Интеллектуальная насыщенность философии.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Об интеллектуальной насыщенности философии свидетельствуют ее высокая умозрительность и вместе с тем творческий критический настрой на создание единой системы научно-исследовательской и образовательно-педагогической практики.

Однако, всех мыслителей прошлого преследовал своего рода сократический вопрос: а зачем, собственно, нужна людям, особенно специалистам, философия, побуждающая их критически относиться к истинности с таким трудом добытых знаний? Очевидно, например, что знания по биологии или физиологии в медицине дают специалисту жизненно необходимые и достаточно четко очерченные ориентиры для того, чтобы жить и действовать по объективным законам природы и общества. «Знание — сила», — утверждал Ф. Бэкон (1561-1626). «Искусство -зеркало общественного строя», — уверял Р. Вагнер (1813-1883). Оба утверждения свидетельствуют о практической пользе знаний. Более того, даже цели и задачи религии всем известны и понятны. Она учит подчинять себя (свою судьбу) божьим законам справедливости и смирения: «Какой мерой мерите, такой и вам будут мерить» (библейское изречение). Но в чем же полезность философии? Неужели ее задача заключается лишь в том, чтобы учить людей во всем сомневаться и не доверять имеющимся знаниям? С этим вряд ли кто-то согласится.

Необходимо признать, что только там, где живет здоровое сомнение, где господствует критическая настроенность по отношению к устаревшим знаниям, где рождается стремление разобраться, осознать смысл и назначение жизни человека, уважение к философии естественно. Трудно не согласиться с мнением известного русского философа Н. Бердяева, который считал, что «философия всегда была прорывом из бессмысленного, принуждающего и насилующего нас со всех сторон мира к миру смысла» [7]. А когда в науке утвердилась критичная философская мысль, стремящаяся глубже понять и качественнее оценить смысл бытия, она стала признаваться интеллектуальным достоянием. Таким образом, интеллектуальный статус философии в науке и культуре указывает на отношение к ней людей с учетом единства духовных факторов по ряду специфичных признаков критического осмысления бытия, самого стиля интеллектуального познания и практического преобразования окружающего мира и человека в нем. Философия как уникальное интеллектуальное явление сама незримо пробивается «изнутри» внутреннего, духовного мира мыслящего человека с присущей только ему способностью критически переоценивать познанный предмет или явление.

Каждый человек (Homo sapiens) философствует потому, что обладает разумом. Он не только добывает новое знание о мире, но и сам познает характер познания. Это — универсальный и необходимый способ его земного существования. По всей видимости, субъективное поле бытия мысли и является той интеллектуальной данностью, которая настраивает мышление на критическое осмысление всех уже имеющихся мнений и знаний, полученных наукой, искусством, медициной. Философствовать — значит воистину проницательно-критичным умом направлять творческую мысль на личное осмысление любого знания. Мыслители всех исторических эпох подходили к философии с осознанием ее интеллектуальной роли и рассматривали ее как начало начал культуры. Именно с философии начинается подход к оценке собственно интеллектуальной культуры, когда область познания естественного мира и творчества оказывается поглощенной самокритичным осмыслением. Оригинальный мыслитель, как правило, не довольствуется тем, что осваивает философские работы своих предшественников, а всегда предлагает и свое видение мира, общества и роли человека в них. Он фактически пересматривает прежнюю проблематику, с которой были связаны методологические принципы, мировоззренческие позиции, аксиологические оценки, и выдвигает свою философию познания.

По Бердяеву, философия «есть функция жизни, самосознание и просветление жизни, она совершает свое дело в жизни и для жизни и всегда зависела от того, что совершалось в глубине жизни» [8]. Дело, видимо, в том, что хотя разум и человеческая жизнь неразделимы, разум философский имеет свое особое предназначение. Он как бы возвышается над жизнью. Это разум острокритический и социально-оценочный, целостно анализирующий и синтезирующий то, что уже познано наукой, но критически не осмыслено с позиции интересов и потребностей человеческого бытия. Отсюда можно сделать вывод, что потребность в философии все больше становится общечеловеческой. Есть нечто такое, что заставляет философствовать не только философов-профессионалов, и даже не только по-особому мыслящих людей — ученых, медиков, но и каждого человека. А поэтому необходимо не просто изучение известных философских учений прошлого с целью свести их в общую мировоззренческую картину, а критика, то есть исследование возможностей человеческого познания или познавательных границ человеческого разума.

Следует критично посмотреть на предмет самой философии как бы со стороны, то есть с позиции тех людей, которые ценят ее в той или иной сфере интеллектуальной культуры, например в науке, биологии или медицине. Надо попытаться ответить на ключевые вопросы, которые определяют основное содержание предмета философии как обогащение смыслом тех или иных изучаемых дисциплин. Во-первых, что составляет главное «тематическое пространство», скажем, в биологии или медицине, и каково соотношение в нем общефилософского, биологического и медицинского? Во-вторых, надо ли создавать единую учебную программу по фундаментальной философской системе, сравнимой, к примеру, с кантовской, гегелевской, марксистской, или она настолько многозначна, плюралистична, что к таковой просто нет необходимости стремиться? Наконец, в-третьих, есть ли научные основания философии, то есть из каких начал она исходит, на что опирается в объяснении (экспликации) возникновения и эволюции знаний о Вселенной, о развитии жизни и человеческого разума в ней?

Все это — коренные вопросы философского образования, ответы на которые помогают людям лучше понять мир вещей и идей, определить их качественные параметры, характеризующие целостность бытия. Кстати, ключ к разрешению первых двух вопросов — в ответе на третий, определяющий философский предмет в целом. Поскольку этот вопрос является метафизическим, то есть не физическим (природным) в самом широком смысле и даже не теологическим, а фундаментально-теоретическим, путь к поиску ответа на него лежит в выработке новой философской методологии познания мира, жизни, человека. Назрела необходимость в концептуальной разработке иной философской картины мира на основе новых представлений о жизни. Ее впервые выявил и философски обосновал В.И. Вернадский. Он заявил, что наука, вскрывая новое, ломает старые представления [9]. Подобного рода философские рассуждения послужили принципиально новым интеллектуальным вектором для развития теоретического мышления всех ученых, особенно медиков. Правда, теоретическое мышление в медицине по сей день остается все еще в надлежащей степени философски не разработанным.

Философия, по мнению многих мыслителей прошлого, да и настоящего времени, вводит в свой предмет постижения мира не «фактические данности» (Гегель), а уже полученные сведения, знания о предметах и явлениях этого мира. Она, представляя собой духовно-интеллектуальную дисциплину, стремится критически переосмыслить все полученные знания и на этой основе всеобъемлюще (целостно) объяснить бытие, постоянно рефлексируя в связи с проблемами его развития. Этим философия принципиально отличается от науки, искусства, медицины, религии. Действительный, воспринимаемый во внешнем опыте естественными науками, особенно медициной, природный объект остается как бы вне сферы философского осмысления и размышления. Поэтому «…философия, — считает русский философ-филолог М.М. Бахтин (1895-1975), — начинается там, где кончается точная научность и начинается инонаучность. Ее можно определить как метаязык всех наук (у всех видов познания и сознания)» [10]. А другой русский философ Н.А. Бердяев убеждал, что «…философия — первороднее, исконнее науки, она ближе к Софии; она была уже, когда науки еще не было, она из себя выделила науку» [11]. Философия, опираясь на науку и искусство, исследует наиболее общие источники и принципы бытия мира, проблемы жизнедеятельности человека, придавая им особый гуманный смысл.

По мнению ученого и мыслителя В.И. Вернадского, философия представляет собой особое мировоззрение как жизневоз-зрение, мирочувствование и мироощущение, связанные с рационалистическим охватом целостного мира. Сегодня уже абсолютно очевидно, что философская мысль — это способ умственной самоориентации ученых, медиков, художников в проблемном поле познания мира. В своем генезисе и последующем развитии философская мысль выступала исторически исходной (изначальной) формой теоретического мышления. Она, кстати, долгое время по существу сама была единственной системой теоретического знания. В данном качестве философия выработала значительную часть процедур и способов, в которых создавалось и развивалось теоретическое знание, и формы, в которых оно откладывалось. Характерный для современного сциентистского этапа развития познания мира является процесс заимствования философией методов из сферы внефилософского знания (науки, медицины, религии, искусства и др.).

Однако указанное познавательное явление имеет относительно позднее происхождение. Медицина, наука, искусство действительно открывают перед мыслящими специалистами невиданные горизонты познания действительности. Но их не следует переоценивать, нельзя абсолютизировать познавательные возможности науки и искусства, биологии и медицины (обстоятельный разговор об этом впереди). Сегодня ясно одно: при неверном истолковании результатов научного или художественного постижения мира и общества можно легко запутаться самому и запутать других, при правильном же — открыть путь к истине, прекрасному, добру. Особое место здесь занимает философия. Она, что бы о ней ни говорили, не будучи сама наукой, — порой больше, чем наука, так как предполагает метапознание, то есть мудрствование. Подчеркнем, что современная философия вплотную подошла к выработке новой парадигмы космического мировосприятия, мирооценки, мироразмерности человека и человекоразмерности мира, что непосредственно связано с потребностями в новом типе рациональности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *