнедеятельности людей. Речь идет о некой высшей идеальной (мыслительной) цели совершенствования человека как личности. В многовековой истории здравоохранения развитие ментальности прослеживается как линия социально-философского постижения человека, его физических качеств, интеллектуальных потенций и духовных возможностей. Медицинская ментальность и поныне формируется в зависимости от национальных традиций, общей культуры народа, социальной направленности политики государства в области здравоохранения и уровня общественного развития.

Философское осмысление медицинского менталитета дает представление о нем как о диалектическом единстве научно-методологических и морально-этических ориентиров медиков в индивидуальном и общественном бытии личности, качественном преображении всей человеческой жизнедеятельности. Особенно это касается социально-созидательных форм деятельности людей, ибо только они объективно ориентируются на философское мировоззрение, в рамках которого человек рассматривается как демиург жизни. В этом и скрывается подчиненная особым закономерностям динамика коллективной ментальности. Если до сих пор пациента призывали слепо повиноваться врачу, то теперь провозглашается необходимость особой корректности в паритетных отношениях между врачом и пациентом.

В социально-культурных основаниях медицинского менталитета отчетливо прослеживается его зависимость от исторически обусловленных идеалов жизни и моральных норм, принятых в обществе, то есть от состояния духовной культуры эпохи, достижений науки и техники, доминирующих в данный период времени философско-мировоззренческих установок и ценностей. Так, к примеру, процесс общей секуляризации в Новое время в Европе привел к изменению взглядов на причины психических заболеваний. А создание новой картины мира открыло взаимосвязь различных явлений природы и процессов, происходящих в живом организме, морально-психическом состоянии человека, что привело к формированию нового менталитета врачей и фармацевтов. Ментальность стала, по сути, устойчивой настроенностью внутреннего мира медиков, сплачивающей их в научно-познавательном познании человека, в результатах которого прямо или косвенно заинтересовано все человеческое сообщество. В медицинском сознании появляются новые связи между философскими категориями и профессиональными понятиями. Иначе говоря, многие старые медицинские понятия приобретают глобальное смысловое содержание и превращаются в новые. Так, здоровье как понятие, используемое в социальной философии и медицине, характеризует состояние каждого конкретного человека, а также определяет прогресс общества.

Здоровье и болезнь как полярно противоположные медицинские понятия, несущие в себе особый научный и философско-социальный смысл, сегодня осознаются несколько поново-му. Именно в них выражается диалектическая суть здоровой жизнедеятельности. Поэтому здоровье в настоящее время понимается как наличие свободы на разных уровнях человеческой жизни. На физическом — это свобода от болей, состояние прекрасного самочувствия. На психическом, или душевном, — это свобода от мук негативных пристрастий, достижение невозмутимости и безмятежности. На ментальном, или духовном, — это свобода от эгоизма и индивидуализма, постижение смысла жизни и т.д. А поскольку человеческая жизнь в принципе не мыслится вне движения, вне созидания, любое нарушение жизнедеятельности медики справедливо называют патологическим процессом. Кстати, нередко термины «патологический процесс» и «болезнь» многие употребляют как синонимы. Н.А. Семашко (1874-1949) болезнь просто называл отсутствием здоровья. Выражаясь иначе, это есть нарушение жизнедеятельности, которое неизбежно сопровождается ограничением свободы человека. Действительно, любое нарушение в физиологии, в психике индивида или в его ментальности мешает творческой, созидательной деятельности, самосовершенствованию. В подобном случае он нуждается в компетентной помощи, в заботе, которая бы позволила ему вновь стать самодостаточным.

Необходимо особо подчеркнуть, что каждый ментальный акт врача начинается со сложного умственного процесса распознавания характера заболевания. Это действие по сложности вполне может быть приравнено к научно-исследовательской деятельности. По мере прогресса медицинской ментальности идет и поступательное движение диагностической мысли медиков от самых общих представлений о природе человека, его здоровье и болезнях, основывающихся на клинических наблюдениях, ко все более глубокому (философскому) пониманию сущности нормальных и патологических процессов в организме как результату теоретических выводов.

По мере углубления научно-теоретического менталитета медиков все отчетливее становится понимание того, что отдельные элементы, характеризующие ту или иную болезнь человека, не являются абсолютно специфическими. Ведь всегда существует нечто объединяющее эти частности в типичную картину для всех заболеваний без исключения. С другой стороны, есть некоторые характерные черты и в механизмах развития различных патологических процессов, причинах их возникновения, в реакциях организма на разные патогенные влияния и в проявлениях его способности приспосабливаться к ним с целью сохранения целостности и дееспособности. На этой основе в прошлом веке стали развиваться учения о реактивности организмов, механизмах адаптации к меняющимся условиям среды, компенсации нарушенных функций. Соответствующие проблемы и составили содержание особого раздела теоретической медицины, названного общей патологией. Существует единая для всех нозологических форм заболеваний схема развития, то есть та последовательность ряда этапов, которые проходит любой патологический процесс вне зависимости от характера повреждающего агента, локализации патологоанатомических изменений, особенностей реактивности организма и многих других условий.

«Общая патология, — утверждают авторы учебника по данному курсу (Д.С. Саркисов, М.А. Пальцев, Н К. Хитров), — это алгебра медицины, ее философия, постепенно формирующаяся на основе клинического и экспериментального изучения патологических процессов» [23]. В прошлом, когда практически ничего не было известно о сущности болезней человека, проблема общего в заболеваниях выглядела крайне упрощенно: надо было с помощью различных манипуляций и снадобий изгнать из организма вселившегося в него злого духа. Но даже в этом случае главной задачей было воздействие на организм в целом.

Таким образом, менталитет медиков можно смело назвать основой целостного суждения об общих принципах жизнедеятельности человека, познания законов, категорий, несущих всеобщую характеристику его здоровья или заболевания.

Философско-медицинская ментальность — это высшая, наиценнейшая часть духовного (внутреннего) мира высокообразованного медика. Она характеризует исключительно уникальные свойства рационального (умственного) созерцания врачом гуманитарных качеств. Иными словами, это способность схватывать мыслью самые глубинные, наиболее существенные особенности специфических факторов человеческого саморазвития. «Все, что стремится быть духовным, а не механическим, — писал испанский философ Ортегаи-Гассет, -должно обладать разумным и глубоко обоснованным характером» [24]. Для развития философско-медицинской ментальности требуется благоприятная интеллектуально-нравственная атмосфера в обществе и особый духовно-творческий настрой самой медицинской общественности. Мысль врача нуждается в сопряжении с естественнонаучным знанием (прежде всего с биомедицинским). Необходимо активное участие ученых-медиков и философов в теоретических дискуссиях по мировоззренческим, методологическим и аксиологическим вопросам современной медицины. Если отсутствует такое философско-методологическое общение или нарушается культура научно-теоретической оценки, то не может быть и речи о рождении ментальности ученого-медика [25].

Современная философская мысль рассматривает ментальность как духовную ценность, как нравственное отношение человека к оцениваемым им объектам: естественным или искусственным. Так, к примеру, индивидуальная потребность человека в поиске смысла жизни — это уже изначально ценнейшая часть духовного (внутреннего) мира всякой нормальной личности. Это ее способность к умственному миросозерцанию и особое искусство схватывать своей мыслью наиболее существенные особенности мира природы и человеческого бытия в нем. Академик П.В. Симонов резонно заметил: «Индивидуальную выраженность в мотивационной структуре данной личности идеальной потребности познания мы определяем как духовность человека».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *