Специфика схоластического мышления.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Специфика схоластического мышления заключается прежде всего в его догматичности. Оно как никогда прежде стремилось понять и объяснить некий Абсолют: Бог как абсолютное добро, абсолютная истина, абсолютная мудрость и т.д. Схоластическая философия теоретически углубляла нравственные традиции христианской апологетики и патристики. Ее представители многое сделали, чтобы концептуально оформить и обосновать новую философию, придав ей вид стройной теологохристианской системы, где в центре находилась жесткая иерархия сверхъестественного (трансцендентного) Абсолюта — Бога. Их представления о его реальном существовании позволяли смотреть под особым углом зрения на бытие мира и человечества, придать ему особый трансцендентный смысл, распространяющийся за пределы житейской реальности. Такая точка зрения получила статус принципа религиозно-философского теоретизирования. Философской же основой стали идеалистическая космология, антропология и этика, представляющие сложный и противоречивый сплав элементов древневосточных мифов и древнегреческих религиозно-философских построений. Однако основным догматом схоластической философии стал выработанный христианами догмат триединства: Бог един по существу, но троичен в лицах. Иисус Христос предстает спасителем мира и людей. Своей мученической смертью на кресте он искупил грехи всего человечества.

Что касается схоластического способа мышления, то им стал жесткий религиозный авторитаризм. В Средние века в связи с регрессом общей культуры в Западной Европе традиционная философия лишилась основных источников, из которых она черпала идеи, появляющиеся в процессе развития научной мысли. Немалое значение имело и то обстоятельство, что объем унаследованных от античности литературных, научных и философских источников, доступных европейской философии раннего Средневековья, был крайне ограничен. Основные философские произведения были или вовсе утрачены, или основательно подзабыты. При этом идеологи церкви предпринимали немалые усилия против распространения идеалов античного рационализма. Вот в этих непростых условиях распространялись идеи и принципы схоластической философии. Схоластика как течение религиозной мысли получила свое название от латинского слова schola — школа. Она преподавалась первоначально в школах при монастырях (V век), а с XII века — в университетах Западной Европы. Впоследствии это слово стало синонимом всякого бесплодного умствования или пустого начетничества. Но в Средние века схоластика была особым типом религиозной философии с отвлеченно-догматическим способом мышления. Ее отличало довольно жесткое подчинение теологии — соединению религиозных догм с рационалистической методикой обоснования христианского вероучения.

С переходом от античного философского мышления к схоластическому традиции рационализма, безусловно, продолжились, но уже с целью решения совершенно других задач: «переоценки ценностей» древнегреческой философии, умственного освоения божественного откровения и нравственного пересмотра античного воззрения на сущность человека. При этом особо ценным мыслительным актом стало считаться искусство истолкования библейских текстов. Для этого использовались все методологические премудрости античной философии, некогда слывшей «царицей наук», а теперь выступающей в качестве прислужницы теологии. Лишь у немногих мыслителей до времени классической схоластики — у Оригена в III веке и особенно у Августина в IV-V веках — через толщу христианской спекуляции пробивались лучи живой античной философской мысли. Так, в их произведениях ощущается довольно сильное воздействие свободного античного метода философствования о бытии человека.

Основными вопросами средневековой философии и особенно схоластики были вопросы гносеологические, вытекающие из потребности размежевания функции разума и веры. Причем эта философия была не только логико-методологиче-ской. Вопросы об отношении общего к особенному и единичному тесно соприкасались с проблемами онтологическими и морально-этическими. Усиленно в недрах схоластики разрабатывались также проблемы психологии. Но логико-гносеологические вопросы, рационально-мыслительные проблемы все же преобладали. Однако основным положением было то, что разум должен жестко подчиняться вере. Так, например, считал христианский мыслитель Ансельм, епископ Кентерберийский, которого еще при жизни ставили вровень с прославленным Августином Блаженным. Он нашел надлежащее применение разуму в том, чтобы изучать и достойно защищать различные «пункты» веры. Разум, согласно его учению, сам по себе свободен, но только в границах христианских догматов.

Таким образом, постепенно зарождалась новая философская ветвь мышления — религиозно-догматическая по содержанию и рационально-теоретическая по форме. Однако несмотря на жесткое подчинение схоластической философии теологии, ее древнегреческие корни, просматривающиеся в содержании, в основном сохранились, так как истоки схоластики восходят все же к античной философской мысли — умозрению Платона и особенно неоплатоников (Плотина) и, конечно, учению Аристотеля. Безусловно, в схоластике живая философская мысль сознательно сковывалась «авторитетом» религиозного догмата, а сама философия, как мы уже говорили, фактически была верной служанкой богословия. Однако чрезвычайно важно отметить, что весь комплекс религиозно-философской веры в схоластике был сконцентрирован на человеке, его духовных потенциях. И этим она интересна и полезна всем, кто стремится постигнуть эволюцию человеческой сущности — нацеленности на познание мира и себя в нем.

Философы-схоласты при объяснении религиозных догматов вынуждены были осмысливать их с рациональной точки зрения. Перед философами возникли и более сложные метафизические проблемы, связанные, например, с отношением единичного к общему и с реальностью существования этого общего. В истории философской мысли спор по этому поводу всегда сводился к диалектической оценке «универсалий» (лат. universalia — общие понятия).

В XI столетии в недрах схоластической философии развернулась острая борьба между так называемым реализмом и номинализмом (лат. nomina — имя). Она продолжалась столетия как разновидность философского осмысления диалектического единства общего и единичного, взаимоотношения понятия и вещи, явления.

В рамках реализма общее рассматривалось как нечто идеальное и предшествующее существованию самой вещи, то есть фактически разрабатывалась объективно-идеалистическая концепция (в платоновском духе) бытия универсалий независимо от вещей, предметов и явлений природы. Более того, универсалии вечны и предшествуют бытию вещей, представляя собой мир «божественных мыслей» перед актом творения. В IX-X веках большинство схоластов были «реалистами». Они верили, что универсалии существуют объективно, будучи идеальными началами всех вещей в уме Бога. Такая точка зрения внутренне связана с Платоновым учением о «мире идей», хотя и переосмысленным в духе христианства.

Но в XI-XII веках верх взяли уже номиналисты, которые, опираясь на принципы Аристотеля, исходили из реальности существования только отдельных вещей и явлений природы. Односторонне подходя к данной проблеме, они считали, что общие понятия являются только названиями (именами) предметов одного класса, и им ничего не соответствует в реальности. Номиналисты утверждали, что все универсалии существуют в единичных вещах. Они просто немыслимы независимыми от вещей. Согласно аристотелевскому учению, не может быть, например, универсалии «справедливость», существующей как бы самой по себе, независимо от справедливого человека или общества и т.д. Справедливость существует только в справедливых людях или обществах. Номинализм стал своеобразным выражением приоритета чувств, воли над разумом, материального начала — над идеальным. Номиналисты считали, что все понятия существуют в индивидуальном сознании, но независимо от него. При этом человеческое познание понималось ими как процесс, начинающийся с чувственного восприятия единичных вещей и предметов и завершающийся их осмыслением. Законченную форму номинализм принял в учениях Оккама и Лютера (1483-1546).

Серьезную подвижку в осмыслении общего (универсалий) сделал известный схоласт Пьер Абеляр, предложив идею о существовании общего в индивидуальных вещах и явлениях. По Абеляру, универсалии — это не просто слова, имена, а понятия, выражающие общее в вещах и явлениях — родовую сущность. Будучи единой для большого множества вещей и явлений, сущность есть их общее, а потому она, согласно Абеляру, и есть универсалия.

Обобщающее же учение об универсалиях создал Фома Аквинский, у которого они существуют в трех ипостасях:

  1. идеальная сущность вещей в уме Бога;
  2. бытие универсалий в вещах как в их субстанциальной форме;
  3. существование универсалий в человеческом разуме, где они образуются в процессе абстрагирования сущности от единичных вещей.

За указанной формулой существования универсалий стоит радикальный сдвиг в средневековой схоластике, который стал связываться с переосмыслением христианской философии на почве аристотелизма.

Кстати, эта проблема и по сей день находится в центре внимания научной философии, а не только схоластической. Но для философии христианской она имела свою особенность, ибо та нуждалась в рациональном доказательстве триединства Бога: Бог един, но существует в трех ипостасях: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-святой дух. Хотя непосредственно природа Бога и не может быть постигнута, она обнаруживается как бытие из бытия вещей и явлений, как мудрость из их порядка и расчленения на роды, как жизнь — из их покоящегося движения. Бытие есть отец, мудрость — сын, жизнь — святой дух. Однако все предикаты, в том числе и постигаемые философской мыслью, суть лишь символы, не адекватные подлинной природе Бога. Схоластическая философия в связи с этим имела свою (двойственную) теорию познания, основанную или на божественном разуме, или на чувственных началах, ощущениях внешнего мира.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *