Медицина в системе культуры

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Система медицинских знаний.

Анализ системы медицинских знаний направлен прежде всего на философское осмысление сознания медиков и их деятельности по сохранению и укреплению здоровья людей, продления их жизни, упреждения и устранения эпидемий. Еще Г. Гегель утверждал, что «философствование без системы не может иметь ничего научного» [7]. Поэтому медики исходят из того, что признают только системный характер здравоохранения:

  • система здравоохранения является важнейшей сферой обеспечения гражданских прав и свобод, а также одним из основных факторов национальной безопасности страны;
  • здоровье населения и медико-демографические процессы (рождаемость, физическое и духовное развитие молодежи, заболеваемость и инвалидность, наконец, смертность) зависят от экономического и социально-политического состояния общества, от отношения государства к проблеме охраны здоровья населения;
  • здоровье человека зависит в большей степени от его образа мыслей, чувств, поведения; осознанное отношение индивида к собственному здоровью и наличие у него стабильной жизненной ориентации на полноценную, социально полезную жизнь укрепляют общественное здоровье;
  • охрана здоровья населения, предполагающая развитие здравоохранения, является важнейшей функцией и первейшей обязанностью государства и всех ветвей власти;
  • государство должно нести ответственность перед своим народом и международным сообществом за здоровье каждого жителя страны и состояние окружающей среды, которое должно отвечать всем критериям безопасности жизни и деятельности людей.

Современное здравоохранение, являясь органической частью повседневного житейского образа жизни людей, их активной деятельности и обыденного сознания, помогает им достигать понимания универсальности истин о биофизиологической природе человека и поддерживать должный внутренний порядок психики, очищать свое сознание от влияния разного рода лженаучных теорий и концепций. Так, большинство философов, занимающихся общечеловеческой проблематикой, все чаще задает вопрос о том, является ли медицина только искусством лечения или же это вид научного мировоззрения людей. Сегодня уровень развития медицины становится показателем общечеловеческой мудрости, критерием общественной зрелости и гражданской ответственности. Известный советский философ П.В. Копнин (1922-1971), рассуждая о специфике определения предмета любой науки, справедливо заметил, что это есть не указание на какую-то особую сферу явлений или предметов природы, а весь мир, рассматриваемый под определенным углом зрения. Следуя логике философа, медицину нельзя представлять как науку, занимающуюся только проблемой обеспечения здоровья человека.

Весьма актуально в наше время звучит мысль крупнейшего отечественного патологоанатома, философа И.В. Давыдовского: «Возникает дилемма, — пишет он, — или звать философов на помощь, или самим медикам философски осмыслить накопленный материал. Философская разработка медицинских (правильнее, медико-биологических) проблем возможна только тогда, когда сами медики возьмутся за это дело. Не следует философов делать арбитрами в теоретической медицине. Не следует также полагать, что медицинские проблемы можно механически нанизать на те или иные философские категории (практика показала искусственность и непродуктивность такого метода). Нужно глубже, в биологическом аспекте осмыслить медицинские проблемы. Это, а также параллельное знакомство с философскими основами диалектического материализма подскажет, где искать правильные обобщения, т.е. законы, отражающие сущность явлений и не зависящие от воли людей» [8].

Современная медицинская наука представляет собой целый комплекс медико-биологических, клинических и социально-гигиенических дисциплин. Ее будущее зависит от характера взаимодействия всех естественных, гуманитарных и технических наук. Кроме того, ее развитие постепенно все больше будет связываться с решением проблем общеметодологического и философско-мировоззренческого порядка. В этой связи Д.С. Саркисов писал: «Должно происходить органическое слияние общемедицинского и философского образования будущих врачей, потому что плодотворное обсуждение таких центральных проблем теоретической медицины, как проблемы этиологии, патогенеза, компенсации нарушенных функций, части и целого, основ регуляции нарушенных функций, нервизма и других, в настоящее время невозможно без рассмотрения фактических материалов медицинской науки через призму основных законов материалистической диалектики, ее категорий, принципов, диа-лектико-материалистической теории познания и т.д» [9].

Надо признать, что мудрецы древнейших цивилизаций -Египта, Месопотамии, Индии, Китая — наработали и скопили огромное количество научного биологического и медицинского материала. Но его осмысление несло в себе скорее религиознофилософские оценки. Европейцы многое почерпнули из медицинской мудрости Востока. Однако медицинские знания в Европе, например в Древней Греции, разрабатывали в основном светские люди, а не жрецы, как на Востоке. Так, характерной чертой древнегреческой медицины стало стремление умственно совершенствовать личность и физически закалять тело. В античности сложился культ духовного благополучия и физического здоровья людей. Греческое медицинское сознание классического периода вобрало в себя два исходных направления философского и религиозного мировоззрения: материалистическое («линию Демокрита») и идеалистическое — «линию Платона».

Но главное состоит в том, что сам этот факт свидетельствует о стремлении философствующих медиков Древней Греции осмыслить и обосновать сущность человека, принципы его существования, а отсюда — средства и методы его лечения. Классическая греческая медицинская школа рассматривала человеческий организм в естественной связи с окружающей природной средой. Она разработала принцип наблюдения и лечения у постели больного, развила основы врачебной морали. На Западе классическая медицина формировалась как самостоятельная отрасль научного знания и искусного умения врачевать почти одновременно с зарождением философии. Данный факт уже сам по себе примечателен. Он свидетельствует о тесном взаимодействии и взаимовлиянии этих разных форм познания человека. Первым, кто попытался сблизить философскую мысль с медициной, стал врач и мыслитель Эмпедокл из Акраганта. Он утверждал, что сутью всех вещей являются четыре субстанции: огонь, вода, воздух и земля.

Таким образом, Эмпедокл разделял представления многих философов о четырех стихиях в природе: огонь — теплое, воздух — холодное, вода — влажное, земля — сухое. Но, признавая эти вечные субстанции, он пошел значительно дальше своих предшественников. Многообразие мира, в том числе живых организмов, по его мнению, есть результат их смешивания в различных пропорциях. Эмпедокл впервые вводит понятие «элемент» — исходный, качественно неизменный, а главное — способный объединяться с другими пространственно-механически-ми частями природного мира и, наоборот, отделяться от них.

Динамические явления окружающего мира Эмпедокл объяснял антагонизмом Любви и Вражды. При господстве Любви все стихии смешиваются между собой (интегрируются). Господство же Вражды ведет к их дифференциации. Большое историческое значение учения Эмпедокла состоит в том, что в нем философ впервые высказал предположение об эволюции живых существ в результате естественного отбора.

Истинным же основателем научной медицины и первым автором выдающихся философско-этических работ по медицине как искусству врачевания по праву считается Гиппократ. В его учении научно-медицинское мышление в совокупности с философским развитием определенных понятий выросло до такой степени, что на уровне самосознания представляет соответствующее мнение как единственно верное, противостоящее обычному, повседневному суждению о здоровье и болезнях.

Представление о естественных постоянных переходах здоровья в болезнь и обратно находит свое научно-философское осмысление и обоснование в гиппократовском учении об известных «четырех жизненных соках» организма: крови, флегмы (слизи) и желчи (желтой и черной) [10]. Человек здоров, по Гиппократу, если все эти жидкости должным образом соразмеряются количественно и качественно, а смесь находится в равновесии. Данная идея, скорее всего, является отражением философской мысли Фалеса о воде (жидкости) как первоначале всех вещей.

Учение Гиппократа не ограничивалось тем, что медицине в нем придавался статус теоретической науки. Великое достижение мыслителя состояло в определении им морально-этического облика личности медика как высшего мерила морального и гражданского долженствования. Вот его слова: «Поэтому должно, собравши все сказанное в отдельности, перенести мудрость в медицину, а медицину в мудрость. Ведь врач-философ равен богу. Да и немного, в самом деле, различия между мудростью и медициной, и все, что ищется для мудрости, все это есть в медицине, а именно: презрение к деньгам и совестливость, скромность и простота в одежде, уважение к людям, суждение, решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни…» [11]. Таким образом, Гиппократ очертил контуры предметных интересов медицины и философии, где «правильное и неправильное имеет каждый свой предел» [12]. Он возражал тем врачам и философам (в том числе Эмпедоклу), которые считали, что прежде чем формировать практическую медицину, надо установить, что представляет собой природа человека вообще. «Я полагаю, -заявлял мыслитель, — что ясное познание природы заимствуется не откуда-либо, а только из медицинского искусства» [13].

Это не означает, однако, что Гиппократу была чужда сама философия. Наоборот, выступая против отдельных софистов, он активно ратовал за внедрение философского мышления в медицинскую науку и врачебную практику, а медицинских знаний — в философское мировоззрение. Таким образом, философско-медицинское учение Гиппократа, стало началом зарождения теоретического медицинского познания. Оно ориентировало врачевателей руководствоваться общими принципами медицинской практики, представляя ее как искусство. «Доказывая, что есть искусство медицины, я вместе с тем разрушу основания тех, которые бесстыдно думают нападать на нее, поскольку каждый из них воображает, что может что-нибудь успеть против нее» [14].

Кстати, именно благодаря Гиппократу медицина утвердила свою самостоятельность, несмотря на сильное натурфилософское влияние. В своем сочинении «О старинной медицине» ученый выделил ее из так называемой «философии» (в смысле искусства), понимая как умение возвращать человеческому телу утраченную им вследствие болезней естественную красоту. Гиппократ требовал от своих учеников, чтобы они при помощи самых тщательных наблюдений, хорошо продуманных опытов умели правильно и четко определять причины болезни. В этом уже просматривались зачатки эмпирической медицинской науки.

Научная школа Гиппократа уже имела в своем распоряжении определенную систему знаний по анатомии и физиологии. Представители гиппократовской школы знали о функциях мозга и нервной системы, отдельных «чувствующих нервах», а в сфере физиологии опиралась на учение о прирожденном тепле, в котором искали причину (начало) жизни.

Спустя семь веков после Гиппократа наиболее яркой фигурой в развитии теоретической медицины становится римский врач, естествоиспытатель и философ Гален. Кстати, он был личным врачом римского императора Марка Аврелия, известного философа-стоика. Гален, высоко оценивая роль философии в становлении строго медицинского знания, создал принципиально новую систему медицины. Он был убежден в том, что настоящий врач должен быть и философом. Обладая весьма эклектичным мировоззрением с ярко выраженной теологической окраской, Гален придал новые формы уже известному медицинскому знанию: в области анатомических исследований, в сфере изучения зоологии и биологии, в теории элементов, качеств жидкостей и других параметров. Этого ученого не зря называют великим, ведь он во многом определил пути развития европейской медицинской мысли Средневековья, вплоть до эпохи Возрождения и даже Нового времени.

Все учение Галена проникнуто идеей тождества медицины и философии. Его научно-философская парадигма опирается на платоновские идеи о трех ипостасях души:

  1. рациональной;
  2. возбудимой;
  3. вожделеющей.

Гален вписывает все это в новый антропологический, анатомический и физиологический контексты своей теории: ученый считал, что рациональная душа «сидит» где-то в мозгу, возбудимая — в сердце, а вожделеющая — в печени. Это есть новое прочтение идей Платона о душе, которое проповедует в некотором смысле материальность души, ибо рациональная душа выступает функцией мозга, а две другие — соответственно сердца и печени. В философии, как считают некоторые, Гален не преуспел, а в медицине больше всего был склонен к эмпиризму. Однако ученый тяготел к теории, в которой, кстати, сделал важные открытия, в частности в области экспериментальной анатомии. Многие Галена-теоретика называют не более чем выдающимся эрудитом-компелятором, который, по удачной характеристике Ж. Гардиа, «заигрывал с Платоном, благоговел перед Гиппократом и почитал Аристотеля». Но что бы там ни говорили, свою главную задачу Гален видел в том, чтобы восстановить античный образ врача, достойным примером которого, более того, живой парадигмой, был Гиппократ. Медикам своего времени, отвернувшимся от Гиппократа и его идей, Гален предъявил три тяжких обвинения:

  1. в невежестве, так как они игнорировали методическое познание природы тела;
  2. в коррупции, из-за ненасытной жажды денег;
  3. в абсурдной разобщенности, приведшей к расколу медиков на «догматиков», «эмпириков» и «методистов».

Гален резко критиковал применение в медицинской науке голого догматизма (когда медицинские знания «конструируются» только разумом), чистого эмпиризма (когда все знания врача восходят исключительно к опыту), а также методизма (когда происходит якобы сочетание логического метода с практическим экспериментом). Он был убежден, что все три принципа (подхода) одинаково необходимы, но только в сочетании друг с другом.

Если сегодня внимательно посмотреть на историю развития мыслительного акта в медицине, то бросятся в глаза три этапа диалектической взаимосвязи медицины и философии: натурфилософский, начиная с времен античности (Аристотель, Гиппократ, Гален); механистический — с эпохи Нового времени (Бэкон, Декарт, Локк, Парацельс); целостный (междисциплинарный) — нашего времени. Во всяком случае, на всех уровнях функционирования медицинской мысли на нее периодически воздействуют те или иные философские системы. Они как бы корректируют и гармонизируют научный уровень мышления и образ медицинского познания, которое всегда связано с естественнонаучным и гуманитарным способами определения правильного, то есть здорового образа жизни отдельных людей и общества в целом.

При различении уровней познания в медицине обычно отмечают два: эмпирический и теоретический. Причем эмпирическое не сводится к чувственному, так как оно обязательно включает в себя логическое (рассудочное), однако на базе чувственных данных. Уже на эмпирическом уровне познания в медицине приходится упорядочивать необходимые и случайные факторы в поведении объекта, отвлекаться от несущественного, затемняющего истинную картину процесса жизни, нацеливать наблюдение или эксперимент на поиск существенных свойств и зависимостей в изучаемых объектах. Вместе с тем следует признать, что только на научно-теоретическом уровне достигается глубокое постижение жизненной сущности. Несколько десятилетий назад можно было слышать упреки в адрес медицины, что она является чисто описательной дисциплиной, не имеющей «числа и меры», как физика, химия, биология и другие науки. Сегодня такие упреки вряд ли уместны, так как в распоряжении медиков находятся точнейшие приборы. Причем все научные заимствования из естествознания и гуманитарных наук медицина философски перерабатывает, ибо ее задача заключается в «культивировании» тела и души.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *