Медицина в системе культуры

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Философская методология в медицинском познании.

Философская методология в медицинском познании выполняет важную роль в процессе исследовательской работы и имеет исключительное практическое значение. Ведь она изучает не знание и истину как таковые, а приемы их получения. Ученые-медики, которые занимаются такого рода исследованиями, как правило, владеют богатым фактическим материалом в области клинической практики. Без всестороннего и глубокого обобщения клинического опыта медицина в принципе не сможет развиваться. Философская методология медицины призвана выполнять несколько функций: эвристическую, координирующую и интегрирующую. Она стимулирует прогресс медицинского знания, провозглашая основой любого исследования диалектический метод познания.

Философско-диалектический метод, применяемый в единстве с формально-логическим, обеспечивает приращение новых знаний в собственно медицинской сфере познания. Это приращение происходит в особой систематизированной форме. Идея системности знания является исходным философским элементом научности во всем естествознании, и в медицине в частности. Стремление к ней наблюдалось на протяжении всей многовековой истории науки, однако постановка данного вопроса в строго философско-методологическом плане связывается с именами Декарта, Канта и Гегеля. Так, Г. Гегель считал, что «философствование без системы не может иметь в себе ничего научного…». «Всякое содержание, — утверждал философ, — получает оправдание лишь как момент целого, вне которого оно есть необоснованное предположение или субъективная уверенность» [20]. Это положение имеет прямое отношение к медицине. Тот же Г. Гегель, философски размышляя о методологическом характере системности в медицине, говорил, что в ней все связано со сложным системным функционированием отдельных органов и организма в целом. В качестве примеров он приводил системы кровообращения и пищеварения, нервную и эндокринную системы и т.д. [21].

Таким образом, системность в методологии медицинского познания предстает сегодня как органическое соединение основополагающих принципов, позволяющих понять законы функционирования живого организма.

Постижению системности как важнейшего научно-философского критерия познания посвящали свои теоретические исследования И. Фихте и Ф. Шеллинг, К. Маркс и Ф. Энгельс, С.П. Боткин и И.П. Павлов и многие другие ученые и философы. Они считали, что никакое научное постижение мира в принципе невозможно без выработки общей методологии как единой теории познания. Именно такой методологией стала философская методология как единство диалектического, феноменологического, эвристического, герменевтического методов и иных приемов познания, способных оказывать положительное воздействие на характер исследовательской работы ученых-ме-диков через внедрение в нее отдельных установок, понятий, категориальных блоков, а также через закрепление приципов системного осмысления. Системный, структурно-функциональный, вероятностный и многие другие подходы в познании предполагают использование общелогических методов: анализа, синтеза, идеализации, индукции, дедукции, аналогии и т.д. Сюда же входят эмпирические и теоретические средства и приемы, характерные для медицинской науки, которые могут быть использованы ею для познания живого вообще и человека в частности. Уместна и историческая констатация смелого научного постижения в медицине, связанного с умелым применением философского принципа восхождения от абстрактного к конкретному и обратно.

Путь к научной истине всегда начинается с анализа (греч. analysis — разложение), то есть мысленного или реального расчленения целого на части, детали; единства — на множество; сложного — на компоненты или элементы. Анализ позволяет исследователю сосредоточить внимание на свойствах частей, структурных подразделений, элементов целого. Он предполагает целенаправленный переход от конкретного к абстрактному. Но при этом следует учитывать, что в каждой сфере познания есть некий предел подобного разложения, например, до молекул, химических элементов, атомов. В противном случае неизбежно произойдет переход в качественно иной мир свойств и закономерностей.

Анализ имеет смысл только тогда, когда позволяет в любой момент осуществить синтез (греч. synthesis — соединение), то есть логично восстановить былую целостность. Синтез — это научный метод мысленного восхождения от абстрактного знания к конкретному, позволяющий формулировать законы. Последние, кстати, иногда называют принципами познания, на основе которых строятся теории. Синтез ни в коем случае нельзя путать с простым соединением частей, элементов и т.д.

Философское исследование медицинского познания, его механизмов и процессов в той мере, в какой они также являются элементами практической медицины и реализуются ее средствами и методами, выступает как способ самосознания медицины. Речь идет о методологическом исследовании (методологическом анализе) самой медицины. В настоящее время процесс расширения предмета научной медицины, а также углубления теоретического уровня медицины практической происходит одновременно с обновлением и обогащением всего ее философско-методологического арсенала, особенно методов гносеологического анализа и синтеза. Методология сегодня включает в себя определенным образом философски переосмысленные и научно уточненные результаты анализа имеющихся медицинских данных о многих массовых, главным образом инфекционных, заболеваниях: СПИДе, туберкулезе, гриппе и т.д.

До начала XX столетия бытовало, к примеру, весьма пренебрежительное отношение к такому распространенному заболеванию, как грипп, что в итоге нередко приводило к серьезным трагедиям. Так, в 1918-1919 годах страшная эпидемия «испанки» потрясла весь мир. Грипп унес тогда около 25 миллионов человеческих жизней, то есть больше, чем на всех фронтах первой мировой войны. Ученые-медики мира, практические врачи в силу критической ситуации мобилизовали все свои силы, научные и методологические возможности на борьбу с этим заболеванием. Известные методы в процессе поиска первопричины эпидемии ими были переосмыслены. И уже в 1933 году был обнаружен вирус гриппа. Затем была создана и вакцина против него. Но в данном случае все оказалось намного сложнее. Грипп по сей день «путешествует» по всему миру, обладая феноменальной способностью к постоянным мутациям. Он меняет генетическую структуру и способ существования. А это препятствует иммунной системе человека распознавать новый тип вируса, лишая организм возможности своевременно вырабатывать антитела для борьбы с ним.

Потребовалось слить воедино новые теоретические гипотезы и экспериментальные методы исследования с философскими принципами познания человека. Надо было прежде всего и понять, что же происходит в целостном человеческом организме, зараженном вирусом гриппа. Большинство исследователей сходились во мнении, что последний поражает только дыхательные пути. Однако комплексно-системный анализ состояния больных показал, что первым признаком гриппа является головная боль. Тогда возникла гипотеза о том, что грипп представляет собой в первую очередь вирусное поражение мозга. В середине 60-х годов ученые предположили, что вирус гриппа, скорее всего, размножается в центральной нервной системе. А в 80-х они уже были уверены в том, что он действительно проникает в мозг человека. Использование приемов диалектического метода познания и принципов диалектического мышления дало возможность академику РАМН Н. Бехтеревой, специалисту в области исследования мозга, установить, что вирус гриппа играет роль триггера (пускового механизма) в развитии хронического процесса в головном мозге. Исходя из этого, уче-ные-медики поняли, что, воздействуя на клетки головного мозга, он действительно разрушает их.

В процессе экспериментальных исследований выяснилось, что вирус гриппа гораздо сильнее макрофагов. Он способен нарушать проницаемость так называемого гематоэнцефалическо-го барьера — прочной сети кровеносных сосудов в мозге, которая одновременно питает и защищает его. Но удивительнее всего оказалось то обстоятельство, что сами макрофаги из санитаров превращаются в нечто подобное самому вирусу гриппа. Они становятся убийцами здоровых клеток мозга человека. Более того, в некоторых случаях даже тогда, когда вирус «уходит» (больной внешне выздоравливает), макрофаги, присосавшиеся к нейронам, в течение многих лет поражают их. Вот где возникает серьезная проблема! Если, к примеру, такие макрофаги осядут в коре головного мозга, то со временем у человека могут проявиться тяжелые психические расстройства.

Это грустное открытие дало немало философской пищи для умов ученых-медиков и поставило множество новых методологических вопросов. Можно ли делать теперь профилактическую вакцинацию, например? Не перерастет ли ее применение в биоэтическую проблему? Но главный вопрос адресован философствующим медикам: когда же, наконец, разум врача «возвысится» над экспериментом и позволит ему посмотреть на проблему человека целостно, то есть понятийно? Конечно же, не всегда философская методология находится на переднем крае научно-медицинского познания. Определенная научная задача решается, как правило, конкретным научным методом или комплексом методов. Что же касается философского (диалектического) метода познания, то чаще всего он действует спонтанно, имманентно и для многих незаметно, через частные медицинские методы и общенаучные понятия. Однако без использования общефилософских понятий развитие медицинской науки и практики в принципе невозможно. Другой вопрос — каковы эти понятия, как они трактуются и каков характер их воздействия на познание человека.

Г. Гегель предупреждал, что сами по себе «опыты, эксперименты, наблюдения не знают того, что они в действительности делают, а именно, не знают, что единственное интересующее их в вещах и есть как раз внутренняя, бессознательная уверенность разума, что он находит самого себя в действительности, и наблюдение и эксперименты, если их правильно делают, именно и приводят к выводу, что лишь понятие представляет собой предметное» [22]. Иначе говоря, без спекулятивного мышления о процессах, протекающих в человеческом организме, врачи обречены на исключительно опытное обнаружение новых и неожиданных проявлений тех или иных заболеваний. Любой метод медицинской науки имеет свои философско-методологические установки. Великий русский физиолог И.П. Павлов писал: «Во всякий момент требуется известное общее представление о предмете, для того, чтобы было на что цеплять факты, для того, чтобы было с чем двигаться вперед, для того, чтобы было что предполагать для будущих изысканий. Такое предположение является необходимостью в научном медицинском деле» [23].

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *