Марксистская философия (от разума к практике)

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Марксистская философия, вобрав в себя критически переосмысленное единство научного материализма и диалектики, позволила увидеть корни этого единства, нацеленно обратиться к определению понятия научного материализма. К. Маркс и Ф. Энгельс в полемических дискуссиях не раз заявляли, что «материализм означает не что иное, как понимание мира таким, какой он есть на самом деле», а следовательно, рассматривать его надо в саморазвитии, то есть диалектически. После разработки И. Кантом и Г. Гегелем принципов диалектического идеализма, a JI. Фейербахом — метафизического материализма диалектический материализм Маркса-Энгельса фактически ознаменовал закономерный этап в развитии философской мысли. Этот естественный мыслительный прогресс был высоко оценен известными учеными и философами мира.

Многие западные деятели науки и философии считали и поныне считают К. Маркса гениальным философом, который «представляет западную философскую традицию в самых лучших ее чертах, и главная из них — это безграничная вера в человеческий разум и прогресс». «К. Маркс является олицетворением того нового человека, о котором он сам мечтал. Это должен быть человек, который мало имеет, но много значит для общества, а богатство его в том, что он нужен простым людям» [4]. Так, Макс Вебер, Николай Бердяев, Жан-Поль Сартр, Карл Поппер, Карл Ясперс и многие другие с уважением отзывались о Марксе и Энгельсе как о достойных ученых и оригинальных мыслителях. Н.А. Бердяев в конце своей жизни откровенно писал: «Особая чувствительность к марксизму у меня осталась и доныне…». И далее: «Маркса я считал гениальным человеком и считаю сейчас» [5]. Мартин Хайдеггер назвал его представителем плеяды самых глубоких мыслителей, создавших принципиально новую картину мира, которая специфична для современности и свойственна новому времени. К. Маркс и Ф. Энгельс, по мнению М. Хайдеггера, описали этот мир гениально, емко и с полнейшей научной беспристрастностью.

К сожалению, в наше время марксистскую философию беспринципно обвиняют во всех грехах в связи с неудавшимися социалистическими преобразованиями в мире и особенно в СССР. Однако она так же «виновата» во всех политических и экономических провалах горе-руководителей, как, допустим, Новый Завет «виноват» в варварских крестовых походах. «К. Маркс был, безусловно, гением, — справедливо утверждают западные ученые-экономисты, — он был человеком, изменившим характер нашего мышления об обществе (во всех аспектах, как историческом и социологическом, так и экономическом) столь же радикально, как Платон изменил характер мышления философского, а Фрейд — психологического. Очень немногие экономисты сегодня прорабатывают всю необъятную массу работ К. Маркса, но, так или иначе, — считают они, — его воздействие затронуло большинство из нас, даже если мы не отдаем себе отчета в этом. К. Марксу мы обязаны фундаментальной идеей о том, что капитализм — развивающаяся система, вышедшая из конкретного исторического прошлого и медленно, неравномерно двигающаяся к иной, неясно различимой форме общества» [6].

Любая философская система — это не моральная установка, не политическая инструкция и не юридический закон. Она, согласно Марксу, призвана одухотворять саму действительность, делать ее разумной или, говоря иначе, — философски осознанной. А для этого и сама философия должна превратиться из абстрактного умозрения в практическую энергию творческого преобразования мира. Это превращение есть закон развития и возвышения философии, благодаря которому только и может быть преодолено противоречие между нею и действительностью. «Таким образом, — утверждал К. Маркс, — в результате получается, что в той мере, в какой мир становится философским, философия становится мирской» [7]. Это, по сути, означает, что марксистская философия являлась конкретным воплощением гуманистических идеалов в общественном сознании широких народных масс.

К. Маркс и Ф. Энгельс, философски подытожив достижения естествознания, опираясь на классическое научное наследие и на европейские традиции философской классики, впервые в истории общественной мысли предельно четко вычленили специфические функции философии, характерные только для нее: мировоззренческую, методологическую и аксиологическую. Тем самым они принципиально изменили предмет философии. Вместо того, чтобы некомпетентно решать за конкретные науки их проблемы, философия отныне оставила за собой только право на вооружение сознания человека целостным мировоззрением, создание для всех наук целевой установки на общий, философский метод исследования и самостоятельную оценку результатов труда. Это позволило все взаимоотношения ученых и философов поставить на здоровую почву. Следует отметить, что К. Маркс и Ф. Энгельс не считали указанные функции философии раз и навсегда установленными, а видели в них только основополагающие ориентиры для дальнейшего постепенного освобождения ученых, исследователей от остатков технократизма и натурфилософизма, которые и по сей день дают о себе знать.

Порывая с привычной многовековой традицией, К. Маркс и Ф. Энгельс сделали предметом своего философского анализа бытия в некотром роде нефилософские вопросы, развивая при этом новое понимание роли философии как методологии познания реальной жизни. «До сих пор, — саркастически замечал К. Маркс, — философы имели в своем письменном столе разрешение всех загадок, и глупому непосвященному миру оставалось только раскрыть рот, чтобы ловить жареных рябчиков абсолютной науки» [8]. Но время радикально изменилось, и отношение к жизненным проблемам становилось иным, а значит, и требования к философии становились совершенно другими. Теперь от нее ждали не просто объяснения факта, а глубокого его осмысления. «Теперь, — пишет К. Маркс, — философия стала мирской; это неопровержимо доказывается тем, что само философское сознание не только внешним, но и внутренним образом втянуто в водоворот борьбы» [9], «неся людям свет знания и свободы» [10]. На протяжении всего существования марксисткой философии ее многочисленные приверженцы не только комментировали диалектический материализм и популяризировали его положения, но и развивали как принципиально новый (диалектический) метод познания природы, общества, способный научно раскрыть все природные тайны бытия.

Классики новой философии были уверены, что все естествоиспытатели, освободившись от разного рода идеалистических и антидиалектических заблуждений, обязательно придут к диалектическому материализму. Однако история научного познания показала, что многие ученые, хорошо усвоив ключевые положения марксистской философии, такие, например, как принцип относительности истины или идея о всеобщей связи явлений и т.д., не становились при этом диалектическими материалистами. Даже само стремление сделать таковыми всех ученых, с научной точки зрения, неправомерно. Ведь сам предмет научного познания (как и его методы) не зависит от диалектического материализма даже в том случае, если в научных исследованиях применяются те или иные принципы материалистической диалектики. Последнюю следует понимать только как философскую, но не общенаучную теорию (метод), отнюдь не умаляя ее мировоззренческую и методологическую роль, а также ее эвристическое значение для каждой науки, включая медицинскую.

Специфика новой философии состоит и в том, что ее создатели распространили свое учение на общество, наполнив историю осмысления развития человечества строгой «логикой» материалистической диалектики. Они доказывали, например, что только в органическом единстве, взаимовлиянии материализм и диалектика становятся действительно всеобщими, охватывающими все сферы земного бытия (природы, общества и человеческого разума) и потому подлинно научными философскими концепциями. Материалистическая диалектика стала всеобщей теорией развития, обобщающей все специальные теории движения, изменения, развития, созданные в биологии, медицине, геологии, астрофизике, социологии и ряде других наук. Критически анализируя достижения наук о природе, обществе, человеке, Ф. Энгельс указывал, что материалистическая диалектика «является единственным, в высшей инстанции, методом мышления, соответствующим теперешней стадии развития естествознания» [И]. По его мнению, именно поэтому ее следует понимать как философское обобщение сущности многообразных и качественно различных закономерностей бытия.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *