Философское значение медицинского познания.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Философское значение медицинского познания конкретных фактов в жизнедеятельности людей, влияющих на их физическое и психическое здоровье, поистине огромно. Оно позволяет по достоинству оценить многочисленные факторы (лат. factor — движущая сила), обеспечивающие укрепление здорового образа жизни людей, а также устранение условий и обстоятельств, вызывающих массовые заболевания. Любые позитивные моменты управления общественным здравоохранением, эффективные средства и методы лечения людей должны тщательно научно изучаться и философски осмысливаться всеми медиками с целью активного и полноценного развития медицинской теории.

При всей очевидности положительной роли имеющихся фактов совершенствования медицинской практики, они, безусловно, нуждаются в научной проверке, ибо служат исходной базой для научно-теоретической работы. Основоположник объективного экспериментального изучения высшей нервной деятельности животных и человека И.П. Павлов писал: «Научитесь делать черную работу в науке. Изучайте, сопоставляйте, накапливайте факты. Как ни совершенно крыло птицы, оно никогда не смогло бы поднять ее ввысь, не опираясь на воздух. Факты — это воздух ученого. Без них вы никогда не сможете взлететь. Без них ваши «теории» — пустые потуги» [24].

Как говорят в народе, факты — вещь упрямая. К ним надо относиться с особым уважением. Они — источник знания и жиз-, ненного опыта. Их осмысление просветляет сознание, делает людей мудрее. Что же касается медицинского познания, то в нем исключительную роль играет диалектика эмпирического и теоретического уровней осмысления фактов действительности. Эмпирическое (греч. empeiria — опыт) исследование, как известно, восходит к чувственному опыту, материально-предметной деятельности ученого. Теоретическое (греч. theoria — рассмотрение, обдумывание) исследование предполагает системную умственную деятельность, оперирующую понятиями. Уже у первых натурфилософов слово «теория» означало духовное (внутреннее) созерцание, а позже, у Аристотеля, — мысленное рассмотрение вещей. Медицинский же эмпиризм в прошлом, как правило, абсолютизировал роль всех очевидных фактов и недооценивал при этом познавательную функцию понятийного мышления, а в особенности — его обобщающее значение.

Сегодня ученые-медики в своей научно-исследовательской и лечебной практике постоянно сталкиваются с ситуациями, когда от них требуется большая описательная работа, связанная с изложением показателей медицинских приборов, клинических анализов, субъективной оценки новых фактов проявления болезни и психического состояния пациента.

Наряду с принятием традиционных решений, основанных на общепринятых принципах медицинского эмпиризма, врачам нередко приходится действовать абсолютно самостоятельно, нестандартно. Такие их действия справедливо называют творческими. Конечно, подобная врачебная практика не является повседневной, но она характерна для работы многих медиков. Сама специфика их профессиональной сферы говорит о том, что они фактически призваны к индивидуальному эмпирическому и теоретическому творчеству. Это далеко не всегда получает одобрение в официальных кругах медицины, но врач во имя спасения людей вынужден порой действовать на свой страх и риск. Философско-этический анализ данной темы в контексте теории познания современной медицины, включая и науковедческий подход, показывает, что эмпирические факты и теоретические решения врачей являются общекультурными ценностями. А дело все в том, что медики в силу их особого социально-культурного положения в обществе обязаны быть оригинальными мыслителями. Они всегда решают уравнения с множеством неизвестных. Конечно, очень важно поставить правильный диагноз, но не меньшую значимость имеет определение правильного (может быть, единственно верного) пути лечения. Если первое зависит от знания закономерностей того или иного заболевания, то второе — исключительно от умения понять личность пациента и позитивно воздействовать на его психику, а потом уже на его организм.

Таким образом, врач изначально призван быть не только хорошим психологом, но и тонким философом. Наличие этих качеств предполагает сама профессия медика. В данной связи хотелось бы вспомнить деятельность великого эмпирика и теоретика в медицине, глубоко мыслящего клинициста Н.В. Склифосовского, который предложил ряд принципиально новых оригинальных методов хирургического лечения, получивших в итоге мировое признание. Кроме того, с именем Н.В. Склифо-совского связано внедрение в хирургическую практику хлороформного и эфирного наркоза, разработанного Н.И. Пироговым, Ф.И. Иноземцевым, а также развитие технологии местного обезболивания. Кстати, экспериментальное открытие возможности эффективного применения средств анестезии можно отнести к величайшим достижениям XIX столетия. Боль, как и всякое другое ощущение, связана с деятельностью нервной системы. Она всегда мучительна, угнетает психику индивида, лишает его сна, нередко делает неработоспособным и даже беспомощным. Порой боль убивает в человеке личность, превращая его в слабое и безвольное существо. И с этим не может не считаться любой лечащий врач. После всестороннего клинического и экспериментального изучения действия эфира и хлороформа, произведенного русскими учеными-медиками, эти обезболивающие вещества надолго вошли в арсенал наркотических средств.

Врач должен уметь в любой ситуации расположить к себе больного, заставить его поверить в себя и в действия врача. А это уже воздействие особого — умственного и психического -свойства. Так, в книге В.В. Кованова «Н.В. Склифосовский» описан удивительный случай в практике знаменитого хирурга. К нему на операцию попросилась одна изнеженная француженка, страдающая обширными сокращениями в области мочеиспускательного канала. Больная уже неоднократно оперировалась под хлороформным наркозом. Но положительных результатов не последовало, и она обратилась за помощью к Н.В. Склифосовскому. Тот предупредил больную, что операция будет длительной и тяжелой, что в течение более чем часа она вынуждена будет находиться в неудобном положении, при котором хлороформирование применить невозможно. Кроме того, он поставил еще два условия: операция будет проводиться в присутствии студентов, и больная не должна плакать и тем более кричать. Присутствующие на операции были поражены мужественным поведением пациентки, простоявшей на коленях больше часа и позволившей хирургу без обезболивания иссечь огромные рубцы в промежности и затем наложить ряд глубоких стягивающих металлических швов. Во время этих манипуляций больная ни разу не вскрикнула и не попросила успокоить жуткую боль [25].

В своей практике врач нередко сталкивается с философско-этической дилеммой: стоит ли говорить больному всю правду о его болезни, в определенных случаях даже готовить к худшему или от него надо скрывать часть информации во имя его же спокойствия, а значит — здоровья? Ведь слово всегда ощутимо воздействует на индивида, а слово врача вообще обладает огромной магической силой. Кстати, философы древности уверяли, что первое слово человек произнес для того, чтобы обмануть другого человека, так как правда не нуждается в словах. Действительно, пациенты верят не столько словам врача, сколько ему самому (пример со Н.В. Склифосовским). Следовательно, правда — это фактическая демонстрация смысла какого-либо дела, особенно в медицине. Однако дело невозможно представить себе без слов, но слов по существу. Жаль, что медицина возвела неприступный бастион из специальных терминов, которые далеко не каждый пациент может понять хотя бы приблизительно.

В наше время написаны и изданы тысячи книг о жизни вирусов, бактерий, микробов, о структурах и формах строения живых организмов, их функционировании, о механизмах развития различных патологий, и только считанные страницы посвящены сущности самой болезни, а также тому, что представляет собой больной человек, какие процессы происходят в его внутреннем мире. При этом многие авторы увлекаются специальными терминами, злоупотребляют иностранными словами. В связи с этим современный философ и ученый-медик Д.С. Саркисов с горечью писал: «К сожалению, в настоящее время насыщение научных, в частности медицинских, философских и других статей новыми, непонятными, часто импровизированными терминами достигло таких пределов, что затрудняет само чтение и понимание смысла написанного. Не последнюю роль в этом играет стремление некоторых авторов произвести на читателя впечатление оригинальностью, глубиной своей мысли, что выливается в обыкновенную наукообразность» [26].

Любая попытка свободного, независимого мышления в медицине, любое практическое действие врача, направленное на поиск собственного метода или средства лечения, на переосмысление способов предупреждения массовых болезней, неизбежно наталкивается сегодня на традиционное состояние объяснительного медицинского знания о прецеденте, а также на невежественность людей, неподобающее отношение к собственному здоровью. В такой ситуации необходимо творчески подходить к управлению качеством жизни, о чем говорил еще И. Кант.

Обычно человек начинает ощущать себя по-настоящему больным лишь при серьезных физических или психических недомоганиях. Многие заболевания застают людей врасплох, другие же развиваются медленно, постепенно. Если от внезапной болезни можно как-то защититься, то во втором случае нужно предотвращать дальнейшее развитие патологии. В данной ситуации объяснительные медицинские знания необходимы абсолютно всем людям, а не только медикам. Предотвращение опасных, например вирусных, заболеваний является одновременно делом общественным и сугубо личным. Рассмотрим повнимательнее эту проблему с социально-философской, морально-этической позиции, исходя из здравого смысла. Медицина как сложнейшая система взаимосвязи и взаимодействия различных естественнонаучных и гуманитарных дисциплин, функционирующих на границе естественных, технических и социально-экономических наук, рассматривает человека в единстве его социальной и индивидуальной жизнедеятельности, как в норме, так и в патологии. В самом общем виде задача медицинского познания состоит в выявлении закономерных процессов, происходящих в организме, причин возникновения патологических состояний, а также в научном поиске наиболее эффективных способов и средств их предупреждения и устранения. Однако подчеркнем, что это весьма обобщенная формулировка задач медицинской науки, ведь содержание последних постоянно меняется на разных этапах развития медицины и естествознания, философии и культуры вообще.

Таким образом, медицинское познание становится специфическим интеграционным способом постижения жизни, философского осмысления различных областей исследования и синтеза самых разных знаний, касающихся человека, его образа жизни и качества жизнедеятельности. Примечательно, что по характеру решаемых вопросов медицинское познание выходит далеко за рамки чисто научной дисциплины и в немалой степени становится междисциплинарной сферой постановки и разрешения всех человековедческих проблем. К примеру, врач-акушер, зная физиологический механизм родов и обладая практическими навыками, принимает роды. При этом он имеет дело с огромным комплексом вопросов общемедицинского, а также социального, психологического свойства, возникающих при появлении на свет нового человека. Рождение ребенка — это не только социально-физиологическая функция матери. Данный процесс предполагает реализацию смысла жизнедеятельности медиков, других специалистов, ответственных за здоровье новых членов общества, а значит — и за будущее человечества. Именно здесь наиболее зримо проявляется гуманное и гуманитарное назначение медицины.

Отметим, что чем сложнее та или иная медицинская проблема, тем значимее ее роль в системной организации охраны физического и нравственного здоровья людей. Это обусловлено высоким смыслом всех тех закономерностей функционирования человеческого организма, которые целостно сопряжены с духовной, морально-этической жизнедеятельностью каждого индивида и всего общества. Состояния нормы и патологии нельзя понять без использования физических, физико-химических, математических, информационных и, конечно, социально-гуманитарных методов познания. Перестройка всего познавательного процесса в системе здравоохранения невозможна и без серьезной, высокоразвитой теоретической медицинской науки. Кстати, на теоретическое совершенствование естествознания и особенно медицины как научной формы человековедения в XX веке оказали огромнейшее влияние марксистская философская методология, а также различные философские течения типа неопозитивизма, феноменологии, экзистенциализма, философской антропологии и другие системы метафизических представлений. Все многообразие школ и направлений философской мысли прошлого и современности так или иначе проецируется на теоретическое (понятийное) мышление медиков.

Таким образом, медицинское познание как особо деликатный способ получения целостного знания о человеке, его организме, духовности объединяет и интегрирует различные формы исследования: теоретические и экспериментальные. Гуманный характер медицинских задач выходит далеко за пределы научной дисциплины, которая в значительной степени становится социально-гуманитарной сферой познания и решения человеко-ведческих проблем. Современная медицина, представляя собой сложную систему дисциплин, сама развивается на стыке естественных, технических, гуманитарных и философских наук. Объектом ее исследования остается человек, его жизнедеятельность в норме и патологии, его здоровье и болезнь. Это значит, что исходными объектами медицины являются социально-биологическая, философско-нравственная, морально-этическая сферы человеческой жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *