Гуманистическая философия.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Гуманистическая философия началась с воскрешения греколатинских образцов мышления, которые уже доминировали в ранний период Средневековья. А к середине XV столетия философы-гуманисты обладали таким богатством греческих первоисточников (подлинников) (не считая арабских переводов и интерпретаций), о котором не смели даже мечтать средневековые философы. Античные философские произведения подверглись самой тщательной филологической обработке с целью воссоздания подлинных текстов. Одновременно весьма расширился круг постигаемых философских проблем, затрагиваемых в учениях древних греков. Гуманистическая философская мысль оживала, видимо, потому, что обладала органической связью со своим прошлым, нацеленным в будущее. Она не могла отказаться от него, но при этом не уничтожала и не выхолащивала свою метафизическую фундаментальную суть. «Нам требуется этот путь, в своем существе, конечно, совсем не окольный, — заявлял М. Хайдеггер (1889-1976), — ибо правильно понятая традиция несет нам настоящее, то, что в качестве дела мысли настоятельно требует нас и о чем у нас таким образом идет дело» [3].

А коль скоро на протяжении всего исторического развития постоянно возникает вопрос о «воспоминании будущего», человек может осуществить поиск самого себя посредством исторического умозрения. Так, в конце Средних веков, а затем в эпоху Возрождения люди вновь и вновь открывали в себе свободу и гибкость через рассмотрение греко-римской мыследея-тельности. Если в средневековом менталитете мыслительный путь был проложен через церковную доктрину к истине спасения, которая устанавливалась авторитарно, то в эпоху Возрождения стала доминирующей ориентация человека прежде всего на собственный разум, свободное самораскрытие творческих потенций, что было чрезвычайно важно с позиций философии античности. Западный философский менталитет нуждался в глотке свежего воздуха. На Западе зарождается так называемый «северный гуманизм», который имел ряд специфических особенностей по сравнению с итальянским. Прежде всего развитие тесно переплелось с судьбами реформаторского движения.

Эпоха Возрождения как период нового типа мышления людей, обновленного мировоззрения раскрывается в равной степени и в особом многообразии своих проявлений, и в их масштабном характере. За этот сравнительно небольшой промежуток исторического времени, равный жизни одного поколения людей, произошли поистине прорывные события. Поэт Петрарка (1304-1374) и писатель Боккаччо (1313-1375), ставшие одними из родоначальников гуманистической культуры, открыто возвестили миру о духовном достоинстве человека. Леонардо да Винчи (1452-1519), Микеланджело (1475-1564), Рафаэль (1483-1520) создали свои гениальные художественные шедевры. Великий Колумб (1451-1506) открыл Новый Свет. Теологи Лютер (1483-1546) и Кальвин (1509-1564) восстали против всесилия католической Церкви и заложили основы протестантской Реформации. Более того, перемены в умонастроениях людей вели к секуляризации общественной жизни, а в философии — к ориентации на гуманизм.

Приведем пример характерного образца жизнедеятельности, когда человек сам определяет все контуры своего бытия, презрев смерть. Речь идет о великом Джордано Бруно. Перед трибуналом инквизиции он объективно стал духовным обвинителем всех, поправших совесть (ему тогда было чуть более сорока). Бруно был человеком, щедро одаренным талантами. Он обладал незаурядными интеллектуальными способностями, необычной эрудицией, феноменальной памятью. Бруно досконально знал труды многих древних авторов, особенно ценил Платона, Аристотеля, многих столпов богословия: Августина, Фому Аквинского и других. Мыслитель превосходно владел искусством публичной речи, пропагандируя научные идеи и философские воззрения.

И все же самым существенным в личности Джордано Бруно была сила его духа, удивительная способность искусно пользоваться всем арсеналом своих знаний и умений. Он был не только «гигантом учености» (Ф. Энгельс), но и выдающимся энтузиастом — пропагандистом идеалов гуманизма, духовным проповедником, смелым критиком, ученым-новатором, поэтом, оригинальным философом, создавшим новое, враждебное тогдашней религии мировоззрение. Новаторство в науке и новизна в философии составляли основу его духовной ориентации. Все эти индивидуальные качества Дж. Бруно, сформировавшие интеллектуальный стержень его творческой личности, были вместе с тем основаниями формирования нового типа характера ученого и философа эпохи Возрождения. В свете современных представлений высокая нравственность, творческая самоотдача, вера в собственные уникальные духовные силы предстают удивительными параметрами незаурядной личности ученого и философа всемирно-исторического масштаба, чего ни при каких условиях не могли допустить богословы и философские схоласты. Это, собственно, и стало первопричиной интеллектуальной схватки между «духовными» ориентирами прошлого и будущего.

В духовной борьбе победу одержали смелая научная мысль и новое философское мировоззрение Бруно. А произошло это из-за того, что инквизиторы «судили» не столько гордого человека, сколько его прогрессивные научные идеи и новые духовные ценности, необычные мировоззренческие концепции. Отрицать удивительную силу человеческого духа в лице Дж.

Бруно никак нельзя. Ведь ему пришлось встать перед страшным выбором: или умереть и сохранить свое собственное «Я», или предать себя — отречься от убеждений, чтобы избежать мучительной смерти. Он решительно выбрал первое. Духовная реакция перед силой духа этого человека не устояла и, безусловно, проиграла судилище по принципиальному вопросу — духов-но-философскому. Напомним, что для размышления и принятия решения Бруно отводился немалый срок — восемь лет. Но он, как и Сократ, предпочел физическую смерть позорному отречению от своих философских принципов. Последнее означало бы не просто унижение, а значительно больше — духовную смерть и укрощение свободного разума. В философии Дж. Бруно не только развивалась революционная мысль о новом устройстве Вселенной, но и звучала светлая надежда на лучшую жизнь на Земле:

«Как было бы светло нам в царствии любви,

Когда б не погрязал мир в злобе и крови…» [4].

Дж. Бруно отлично понимал, что его рассуждения «чрезмерно философские», что они находятся «в соответствии с принципами и естественным светом разума, не выдвигая на первый план положений, которых надо придерживаться соответственно требованиям веры». А посему восемь лет неволи для жизнелюбивого, исполненного новаторских планов и убежденного в своем высоком творческом предназначении мыслителя были смелым духовным единоборством с грозящей физической смертью. И вот в 1600 году инквизиция объявила, что «брат Джордано Бруно нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком» подлежит сожжению на костре… Сегодня же мы видим: сила духа «брата Бруно» пережила столетия.

Если в период Средневековья философия выступала в не-ком союзе с теологией, то в новую эпоху она объединилась с искусством и гуманитарным знанием. Кроме того, философия Возрождения стала опираться на зарождающееся естествознание. На первый взгляд, произошло своего рода возвращение к космоцентризму античности. Но здесь необходимо сказать о весьма существенных особенностях. Если в представлениях античности Вселенная была большая, но все же не бесконечная, то натурфилософы Возрождения считали, что она не имеет ни начала, ни границ. Например, знаменитый Коперник предлагает принципиально новую астрономическую систему, выдвинув смелую гипотезу о гелиоцентричности Вселенной, а Галилей и Кеплер, теоретически ее обосновав, положили начало новой эпохе научной революции. Философия объединяется с экспериментальным и теоретическим естествознанием. Подобного яркого расцвета человеческого интеллекта история не знала со времен античности.

Поистине человек Запада пережил второе свое рождение. В данном случае решающим стал фундаментальный философский вопрос о потенциале мыслительных творческих возможностей в отыскании сугубо «антропоцентрической» истины. В эту эпоху началось решительное выделение философии как учения о наиболее общих принципах бытия и познания человека из теологии — учения о Боге, заключенного в жесткие логические формы умозрительных построений на основе библейских текстов. Выше всего ставится своеобразие и уникальность человека, его мыслительная активность. Однако свободомыслие органично вырастало в недрах самой теологии, — живой мысли становилось все более тесно в богословских «казематах». Поэтому в церкви появляются мыслители принципиально нового типа — умные, смелые, творческие исследователи бытия.

Одним из первых творцов такой философии считается Мартин Лютер, умеренный реформатор католицизма. Новое философское мировоззрение развивалось отчасти под влиянием номинализма, но главным образом — под воздействием мистических учений. В основу лютеранской религиозной философии и теологии была положена вера в достижение «небесного спасения» посредством личного «общения» с Богом, а не путем подчинения авторитету церкви и различных приношений в ее пользу. Философия Лютера достигла своей вершины в учениях о непознанном желании в Боге, о котором что-либо сказать могут лишь искренняя вера индивида и Библия. Религиозная борьба отразилась на философии гуманизма и его судьбе. Уже сам факт открытого восстания протестантов против авторитета католической церкви имел большой резонанс в общественном сознании. Причем мистика (греч. mystikos — таинственный) оказала сильнейшее воздействие не только на философское учение Лютера, но и на учения других, еще более радикальных церковных реформаторов.

Против церкви в это время вместе с гуманистами восстала и естественная наука. До этого она была (как и философия) «смиренной служанкой теологии». Или, говоря иначе, «она была чем угодно, только не наукой» (К. Маркс). Путь создания нового естествознания оказался чрезвычайно трудным. В ряде областей предстояло начинать все с самого начала, преодолевая тяжесть обветшалых схоластических традиций и наслоений. Надо было активизировать научные наблюдения, накапливать эмпирический материал и одновременно решительно формировать рациональные методы систематизации с целью превращения накопленных знаний в стройную научную теорию. На этой интеллектуальной базе в XVI веке и начала выкристаллизовываться принципиально новая философия природы — натурфилософия, не порывающая связей и отношений с философией гуманизма.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *