Медицина в системе культуры

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Проблема теории в медицине.

Многоплановая разработка теории в медицине дает жизнь всему богатству форм и видов медицинской реальности. Поэтому всегда есть необходимость в философском переосмыслении понятийного аппарата, наработанного на протяжении тысячелетий, в построении строгой современной системы диалектической взаимосвязи медицинских представлений, категорий и понятий, в выработке нового стиля научного мышления у врачей — специфического, предметно-понятийного. Это постепенно приведет к достижению качественно нового уровня и овладению принципиально иным способом клинического мышления, что, несомненно, должно сказаться на развитии и сугубо медицинского способа познания человека. Ведь мышление врача оперирует не только представлениями, но и понятиями. Система медицинских представлений и понятий предполагает особый синтетический способ умственной деятельности медика. Теоретическая деятельность врача есть переработка созерцания в представления, а затем — в понятия. Последние придают медицинской теории некую целостность, мыслительную конкретность. Только на теоретическом уровне познания в наиболее концентрированном виде предстают все отличительные черты медицинского знания.

Многие современные медики совершенно справедливо утверждают, что разобщенные экспериментальные данные еще нельзя считать достоверным научным знанием. Необходимы связующие их цепи — законы, теории, идеи или хотя бы гипотезы. Это обусловлено природной сложностью процессов саморазвития живого организма вообще и человеческого в особенности. А следовательно, современная теоретическая медицинская наука остро нуждается в строгой философско-методологической ориентации при проведении экспериментов и последующей критической обработке их резульатов. Не случайно сегодня еще нередко наблюдается беспомощность и непоследовательность в философско-теоретическом осмыслении и обобщении медицинского экспериментального материала, а отсюда проистекает и неубедительность в объяснении причин феноменальной активности жизненных процессов в человеческом организме. Эмпирическое медицинское знание позволяет фиксировать процессы, явления и связи между ними. Теоретическое же знание дает возможность понимать факты, выделять их из общих наблюдений, вскрывать общую сущность (основу) определенных явлений, отвечать на вопросы о том, почему и каким образом происходят те или иные процессы в организме человека.

Короче говоря, медик сегодня уже не имеет права быть чистым эмпириком. Именно поэтому в настоящее время так остро стоит задача совершенствования теоретической подготовки медиков, развития у них философской культуры мышления. Академик РАМН Д.С. Саркисов по этому поводу писал: «Медицина быстро и все в большей степени дробится на мелкие специальности, из-за чего врач не может не оставаться в плену ограниченной группы фактов той конкретной области, в которой он работает. Это обрекает его на постоянную утрату понимания того, что область его профессионального интереса не стоит особняком, а органично вплетена в работу всего организма и находится в тесной зависимости от нее. В результате, -считает он, — мы получаем неплохо практически подготовленных, но слабо теоретически вооруженных врачей и научных сотрудников, что подчас весьма неблагоприятно сказывается на судьбе больного человека» [15]. А это значит, что развитие медицинской теории станет главным фактором (условием) повышения эффективности как врачебной деятельности, так и всех научно-экспериментальных исследований.

Теория медицины — это основа истинно научного исследования как совокупность определенных правил, приемов и норм познания вообще. В самом общем значении — это способ достижения намеченной цели посредством заранее определенного познавательного замысла. Теория медицины неразрывно связана с выдвижением новых концепцией, смелых гипотез. Познавательная деятельность ученого-медика (коллектива научных работников) предполагает многообразие ее видов и широкий спектр теорий, которые могут быть классифицированы по самым разным признакам. Среди множества теорий выделяют научные и ненаучные, которые, в свою очередь, разделяются на эмпирические и умозрительные. Чтобы создать научную теорию, способную верно описать медицинскую реальность, необходима и строгая логика эмпирии, и философски осмысленная концепция.

Однако между эмпирическими и теоретическими знаниями возможны противоречия и несовпадения. «Научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании повседневного опыта, который улавливает лишь обманчивую видимость вещей» [16]. Но при всем этом нельзя не признать очевидный факт: эмпирическое (или опытное) знание является не только непосредственным историческим предшественником теоретического знания, но и непосредственным источником исходных данных для теоретического обобщения и философского осмысления. Если теоретическое мышление пренебрегает эмпирическими медицинскими данными, то оно становится не менее односторонним, чем эмпирическое, возводящее в абсолют какую-либо одну сторону или особенность медицинской реальности. Теоретическое мышление не может ограничиваться абстрактным рассмотрением общей сущности в отрыве от конкретных проявлений реальной действительности. «Научная теория, — писал выдающийся русский биолог К.А. Тимирязев, — не только факт, но и совокупность многих фактов, а свидетельство многих заслуживает больше доверия, чем свидетельство одного» [17].

Сегодня многие медики говорят о том, что теоретическая медицина (учение о болезни, компенсаторно-приспособительных процессах, механизмах компенсации нарушенных функций, связях и взаимоотношениях частей в целом организме и т.д.) пока, к сожалению, представлена в виде отдельных разрозненных фрагментов, не являясь более или менее цельной системой знаний. Данное обстоятельство медики объясняют тем, что научная работа идет преимущественно в плане изучения частностей, без последующего серьезного их обобщения. «А делать это придется, — уверен академик Д.С. Саркисов, — поскольку только опираясь на знание общих закономерностей работы организма, врач сможет действовать с наибольшей целесообразностью и эффективностью. Решена же эта важнейшая задача может быть только на основе интерпретации фактического материала медицинской науки с позиций и через призму положений диалектического материализма. Без постоянной опоры на эту философскую доктрину трудно будет в будущем из миллионов разрозненных фактов создать стройную единую теоретическую базу медицины» [18].

Поскольку медик-исследователь часть теоретических положений всегда выводит из личного научного опыта, крайне опасна абсолютизация терминов и категорий. С другой стороны, особенности научного познания таковы, что некоторые теоретические представления и выводы иногда как бы начинают жить своей собственной жизнью, отрываются от практики, игнорируют ее, тем самым увлекая исследователя на ложный путь. Следовательно, медик как специалист узкого профиля должен бояться сбиться на путь голой фактологии, а медик-теоретик — уйти в схоластику и метафизику. Теоретическое исследование и медицинская практика всегда в большей или меньшей степени огрубляют, искажают медицинскую реальность, поскольку ученым и практикующим специалистам сначала надо умственно анатомировать ее, разъять на части и более мелкие элементы, а также функции и отношения, затем уже описать их в категориях, понятиях и после всего этого вновь умственно соединить.

Опираясь на общефилософскую методологию, каждая конкретная наука вырабатывает внутри себя и на собственном материале свой метод мышления. Медицинские науки в этом отношении не являются исключением. В них работает многоуровневая система методологического знания. Она опирается на три основные группы методов: философские, общенаучные и частные научные — специальные методы конкретных наук. Философские и общенаучные методы — это совокупность наиболее общих приемов исследования, применяемых в научном познании. Так, в работах отечественных клиницистов, патологов сформулированы основы видения проблем гомеостаза (постоянства внутренней среды), а отсюда — феноменов здоровья и болезни; предприняты попытки обосновать понимание последних как диалектического единства противоположностей.

Философия традиционно вырабатывает всеобщий для всех наук метод познания природы. Не подменяя Частные методы наук, он является их общей философской основой. Благодаря лучшим представителям медицины — медикам-философам -сформировалась и развивается по сей день научная система врачевания. Она базируется на критическом осмыслении философской, то есть специфической предметно-понятийной сферы деятельности врача, охватывающей все процессы течения и исцеления болезни. Это было началом развития теоретической медицины, представители которой на протяжении многих столетий придерживались традиционных взглядов, получивших подтверждение на практике, и активно использовали, например, данные алхимии, астрологии, теорию о жизненных соках, учения Демокрита об атомах, Лейбница о монадах и многие другие.

В период Средневековья научная медицина опиралась на представления о том, что чередующиеся напряжения и расслабления тонких волокон (спазмы и атония) обусловливают здоровье либо болезнь. Комплексному изучению здоровья человека, целостности его биосоциальных свойств большое внимание стали уделять врачи-философы Европы XVIII века — такие, как Ламетри, Кабанис, Линней, Зигнер, Шиллер, Локк и многие другие. Практически все они сходились в том, что человек является жителем двух миров: природного, то есть чувственно воспринимаемого естественного мира, и мира культуры, созданного трудом многих поколений людей. В силу этого каждый индивид подчиняется в процессе своей жизнедеятельности законам внешней природы и при этом следует особым законам, существующим как бы «внутри себя» (Кант), то есть законам совести, нравственности.

На каждом историческом этапе научного познания природы и человека лидирующее положение спонтанно занимают, как правило, те науки, которые оказывают наиболее существенное влияние на стиль и характер мышления представителей данной эпохи, формируют интеллектуальный менталитет народных масс. Например, в XVII-XVIII веках такую роль выполняла механика, а в XIX веке — естествознание в целом. В первой же половине XX столетия в центре внимания оказались релятивистская физика, квантовая механика и космология, во второй половине — математика. Что касается XXI века, то в этот период, скорее всего, лидирующее положение займет теоретическая медицина, а внутри последней — биология и физиология. Они совместно с философией уже сегодня наиболее активно интегрируют новые научные знания о человеке в целом. В них вырабатываются и новые методологические, теоретико-познавательные парадигмы, становящиеся стандартом целей и методов любой научно-творческой деятельности. Биология и медицина становятся наиболее заметной и весомой частью общечеловеческой культуры, воздействуя на биоэтические ценности и современный стиль мышления.

Медико-философское мышление становится сегодня основанием для формирующейся новой интегративной парадигмы о целостности человека — универсального коэволюционизма. В настоящее время сложные проблемы теоретического и практического характера возникают и в связи с тем, что современный человек все чаще сталкивается с так называемой виртуальной реальностью — искусственным миром, при восприятии которого зрение и слух дополняются (с помощью особых устройств) осязанием. Такой мир переживается индивидом как реальная действительность, пусть и моделируемая. Изначально здоровое бодрствующее сознание личности, погруженное в виртуальную ситуацию, вводится в тотальное галлюцинаторное состояние. Такого рода воздействия на психику человека требуют оперативной научно-теоретической медицинской разработки и философского осмысления.

Философско-медицинские проблемы, порождаемые использованием новейших технологий, в частности функционированием компьютерных систем, ныне уже активно изучаются в рамках такого пока еще формирующегося направления, как компьютерная этика.

В последние десятилетия усиленно разрабатываются ней-рокибернетические модели мозговой деятельности, развиваются психофармакологические исследования измененных состояний сознания, представления о локализации психических функций, активно изучаются функциональная асимметрия мозга и психофизиология чувственного отображения. Все эти исследования существенно обогатили наши представления об интегративных функциях человеческого мозга. Кстати, необходимость интегративного подхода в теоретической медицине была осознана русскими учеными довольно давно. На основе творческого развития научно-философских идей своих предшественников — И.М. Сеченова, И.П. Павлова и А. А. Ухтомского — физиолог П.К. Анохин разработал весьма оригинальное учение о функциональных системах, о котором мы уже упоминали в одной из предыдущих глав. Напромним, что эта теория позволила лучше понять адекватность всех реакций организма, формирующихся на основании таких комбинаций функций, которые в каждом конкретном случае максимально обеспечивают сохранение гомеостаза — внутреннего постоянства — при действии того или иного патогенного агента.

Следуя мысли ученого, его «функциональные системы» можно назвать «структурно-функциональными», так как они всегда имеют строго организованную морфологическую основу. Учение П.К. Анохина стало методологической базой для углубленного развития теоретической медицины. Эта теория позволяет с философских позиций приступить к оценке функциональных систем целостного человека в различных условиях его жизнедеятельности и объективно оценивать эффективность реабилитационных мероприятий. Функциональные системы, по П.К. Анохину, представляют собой «самоорганизующиеся и саморегулирующиеся динамические центрально-переферические организации, объединенные нервными и гуморальными регуляциями, все составные компоненты которых взаимодействуют обеспечению различных полезных для самих функциональных систем и для организма в целом адаптивных результатов, удовлетворяющих его различные потребности» [19].

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *