Воспитательная миссия философии.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Воспитательная миссия философии с древних времен является ключевой формой интеллектуального и нравственного развития людей. Это стремление привить людям интерес к познанию мира, общества и себя, искусству самостоятельно мыслить, творить, созидать. Это нацеленность на формирование способности критично судить о вещах, предметах и явлениях природы. Это развитие человеческого ума до состояния мудрости, когда индивид может сам предвидеть последствия своих и чужих идей, действий.

Следовательно, философские знания в образовании и воспитании представляют собой исходные рационально-нравственные универсалии, которые подвигают людей к метафизическим (умозрительным, фундаментальным) раздумьям. Начиная с Аристотеля, известные философы рассматривают свои универсалии как общие принципы (лат. principium – начало, основа) постижения бытия вещей, явлений мира и способы их использования в воспитании людей. На первое место из философских начал обычно ставят мировоззренческое – как совокупность взглядов на Мироздание в целом и на отношение человека к этому миру. Затем следует философско-методологическое начало. Это системный комплекс самых общих принципов постижения мира или всеобщий метод научно-познавательной деятельности – диалектика.

Наконец, социально-аксиологическое начало в философии позволяет морально-этически воздействовать на человека с учетом осмысления им всех полученных знаний, то есть определять их полезность через призму Истины, Добра, Красоты и Справедливости, а также сознательно определять смысл созидательной практики человека. Философ значительно лучше, чем психолог, понимает другого человека, оценивает его интересы и потребности. Он изначально стремится выявлять внутренние истоки, причины духовного состояния человека, нацеленность его мыслей и борение чувств. Еще с середины I тысячелетия до н.э. именно философы поставили перед собой труднейшую задачу – осмыслить пути и средства человеческого самопознания. Философ оценивает другого человека, он способен видеть его разум, воображение, память, волю, совесть и т.д. Сегодня, как и прежде, часто говорят, а еще больше пишут, о поиске смысла жизни человека и определении целевой направленности его созидательной деятельности. Однако смысл жизни людей – не то же самое, что ее сущность, хотя эти понятия так или иначе пересекаются. Последняя внутренне присуща всем социально-духовным явлениям в жизни человека как то, что существует само по себе, то есть образует особую идеальную «причину» бытия индивидуума.

Смысл жизни человека всегда связан с его оценочным отношением к явлениям природы, общества, предметам жизненного бытия, оказывающим какое-либо воздействие на его судьбу. Он не является надличной или надобщественной ценностью, но выражает осознание личностью своего индивидуального назначения в жизни. Смысл жизни каждого человека определяется качеством его личного осмысления всего того, что делает жизнь социально значимой, то есть осознания своей роли и назначения в жизни общества, своего социального положения, а также видения зримых перспектив как для себя, так и для человечества в целом. Вне человеческого осознания природных и общественных аспектов проблем бытия людей понятие смысла жизни не существует. Человек фактически обречен на постоянное ощущение дефицита осмысленности своего существования. Это связано с трудностями познания законов и закономерностей развития и саморазвития природы вообще и человеческой природы в частности. В данном случае можно говорить о критическом осмыслении или ценностном переосмысленим прошлого знания и даже об отрицании этого знания.

А критическое осмысление философских начал, то есть умственное постижение генезиса философии как способа особого абстрактного мышления, имеет собственный смысл для развития современной теоретической мысли и, конечно, клинического (понятийного) мышления в медицине. Интерес к ней выделился сегодня в самостоятельную ипостась и с каждым годом расширяется, формируя метафизическую (фундаментальную) исследовательскую отрасль. В последнее время выяснены многие вопросы, касающиеся медицинской генерации философии. Дело в том, что познание причин возникновения важнейших идей философов-медиков прошлого представляет собой необходимую предпосылку теоретического медицинского познания. Развитие частных наук медицины всегда требует обязательного изучения их истории. В любой философской системе без знания прошлого «опыта» мысли, без знания ее генезиса – начала начал философствования – не обойтись. «Философия всегда основана на разуме», – утверждал В.И. Вернадский [6]. Историю рациональности в философском мышлении давно уже связывают с парадигматической мудростью, то есть со стремлением отдельных мыслителей теоретически рассматривать нечто целостное.

Познавательная мысль большинства философов далекого прошлого (VII-VI вв. до н.э.) была феноменом особого рода -она стремилась не просто добывать и накапливать массу информации, полезных сведений и знаний о мире, а теоретически осмысливать и обобщать эти знания, создавая картину единого (целостного) Мироздания. Отсюда ведущим первоначалом философии целесообразно считать интегративность знания. С самого начала значительную роль в философском мыслительном акте стало играть и такое ее самобытное начало, как сомнение. Под сомнением, по мнению Гегеля, следует понимать «расшатывание той или иной предполагаемой истины» [7]. Это обусловлено характером любого творческого умственного действия, то есть постоянным выдвижением новых идей, предположений, смелых гипотез, и одновременно стремлением опровергнуть общепринятые «истины». Только через опровержение одних предположений возможно выдвижение и доказательство истинности других. Сомнение тем самым не только превращается в специфическое начало философских систем, но и становится философско-методологической установкой для подлинно творческой мыслительной деятельности человека.

Философское сомнение становится абсолютно необходимым, когда привычные схемы мышления и устоявшиеся знания человека об окружающем мире уже перестают работать. В этом смысле современное состояние мыследеятельности в некотором отношении напоминает ситуацию V-IV веков до новой эры, когда сформировались все исходные начала древнегреческой философии. И сегодня множество знаний, по-разному описывающих и объясняющих развитие Мироздания, многообразие противоположных утверждений о существовании жизни и человека на Земле и при этом отсутствие общих критериев оценки и свободы выбора подобных знаний и утверждений в качестве верных (истинных) объективно побуждают ученых, медиков, других исследователей к разработке новых философских парадигм. В интеллектуальной сфере вновь проявляется повышенный интерес к философской мудрости. Последняя всегда была особо почитаема в творческой среде. Именно она явилась стимулом становления всех морально-этических начал в новом человеческом общежитии – демократическом. Но наряду с философской мудростью существует и другое умонастроение людей, которое за склонность к умозрительным спекуляциям условно назвали «протофилософией», существовавшей еще до зарождения подлинной философии. К числу ее приверженцев древние греки относили известных математиков, химиков, геометров и т.д.

Таким образом, мудрость как исторически конкретная форма архаического самосознания, как этико-моральная рефлексия предшествует философии (рациональной рефлексии) и благоприятствует ее зарождению. Получается так, что философия рождается как бы дважды: первый раз неявно, в виде мудрости – предпосылки философии и ее подспудно развивающегося зародыша. И второй раз – уже в своем высокорациональном (умозрительном) обличье. Философия в итоге становится средоточием человеческой мудрости в интеллектуальной культуре, ее рациональным и морально-этическим ядром. В этом плане Фалеса можно смело назвать основателем философии, точнее – натурфилософии, или философии «физиса» (природы), так как он первым увидел, например, первоначало бытия в воде. Отметим, что вода у Фалеса соотносима с божественным началом. Он убеждал, что все в мире пронизано первоначалом, а земное бытие пропитано водой. Аристотель в своей «Метафизике» высказался весьма определенно: «Фалес, основатель такого рода философии, где начало вещей – вода» [8].

Итак, древнегреческая философия сформировалась одновременно и как натурфилософия, выводящая Космос (порядок) из спонтанно развивающегося материального начала, и как рационально-символическое начало, то есть метафизика, выводящая мировой порядок вещей из предвечных разумных, нравственных и общих жизнеустроительных начал-понятий. Философы далекого прошлого с целью умозрительного познания и объяснения мира постепенно выработали целостную систему принципиально новых и наиболее общих понятий – философских категорий, без которых абстрактное мышление (метафизика) попросту было бы невозможно. Вот такое мышление и стали называть позже философским, а иногда (после Аристотеля) метафизическим или умозрительным. В разные периоды человеческой истории само слово «философия» имело весьма различное смысловое толкование и даже познавательное назначение. Менялся и коэффициент ее интеллектуальности. Но при этом философия всегда оставалось сугубо теоретическим раздумьем о единстве (целостности) мира и уникальной роли человека в нем.

Кардинально изменили облик философии научная революция XVII века и (особенно) научно-технический прогресс XIX столетия. Именно тогда философия стала превращаться в универсальное теоретическое познание мира, общества и человека. Но по-прежнему интересы человеческого познания ставили перед философской мыслью одни и те же вечные вопросы. При этом сама она никогда не претендовала на их разрешение. Философия всегда стремилась осмыслить одну ключевую проблему: «Для чего жить?» С течением времени она стала главным замыслом всех философских исканий, которые сводились в основном к тому, чтобы познать сущность и понять феномен человека: «Каким надо быть, чтобы быть человеком» (Кант) [9]. В результате философия стала воплощать в себе парадигму совершенной человеческой мудрости.

Для того, чтобы стать действительно мудрым, человеку необходимо не только многое знать, но и уметь мыслить, оценивать и переосмысливать свои знания, он должен постичь высокий смысл созидания жизни. Так, стоик Сенека (ок. 4 до н.э-65 н.э.) философию называл искусством жизни или практическим воплощением в диалектическом единстве мысли и действия. Философия, по мнению Сенеки, «требует от каждого жить по ее законам, чтобы жизнь не расходилась со словами… Первая обязанность мудрого и первый признак мудрости не допускать расхождения между словом и делом и быть всегда самим собой» [10]. Философию с чистой совестью можно назвать критическим разумом всего человечества и нравственно-этическим учителем познающего коллективного интеллекта, стремящегося осознать главный смысл естественно развивающегося человеческого общества.

Специфическая особенность философской мудрости в медицине состоит в том, что она в принципе не может терпеть никаких стереотипов, догм, являясь творческим катализатором перевода медицинского знания с одного уровня на другой, как правило, практический. Причем сама философская концепция предстает в виде новой медицинской гипотезы или вероятностного предвосхищения научно-теоретического открытия, хотя порой и страдающего некоторой абстрактностью, трансцендентностью. Но одно бесспорно – все исходные положения (начала) философии заключают в себе строго критическую оценку любого знания: старого или нового. Изначально критичный разум человека никак не могут удовлетворить частные или плохо связанные между собой фрагменты знаний о мире. Загадка вечной тяги людей к философской мудрости видится сегодня в том, что это особая любовь, особое стремление к организации разумной жизни, сердцевиной которой является нетерпимость ко всякого рода лжи, лицемерию и т.п. Все дело в самой природе философской мысли, возвышающей смысл жизни, моделирующей вечно становящееся, возвращающееся и самообновляющееся человеческое бытие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *