Философия в жизни человечества

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Философский потенциал научного прогресса.

Философский потенциал научного прогресса выражает тенденцию в становлении и развитии человеческого разума, духовной культуры, укреплении воли к жизни. Это интеллектуальные ориентиры на пути рационально-нравственного осмысления человеком своего прошлого, настоящего и будущего, поиска ответов на ключевые вопросы человеческого познания в процессе созидательной деятельности — «что значит жить по человечески?», «что делать, чтобы оставаться настоящим человеком?». На эти вопросы мыслители искали ответы в самой природе человека: его разуме, воле, чувствах. Они стремились постигнуть и оценить человека, его творческий и интеллектуальный потенциал, накапливая объективные знания о нем самом и субъективно оценивая его глубинную укорененность в природном мире. В итоге все это вылилось в оценку своего «Я», то есть философское осознание человеком самого себя как разумного, социального и нравственного земного существа. Это позволило мыслящему человеку осознать свою нишу, свое особое предназначение в Космосе, философски осмыслив свою духовную самобытность и исключительность в живом и неживом мире.

Известно, что интеллектуально-творческое и морально-этическое осознание человеком самого себя как существа культурного не только гуманитарно осуществляется, но и исторически возникает в форме рационального самоосознания, то есть некой философской рефлексии. Именно эта уникальная рефлективная установка на качественно иное мышление — абстрактно обобщающее — запечатлена в философском императивном афоризме, который приписывается, как правило, Сократу («познай самого себя»), чтобы жить по-человечески, то есть разумно и в согласии со своей совестью. Поэтому философию уже тогда, в глубокой древности (2,5 тысячелетия назад), справедливо называли Учителем жизни. Она и по сей день стремится учить каждого проницательного человека и все человечество жить разумно и совестливо, то есть, созидая новый мир явлений и предметов, понимать и нести персональную ответственность за результаты всех своих мыслей и дел перед судом истории. В философии бытие человека предстает по-человечески мудро, достойно и красиво.

В истории же человечества было немало моментов, которые разумными никак не назовешь. Это прежде всего войны и насилие, несправедливость властей и бытовая жестокость. Это, наконец, эксплуатация человека человеком и пренебрежительное отношение к женщинам, старикам и детям. Несколько десятилетий назад немецкий врач и философ К. Ясперс философски проницательно заметил, что на Земле «все охвачено кризисом, который нельзя устранить, а можно только принять как судьбу, терпеть и преодолевать» [1]. С этим выводом человеку трудно согласиться. Он, будучи разумным, стремится понять себя и оценить свои действия, познать истоки собственного бытия, чтобы сознательно вершить свое будущее. Интерес к генезису (греч. genesis — возникновение) философского мышления, мировоззрения, менталитета диктуется прежде всего внутренней духовной потенцией человека, его способностью уяснить «естественную логику» происхождения разума — источника философии. Великий русский ученый В.И. Вернадский утверждал, что «можно быть философом, и хорошим философом, без всякой ученой подготовки, надо только глубоко и самостоятельно размышлять обо всем окружающем, сознательно жить в своих собственных рамках» [2].

Некоторые неискушенные люди всуе считают, что сегодня философия как некое состояние разума уже себя исчерпала: ее знания не только абстрактны, но, как правило, и субъективны. А на смену ей якобы приходит системная наука, дающая людям точные и многообразные знания. Поэтому философия обречена на вырождение и постепенное забвение. И это абсолютно нормально, утверждают отдельные ученые (есть среди них и медики), ибо уход философии со сцены интеллектуального бытия только оздоровит общую атмосферу научного познания мира и жизни и улучшит климат творческого общения людей. Другие же, разделяя мнение о естественном самоупразднении философии, допускают возможность ее трансформации в специальное учение о мышлении человека (методологию наук) или историю развития философской мысли, наконец, в философоведение (наподобие литературоведения или религиоведения) и т.д. Непредвзятая самооценка истории философии свидетельствует о том, что она ныне не только не утратила своего значения в рациональном осмыслении мира и нравственном ориентировании человека в нем, а даже наоборот — углубила и обострила их.

Характерно, что философия в центр мышления ставит две задачи: «осознания» роли одного объекта для другого, которое существует объективно (гносеология), и «осмысления» значения объекта для самого субъекта, которое не может существовать вне человеческой субъективности (аксиология). Осмысливать — значит наделять что-то смыслом или значением для субъекта. В силу этого историческая ретроспектива генезиса философии предстает в виде трех основных ипостасей. Первая сводится к осмыслению социальной интеллектуально-мораль-ной проблематики. Здесь философская мысль постигает и оценивает духовное, нравственно-этическое содержание самой эпохи, бытия народа, отдельных отраслей знания (например, медицины). Вторая ипостась — это критическое переосмысление самого феномена мудрости — стремления к определению смысла человеческой жизни. В данном случае речь идет о философском осознании и раскрытии древнего триединого стремления к истине, добру и красоте. И третья ипостась генезиса философии — сфера саморазвития индивидуального мышления. Это внутреннее побуждение человека к самопознанию и к оценке неповторимого мира собственной индивидуальности как сокровенной, заповедной тайны судьбы. Говоря иначе, это желание понять самого себя.

Философия как самобытный интеллектуально-ценностный способ мышления начинается с сомнения. Любая философская парадигма зиждется прежде всего на сомнении по поводу истинности знания о развитии природы, общества и самого человека. Причем это сомнение возникает далеко не всегда и не у всех людей. Часто философы сомневаются только в том, что для многих выглядит вполне очевидным. Философское сомнение возникает исключительно при осмыслении проблем развития, движения, изменения чего-либо. Это есть приобретенное критическое состояние разума познающего, способного замечать в, казалось бы, вполне понятных, изученных явлениях и вещах нечто иное, ранее никому не известное. Тогда устоявшиеся знания, привычные мнения подвергаются переосмыслению и пересмотру. Но это только начальный этап поиска истины — философский. Следующий этап познания мира предполагает научное обоснование истинности нового знания о чем-либо или ком-либо посредством творческой мысли ученого. Таким образом, наука своими новыми открытиями углубляет истинное знание и тем самым снимает философское сомнение.

Поэтому здесь уместно указать на универсальность формулы вечного поиска истины, когда философия «честно» служит науке, затем наука — философии и так далее («наука — философия — наука…»). Эту формулу механизма познания бытия можно назвать своеобразным интеллектуальным маятником в поиске истинного знания о бытии мира и истоков собственного саморазвития. От первичного философского сомнения в неполной истинности знания о чем-либо к научному прозрению и опять к новой ступени сомнения, а затем вновь к знанию, но более высокого уровня и т.д. В этой связи правомерно замечание русского философа Г.И. Челпанова (1862-1936), что «философский интерес движет вперед науку, хотя бы сами представители науки и отрицали это. Интерес к разрешению высших проблем бытия дает жизнь науке, и, может быть, самой важной функцией философии является то, что она влечет мысль к высшим проблемам и удерживает науку от бесцельного накопления знаний» [3]. Это имеет прямое отношение к медицинской науке.

Философия целенаправленно «очищает» сознание людей от ложных и догматических знаний — «интеллектуального мусора», что можно считать связанным с философским сомнением, ибо только оно способно подвергнуть критическому анализу и переоценке все наличные знания. Всякое знание естественным образом подвержено неминуемому «старению», сковывая и деформируя мышление людей, делая его стереотипным, догматичным. Такое мышление становится, по сути, пленником старых знаний. В этом случае человек живет, ориентируясь только на чужие мысли. Философское сомнение не только подвергает критическому анализу все знания, но и «наводит порядок» в мыслях, очищая сознание людей от «груза» старых знаний, сведений, суждений и т.п. При этом философское сомнение ни в коем случае нельзя путать с обычным бытовым неверием или скепсисом, как в чеховском афоризме: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» [4]. Обыденное сомнение делает человека слепым. Оно обрекает его на душевные страдания из-за непонимания хода и, тем более, смысла жизни, в то время как философское сомнение побуждает человеческую мысль к творческому поиску истины.

Выдающийся немецкий ученый, мыслитель И. Кант философски сомневался в существовании всеобщего критерия истины. Но он выражал сомнение только относительно содержания знаний. Что же касается их формы, то критерий истинности он видел в непротиворечивости рассуждений. «На долю человеческого разума в одном из видов его познания, — пишет И. Кант в своей главной работе «Критика чистого разума», — выпала странная судьба: его осаждают вопросы, от которых он не может уклониться, так как они навязаны ему его собственной природой; но в то же время он не может ответить на них, так как они превосходят возможности человеческого разума» [5]. И сколько бы мы ни проникали в тайны явлений, — замечает при этом философ, — наше знание все же будет отличаться от вещей, каковы они на самом деле. Отсюда главным в познании остается стремление к установлению истины бытия, а также к критическому философскому осмыслению ее.

Философия, как одна из уникальнейших сфер культуры познания, вырабатывает и хранит целостное знание о Мироздании, а также предполагает ценностное осознание его большинством людей. А как особый (критический) способ теоретического мышления она определяет и наполняет это знание высоким нравственным смыслом. При этом она очищает культурный климат эпохи, страны, сообщества людей, например ученых, медиков, деятелей искусства и т.д., от вульгарного прагматизма. Философия не стремится к абсолютно точному знанию,

—    это удел науки. Следовательно, в философском знании нет бесспорных научных построений, как не может быть и рассуждений, которые бы нельзя было оспорить. Главной проблемой является установление правил поиска истины, способов ее осмысления. Но что понимается под истиной? Вопрос этот непростой и для науки, и для медицины, и для философии. На него пытались ответить многие великие мыслители далекого прошлого и настоящего.

Философия как критичный способ мышления зарождалась в свое время в качестве естественной устремленности познающего человека к интеллектуальному осмыслению имеющихся знаний и жизненного опыта, осознанию всеобщей ценности окружающего мира и себя в нем. Напомним, что лишь тогда, когда знание интеллектуально осмыслено, оно считается мудростью. А мудрость, как известно, бывает житейской (обыденной) и философской. Известно также, что много знающий специалист не всегда отличается мудростью, то есть не обладает искусством предвидения и способностью объективно оценивать роль и назначение добытых наукой (медициной) знаний в жизни людей. Только философия придает смысловое звучание личной жизнедеятельности. В свое время И. Кант выдвинул ряд максим (требований), которые должны привести человека к мудрости:

  1. иметь собственное мнение;
  2. мыслить самого себя как человека;
  3. всегда мыслить в согласии с самим собой.

Первое положение — это требование свободы от засилья догм. Второе предполагает критическое самопознание, а третье

  • сохранение нравственности мыслей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *