Рационализм и социальный прогресс.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Рационализм и социальный прогресс.

Рационализм и социальный прогресс — важнейшие характеристики эпохи Просвещения. Однако надо иметь в виду, что если в учениях Декарта, Спинозы, Лейбница термин «рационализм» употреблялся для характеристики в основном гносеологических и логико-методологических функций разума, то в данном случае это понятие трактовалось иначе, более широко и объемно, как акт идейно-теоретического творчества мысли, выражающий взгляды, позиции, общественные настроения представителей определенных социальных групп, слоев, классов и т.п. на конкретном этапе их исторического саморазвития.

Рационализм и социальный прогресс.

Рационализм и социальный прогресс — важнейшие характеристики эпохи Просвещения. Однако надо иметь в виду, что если в учениях Декарта, Спинозы, Лейбница термин «рационализм» употреблялся для характеристики в основном гносеологических и логико-методологических функций разума, то в данном случае это понятие трактовалось иначе, более широко и объемно, как акт идейно-теоретического творчества мысли, выражающий взгляды, позиции, общественные настроения представителей определенных социальных групп, слоев, классов и т.п. на конкретном этапе их исторического саморазвития. На базе этих радикальных умонастроений рационализм эпохи Просвещения выработал принципиально новые социально-философские и методологические установки для ориентации людей в их созидательной практической деятельности, научном познании и образовании. Новый рационализм был связан с весьма прогрессивными идейно-политическими устремлениями передовых, просвещенных сил общества, находящихся на восходящей стадии своего саморазвития. В этом смысле понятие «рационализм просветителей» противоположно понятию «иррационализм».

Английские, французские, немецкие мыслители XVIII века ставили своей задачей «просветить» широкие массы людей практически по всем проблемам: науки и искусства, медицины и техники, вопросам быта и воспитания детей и т.п. Таким образом они стремились очистить сознание людей от предрассудков. Они активно боролись против всевластия монархии и церкви. Мы уже говорили о том, что философия многими, особенно во Франции, отождествлялась тогда с разумом. Поэтому практически всех просветителей называли философами. Еще их называли энциклопедистами, так как в массе своей они были авторами знаменитой французской «Энциклопедии». С 1751 по 1972 год вышло 17 ее томов, потом еще 7 томов дополнений. В «Энциклопедии» давались ответы на все животрепещущие вопросы той эпохи, значительное внимание уделялось философскому осмыслению проблем бытия людей, развития общества. Так, Вольтер учил, что Бог создал природу, а люди — историю. Именно Вольтер положил начало современной науке в гуманитарных дисциплинах, указав (правда, очень туманно) на их исторический метод. В дополнение к естественнонаучному методу, основоположниками которого были Бэкон и Декарт, Вольтер выявил исторические закономерности, назвав их «духом времени».

Социально-рациональное Просвещение XVIII века было объективно обусловлено прогрессивным развитием общественных отношений того времени и находилось под влиянием естественных и точных наук. Исходным началом в философском осмыслении общества стала новая концепция человека, которого рационалисты-просветители рассматривали как часть природы. «Человек есть физическое существо, — писал французский мыслитель Пауль Гольбах, — как бы не рассматривать, он связан со всей природой и подчинен необходимым и неизменным законам, налагаемым ею на все заключающиеся в ней существа» [22]. Это положение просветители-рационалисты сделали исходной базой для философского объяснения развития общества, которое, по их мнению, составляется из людей, понуждаемых к совместной жизни соображениями общественной пользы и личной выгоды. Поэтому для создания науки об обществе, утверждали они, необходимо первоначально постигнуть сущность человека, понять его истинную природу, его стремления, желания и потребности. Таким образом, социальное в человеке сводилось ими к сугубо индивидуальному. А общество представлялось не иначе как в виде слаженного механического агрегата индивидов.

В центре практически всех философских школ, систем и течений общественной мысли VIII века находились, как правило, активно действующие субъекты, способные познавать и изменять мир в соответствии с разумом. А сам разум рассматривался во всех этих системах в качестве внутреннего источника всей субъективной деятельности человека или «конструктора» внешнего мира, но прежде всего — целенаправленности общественного развития. Разум, представляющий собой сущностную характеристику исторического субъекта, выступал в рационализме как предпосылка и как наиболее яркое проявление всех других человеческих характеристик: свободы, политической воли, социальной активности, общественной самодеятельности и т.д. Человек как единственное разумное существо на Земле, с точки зрения рационализма, был призван историей перестроить общественные отношения на разумных началах. Исходя из этих принципов декларировались основные права человека: равенство, свобода, братство. Теоретики рационального Просвещения даже сделали попытку осуществить на практике свои идеи и проекты в рамках господствующего государственного режима. Однако она естественным образом потерпела крах, так как была слишком утопичной.

Представители рационалистических систем VIII века при построении философских теорий социального прогресса исходили из идентификации человеческого разума, его сознательной, целесообразной, созидательной деятельности. Они решали следующие проблемы:

а)    связь сознания (разума) с питающей его средой — обществом;

б)    соучастие сознания (разума) в качественных изменениях исторического процесса;

в)    автономизация философии истории как особой области знания.

Совершенно очевидно, что общество предстает в этих учениях как законообразный, самоуправляемый и самовоспроизво-дящий мир людей. Нередко в социальных учениях разум как уникальная, специфическая сущностная характеристика человека настолько отделяется от самого обладателя и при этом наделяется абсолютно самостоятельным существованием, то есть настолько объективируется, что порой его хочется назвать трансцендентным. В конце концов получается вполне идеалистический образ субстанции, то есть по основным своим характеристикам он аналогичен деятельности человека, в которой неразрывно связаны смысл и цель, условия и средства, результат и действие, реализация и замысел.

Идея социального прогресса в различных течениях философской мысли VIII столетия особым образом рассматривалась при осмыслении истории человеческого самодвижения. Многие мыслители этого периода развития общества были, например, уверены, что в социальной жизни господствуют законы природы, управляющие человеком как физическим существом. Иными словами, они считали, что общественные закономерности развития попросту сводимы к естественным законам. Тем самым они растворяли общество в природе. При этом всех людей они считали в социальном отношении равными от рождения, а причины умственных и нравственных их различий видели прежде всего в неравноправном социально-классовом положении и в неодинаковом качестве образования и воспитания. Так, например, знаменитый французский философ Клод Адриан Гельвеций утверждал, что «люди не рождаются, а становятся такими, кто они есть» [23].

Основными природными свойствами человека как телесного, физического существа социальные рационалисты считали стремление к самосохранению, влечение к удовольствиям и отвращение к страданию. Именно эти, в принципе неизменные, человеческие качества послужили для них отправной точкой при оценке общества, уровня его развития. Общество, как правило, оценивалось просветителями-рационалистами с точки зрения его соответствия человеческой природе. По их мнению, разумен, целесообразен и оправдан тот общественный строй, который отвечает человеческой сущности и удовлетворяет естественное стремление членов общества к личному счастью. И наоборот, неразумен и подлежит устранению тот строй, который противоречит природе человека и не может удовлетворить его материальные и духовные потребности. Именно таким (противным человеческой природе) было, по мнению подавляющего большинства философов, господствовавшее тогда во Франции государственное устройство. «Мы видим на земле лишь несправедливых, неспособных, изнеженных роскошью монархов, — пишет Гольбах. — Государства опустошаются хозяйничаньем испорченных людей, без зазрения совести угнетающих тех, кто не имеет силы бороться с ними. Общественное состояние — это состояние войны между монархом и всеми его подданными и всех членов общества друг с другом» [24].

На формирование революционной идеологии Европы огромное влияние оказал Жан-Жак Руссо. Сила и историческое значение личности Руссо не в тех мыслях, которые можно найти в его трудах по вопросам теоретической философии, а в тех идеях, которые он выдвинул и обосновал как социолог, политический мыслитель, моралист. Руссо — автор знаменитого произведения «Общественный договор», которое явилось первым теоретическим обоснованием гражданского общества, основанного на свободе и безусловном равенстве. Выступив в защиту естественной человеческой природы, мыслитель утверждал, что только искажение и ущемление цивилизацией природного начала в человеке привело последнего ко злу и несправедливости. Все началось, считает Руссо, с возникновения частной собственности, которая развращает людей, рождает насилие и порабощение человека человеком. Автор страстно писал: «Первым, кто напал на мысль, огородив участок земли, сказать: «это мое” и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн и убийств, от скольких бедствий и ужасов избавил бы род человеческий тот, кто, выдернув колья и засыпав ров, крикнул бы своим ближним: «Не слушайте лучше этого обманщика, вы погибли, если способны забыть, что плоды земные принадлежат всем, а земля — никому!»» [24].

На европейское Просвещение в VIII веке оказала сильное влияние также философия английских мыслителей, немецких и русских философов. Констатируя, что «каждое новое философское учение начинается с того, что выявляет заблуждение предшествующего или предшествующих учений, становясь благодаря этому уже другой философией», один из крупнейших философских мыслителей XX века X. Ортега-и-Гассет высказал совершенно справедливую мысль о том, что «история философского прошлого — это катапульта, которая выбрасывает нас сквозь пока еще пустые пространства будущего к грядущей философии» [26].

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *