Суть научной революции.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Философия Ф. Бэкона делится на три раздела: естественную теологию, естественную философию и учение о человеке. Естественная философия вбирает в себя как метафизику, так и физику. Учение о человеке – это науки, изучающие тело, душу и дух, то есть медицина, психология, логика, философия. Задача философии, по Бэкону, состоит в том, чтобы освобождать разум исследователя от ложных понятий, представлений, или, по его собственному выражению, призраков, идолов (пережитков ума). С помощью индуктивного метода мыслитель предложил очищать разум ученого от разного рода интеллектуальных наслоений и иллюзий-предрассудков, изначально присущих свободному человеческому познанию. От них необходимо решительно избавляться, поскольку они блокируют рациональную мысль в исследовании природы и являются источником ошибок. Самым труднопреодолимым Ф. Бэкон считает идол «рода», так как он является результатом тенденциозной избирательности ума. Человеческий ум хранит в памяти только то, что отвечает интересам исследователя, ибо он наполнен предубеждениями. По Бэкону, ум человека схож с кривым зеркалом, отражающим природу вещей в искаженном виде. Призраки «рода» приводят к антропоморфизму (греч. antropos – человек и morphe – форма), или перенесению человеческих свойств на природу, и телеологическому (греч. telos – цель и logos – учение) миропониманию, где утверждается, что все в природе существует для человека. А такое понимание природы не соответствует ее действительному состоянию.

Идол «пещеры» – это проявление индивидуальных особенностей ума ученого, в которых присутствуют личные суеверия. Они возникают в результате воспитания и образования ученого, который смотрит на все вещи и явления природы как бы из своей пещеры – или далеко углубляясь в нее, или приближаясь к выходу. Таким образом, широта поля его наблюдений за вещами природы то сокращается, то увеличивается, при этом он проявляет особую приверженность к собственной точке зрения. Ф. Бэкон напоминает в связи с этим слова, сказанные еще Гераклитом Эфесским (535-470 до н.э.): «Люди ищут знаний в своих маленьких мирах, а не в большом, общем для всех мире». Вред этого идола в особой субъективности. Его можно преодолеть только в результате коллективного опыта познания и совместного наблюдения. Что же касается идола «рынка», то он порожден формами общежития, союза, возникающего между людьми. В нем отражаются речевые или языковые проблемы из-за неправильного словоупотребления. Поэтому его следует преодолевать путем поиска однозначных смыслов в словах и совершенствования научно-понятийного аппарата.

Последний идол – идол «тетра» – выступает хранителем стереотипов в мышлении. Это есть слепая вера в авторитеты или традиционные философские и религиозные учения о познании, напоминающие действия, разыгрываемые на сцене театра.

Идолы «рода» и «пещеры» относятся к естественным (врожденным) свойствам человеческого ума. Идолы же «рынка» и «театра» приобретаются в результате познавательной практики. Однако все они являются весьма существенной помехой на пути научного познания вещей, предметов, явлений природы, а также всеобщих связей и отношений, складывающихся между ними. Они постоянно преследуют ученого, создают в его сознании ложные представления и идеи, тем самым искажая подлинность мира. Чтобы освободить сознание и мышление, то есть устранить зависимость от всех перечисленных идолов (иллюзий), следует, по мнению Ф. Бэкона, исходить только из непосредственного изучения природы. Благодаря «самоочищению» разума от призраков (врожденных или унаследованных предрассудков) он становится более творческим и продуктивным. Первый идол вредит всему роду человеческому. В полученных знаниях ум человека искажает, деформирует природу вещей, отражая то, что ему наиболее удобно видеть через призму собственного самоутверждения. Он стремится к абстракции и воображает стабильным все то, что на самом деле склонно к изменению. Большая проблематичность познания состоит в наличии в нем субъективности, которая возвышается над объективной беспристрастностью ученого в понимании как вещей, так и взаимосвязей в природе. «Человеческий ум, когда он находит какое-либо удобное или кажущееся верным или убедительным и приятным понятие, – указывает Ф. Бэкон, – подгоняет все остальное так, чтобы подтвердить его и сделать тождественным с ним» [9]. В своих рассуждениях ученый идет еще дальше и показывает более конкретные причины, мешающие научному познанию.

Как и большинство мыслителей Нового времени, Бэкон считал первейшей задачей новой философии создание единого, истинно научного метода познания и с его помощью – объяснение сущности природы и человека. Философ высоко ценил индукцию как метод, с помощью которого можно было бы устанавливать общие законы познания. Как и многие его последователи, он стремился улучшать индуктивный метод, известный, кстати, еще Аристотелю. Самым простым видом индукции является перечисление предметов какого-либо класса и обнаружение общего присущего им свойства. Обоснованию этого метода посвящено основное произведение философа – «Новый органон». В нем он философски осмыслил заново открытый и усовершенствованный им метод индукции, позволяющий классифицировать наблюдаемые факты действительности, на которые опирается естественная наука. Философия, отбросив свою прежнюю форму, по Бэкону, призвана вступить в «законное супружество» с естествознанием, ибо только тогда она будет способной, по его словам, «приносить детей и доставлять действительные выгоды и честные удовольствия». Естествознание должно обогащать человеческую жизнь действительными открытиями с помощью истинно научных методов. Мы не должны, учил философ, уподобляться ни паукам, ткущим нить из самих себя, ни муравьям, собирающим все вокруг себя. Мы должны быть похожи на пчел, собирающих и упорядочивающих собранное.

Историческая заслуга Ф. Бэкона состоит не столько в его отдельных значимых открытиях в области изучения природы, сколько в том, что он глубже всех своих современников проникся идеей и смыслом разработки новых методов для науки, предельно четко осознав сущность назревающего перелома в определении главного направления в теории научного познания природы.

Говоря о принципиальной новизне философской мысли Ф. Бэкона о продуктивной деятельности человеческого интеллекта с помощью индуктивного метода познания, нельзя не вспомнить прекрасные слова Гегеля: «Здесь пробуждается доверие разума к самому себе и к природе. Разум осмысленно обращается к последней, уверенный в том, что в ней найдет истину, так как то и другое в себе гармоничны» [10]. Именно поэтому Бэкона называют родоначальником опытных и экспериментальных наук современности. Их требованиям он подчинил и свою философскую мысль. Однако основателем принципиально новой философии с точки зрения и ее проблематики, и методологии считается французский ученый Рене Декарт (Картезий).

Чрезвычайно важным является тот факт, что Декарт не только открыл новые истины, но и определил сам строй современного мышления, в котором философия и наука стали играть определяющую роль. Современный ученый и философ Б. Рассел (1872-1970) в связи с этим назвал его отцом современных философии и науки. Р. Декарт, в своем учении постоянно апеллируя к разуму, фактически стал основоположником рационализма чисто философского направления, в рамках которого сугубо умственное познание считается единственно верным путем к истине. «От его работ веет свежестью, – восторгался Б. Рассел, – которую после Платона нельзя было найти ни у одного знаменитого предшествующего ему философа. Все средневековые философы были учителями, обладавшими профессиональным чувством превосходства, присущим этому роду деятельности. Декарт пишет не как учитель, а как исследователь и ученый и стремится передать то, что он открыл» [И].

Р. Декарт действительно воплотил в себе как в ученом новый тип революционера от науки. Его усилиями была создана системная наука, основным принципом которой философ провозгласил следующий: «…никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью» [12]. Конечно, сомневаться можно во многом. Однако в океане сомнений все же есть небольшие островки абсолютной уверенности -хотя бы в собственном существовании. Следовательно, очевидной становится невозможность усомниться в существовании самого сомневающегося (то есть мыслящего) человека. Отсюда в исходной точке познания не может быть никакой другой абсолютной истины, кроме декартовой: «мыслю, следовательно, существую». Сама по себе человеческая мысль есть то, далее чего уже невозможно идти в познании, то есть в стремлении найти нечто более достоверное.

Это было своего рода философским прозрением в научном познании истины. Речь, конечно, шла не столько о существовании человеческого организма, сколько о давным-давно принятом понимании собственного «Я». Имеется в виду примерно то, что Блаженный Августин называл «внутренним человеком» (человеческой личностью). Однако в своих рассуждениях Р. Декарт продвинулся намного дальше Августина. Благодаря его идеям самосознание стало играть ведущую роль в новой философии, превратившись в точку опоры, отталкиваясь от которой и основываясь на которой можно понять роль и значение субъекта (от лат. subjectum – лежащее в основе) познания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *