Русская идеалистическая философия.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Русская идеалистическая философия.

Русская религиозно-идеалистическая философия развивалась достаточно интенсивно и всегда отличалась оригинальностью. Ее представляли, как правило, славянофилы. Именно они заложили основу русской религиозной философии второй половины XIX века. И.В. Киреевский, К.С. Аксаков, И.С. Аксаков, А.И. Кошелев, Ю.Ф. Самарин, А.С. Хомяков стремились опровергнуть немецкий тип философствования.

Русская идеалистическая философия.

Русская религиозно-идеалистическая философия развивалась достаточно интенсивно и всегда отличалась оригинальностью. Ее представляли, как правило, славянофилы. Именно они заложили основу русской религиозной философии второй половины XIX века. И.В. Киреевский, К.С. Аксаков, И.С. Аксаков, А.И. Кошелев, Ю.Ф. Самарин, А.С. Хомяков стремились опровергнуть немецкий тип философствования. В центр своих философских исследований эти мыслители поставили принцип непротиворечивой цельности, устранения болезненных противоречий между умом и верой. И.В. Киреевский (1806-1856) писал: «Нам жизненно необходима своя философия: все развитие нашего ума требует ее… Ею одною живет и дышит наша поэзия; она одна может дать душу и целость нашим младенствующим наукам, может быть, займет от нее изящество стройности. Но откуда прейдет она? Где искать ее? Конечно, первый шаг наш к ней должен быть присвоением умственных богатств той страны, которая в умозрении опередила все другие народы. Но чужие мысли полезны только для развития собственных».

И.В. Киреевский лично знал Г. Гегеля и Ф. Шеллинга, других немецких философов, он высоко ценил немецкую просвещенность, но сама Германия, ее народ произвели на него весьма негативное впечатление. Он называл Германию страной «глупой», «дубовой», «хотя дубов в Германии, кроме что самих немцев, почти нет» [10]. В одном из писем в Москву он восклицает: «Нет, на всем земном шаре нет народа плоше, бездушнее, глупее и досаднее немцев!» [11]. Однако, не будучи вульгарным русским националистом, И.В. Киреевский был приверженцем европейского (в частности немецкого) образования. «Какая-то китайская стена стоит между Россиею и Европой и только сквозь некоторые отверстия пропускает к нам воздух просвещенного Запада… Скоро ли образованность наша возвысится до той степени, до которой дошли просвещенные государства?» — риторически спрашивал он [12]. При этом И.В. Киреевский прекрасно понимал, что в культурах и в философском менталитете народов Востока и Запада очень много принципиальных различий, даже противостояния. Поэтому он рассуждал следующим образом: «Я думаю, что философия немецкая в совокупности с тем развитием, которое она получила в последней системе Ф. Шеллинга, может служить у нас самою удобною ступенью мышления от заимствованных систем к любомудрию самостоятельному, соответствующему основным началам древнерусской образованности» [13]. При этом Киреевский руководствовался принципом, согласно которому главное достоинство русских ума и характера, в отличие от европейских, состоит в их целостности, в единстве разума и нравственности. Он считал, что самобытные черты русской образованности проявляются через стремление «к цельности бытия внутреннего и внешнего, общественного и частного, умозрительного и житейского, искусственного и нравственного» [14].

Русские мыслители важнейшей ценностью считали соборность как органическую, социально-духовную общность людей, в которой каждая личность раскрывает свои способности. Соборность противоположна как разъедающему общество индивидуализму, так и государственному тоталитаризму. Осуждая западную цивилизацию за то, что в ней человек «…почти всегда доволен своим нравственным состоянием; почти каждый из европейцев всегда готов, с гордостью ударяя себя по сердцу, говорить себе и другим, что совесть его вполне спокойна, что он совершенно чист перед Богом и людьми, что он одного только просит у Бога, чтобы другие люди все были на него похожи», И.В. Киреевский с удовлетворением отмечал, что «русский человек, напротив того, всегда живо чувствует свои недостатки, и чем выше восходит по лестнице нравственного развития, тем более требует от себя и потому тем менее бывает доволен собой» [15].

Таким образом, И.В. Киреевского можно считать истинным выразителем сокровенной сущности оригинальной русской философской мысли, самобытной идеи соборности (или общинности) как «совмещения личной самостоятельности с цельностью общего порядка…» [16]. Однако он только обозначил пути формирования новой (чисто русской) идеологии. Концепция соборности нашла свое дальнейшее развитие в работах Хомякова, Соловьева, братьев Трубецких и других русских философов.

Прямым последователем И.В. Киреевского стал его друг и единомышленник Алексей Степанович Хомяков (1804-1860). Он был страстным сторонником идеи соборности как «свободного единства основ церкви в деле совместного отыскания пути к спасению, единства, основанного на единодушной любви к Христу и божественной праведности» [17]. Философия А.С. Хомякова, демонстрирующая культ общины, направлена как на преодоление индивидуализма и казарменного коллективизма, так и на утверждение принципов свободы и любви, которые составляют основу русской православной церкви. Соборность, единство, свобода, любовь — вот ключевые темы работ А.С. Хомякова. Он видел задачу своей философии в выработке и пропаганде идеалов «святой Руси», то есть в утверждении православия как вечного духовного начала России. Заметим, что ни И.В. Киреевский, ни А.С. Хомяков не создали какой-либо философской системы. Зато они предложили самобытную программу философствования и вселили дух в оригинальное мыслетворческое движение России, которое стало со временем наиболее ценным достижением русской философии.

В начале XIX века в Россию стали проникать прогрессивные идеи немецкой классической философии. В Петербургской медико-хирургической академии труды молодого Шеллинга страстно пропагандировал Данило Михайлович Велланский (1774-1847). В книге «Прогнозия в медицине как основательной науке» он вслед за Шеллингом утверждал, что Вселенную творит некий Абсолют, который представляет собой не дух и не природу, а безразличие обоих. В 1812 году Д.М. Велланский издает довольно любопытную с философских позиций работу -«Биологическое исследование природы в творящем и творимом ее качестве». В ней мыслитель показал, что развернутость потенций Абсолюта достигается в живом, которое наиболее полно воспроизводит волю Абсолюта, ее совершенствование и подведение человека к самосознанию.

Подлинно русская философия появилась в результате литературной деятельности Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, Вл. Соловьева и др. Это было время гигантов русской литературы, и каждый из них в той или иной мере касался темы национального самосознания. В их общественной деятельности и в их творчестве философское самосознание русского народа заявило о себе уже во весь голос. Сложилась новая духовная культура.

Федор Михайлович Достоевский (1821-1881) стал основоположником нового жанра в русской философии — духовной антиутопии. Это жанр особой притчи, духовной исповеди, христианской проповеди, в которой ясно звучал решительный отказ от академического теоретизирования. Философия Достоевского — это осмысление собственных переживаний и поступков. Именно так обстоит дело с его литературными героями, которые выражают особые мировоззренческие идеи и решают сложные аксиологические проблемы. Автор воспринимает жизнь человека как жизнь его духа, который находится в нем самом. Например, раскрыть идею Христа он предлагает через путь страдания, через свободу. Именно поэтому Ф.М. Достоевский заявил: «Красота спасет мир». Разумеется, имелась ввиду красота божественная — как высший образ онтологического совершенства.

Ф.М. Достоевского интересуют самые глубокие чувства (чаще болезненные), потаенные мысли (на уровне подсознания) и неадекватные поступки людей, стремящихся жить «по своей воле». Ничем и никем не ограниченная свобода, к которой стремится «подпольный человек», ведет к проявлению своеволия, этическому анархизму. Антропологизм и персонализм Ф.М. Достоевского носят прежде всего морально-этический характер. Именно момент нравственного выбора является для личности духовным импульсом. Человеческий индивид, по Достоевскому, должен сам пройти через все испытания бременем свободы, через все страдания и муки, связанные с ней. Человек для Ф.М. Достоевского, как и для И. Канта, — высшая нравственная ценность. Посему главная проблема — спасение человека через возвышение его духовности. В этом высший пафос философского гуманизма Ф.М. Достоевского.

Выдающимся русским философом считается и писатель-мыслитель Лев Николаевич Толстой (1828-1910). Он, как и Достоевский, все свои идеи о морали, о поиске смысла жизни и мирской правды изложил в литературных произведениях. Л.Н. Толстой осуществил рациональную критику религии. Он считал, что все религиозные догмы противоречат законам логики. Однако главный вред церкви писатель видел в том, что она до предела цинична: проповедуя добро, она сама же участвует в защите того общественного устройства, который культивирует насилие. В философии Льва Толстого Бог представлялся как Любовь, Разум (Логос), Совесть. Эти нравственные принципы и должны быть, по мнению Толстого, положены в основу жизни и деятельности людей. «Не ищи Бога в храмах. Он близок к тебе. Он внутри тебя. Он живет в тебе. Только отдайся Ему, и ты поднимешься выше счастья и несчастья» [18]. В философии Льва Толстого мораль ставилась выше науки и искусства. Принципы всеобщей любви, смирения и непротивления злу насилием составляли остов его морально-этической концепции общественного бытия. Только нравственная жизнь людей, по Толстому, имеет подлинный смысл. Он уверен, что смысл жизни всегда один — самосовершенствование.

В период роста авторитета религиозных ценностей философские изыскания обрели новый статус и стиль. Многие авторы охотно прибегали к философско-литературному осмыслению проблемы человека и его судьбы. Одним из них был выдающийся деятель отечественной философской культуры XIX столетия Владимир Соловьев (1853-1900), не только яркий рели-гиозно-философский мыслитель-энциклопедист, но и тонкий поэт, литературный критик, публицист. Его по праву можно назвать великолепным стилистом, мастером прозрачного и образного литературного языка. Соловьев впервые создал понятную всем христианскую (православную) философскую систему. В произведениях Соловьева поднимались такие темы, как самосовершенствование мира и человека, преодоление себялюбия, воплощение христианских идеалов нравственности (смирения и простоты, любви к ближнему), достижение абсолютных ценностей.

В плеяде именитых российских философов-идеалистов Вл. Соловьев предстает фигурой особо монументальной и многоплановой. Его уважительно называли «русским Платоном» или «русским Оригеном». Видимо, основанием для этого послужило искреннее стремление Соловьева включить в свое учение философское наследие античности и духовный опыт Востока. И надо признать: его философско-религиозное творчество действительно вобрало в себя и идею Софии — Божественной мудрости, и проповедь богочеловечества, и концепцию «положительного всеединства», и даже апологию теократии. Философия всеединства Вл. Соловьева была первой в истории русской философской мысли системой. Свое учение он назвал так потому, что задачей его было дать начало цельного знания о мире. «Я называю истинным, или положительным, всеединством такое, в каком единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех, — разъяснял Вл. Соловьев. — Ложное, отрицательное единство подавляет или поглощает входящие в него элементы и само оказывается, таким образом, пустотою; истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия» [19].

На основе этого принципа философ стремился онтологически преодолеть дуализм материи и духа и воссоздать гносеологически цельное знание. В своем учении о бытии он исходит из того, что абсолютное всеединство — это окончательное соединение с Богом. Наш мир содержит божественный момент всеединства в потенции. Этот момент — органическая часть целого. А сам процесс восстановления всеединства представляет собой не что иное, как саморазвитие мира, которое проходит два этапа: природно-эволюционный и человеческо-созидательный (творческий). Конечным результатом саморазвития мира, по Соловьеву, является утверждение царства Бога. Мировой процесс — это не только самосовершенствование, но и собирание Вселенной. Согласно религиозно-философской концепции Вл. Соловьева, эмпирический мир, то есть мир людей, является особой областью Царства Божия. Эта область — божественный трансцендентный мир — мир действительный. Но одновременно он олицетворяет саму истину, совпадающую с Богом. Это, наконец, есть «идеальное единство, к которому стремится наш мир и которое составляет цель космического и исторического процесса» [20].

Так определяется всеединство предметов и явлений природы, коренящееся в Боге, внутренне соотнесенное с ним. Задача философии, считает Вл. Соловьев, — осознать смысловую за-данность всеединства, то есть высшую предназначенность и закономерность саморазвития нашего мира. Любой серьезный человеческий шаг нетривиален. Он несет в себе некоторое божественное измерение. Собственно, для того и действует в человеке в какой-то мере связанный с художественным воображением дар осознанной мистической интуиции, чтобы сознание умело видеть и понимать сложность своей Вселенной — сложность, которая превосходит всю сумму и все хитросплетения наших внешних связей. Мистическая интуиция (проще — вера) обусловливает некую сообщенность, духовную коммуникацию и солидарность людей на Земле, солидарность перед Богом и друг перед другом. Идея всеединства является философским основанием и для духовного саморазвития человека, и для нравственного поведения личности, которые включены в единый и универсальный мировой порядок, охватывающий космический, исторический и индивидуальный процессы. Человек, по Соловьеву, органично связан с двумя мирами — природным и божественным. Из первого он вышел сам. Ко второму же он стремится всем своим существом, но длительное время вынужден находиться в природном состоянии. Таким образом, смысл человеческой истории состоит в постепенном одухотворении, нравственном самосовершенствововании через усвоение и реализацию христианских принципов.

Антропологической мысли Вл. Соловьева свойственен удивительный синтез религии, философии и науки, исходя из которого русский философ отвечает на вопрос о цели человеческого существования. Достижение бессмертия, преображение человечества — эти проблемы были в центре духовно-философских исканий Вл. Соловьева. Он понимает данный вопрос магически-натуралистически, призывая к «теургическому деланию», к участию человека в осуществлении божественного промысла, к «превращению мирского царства в царство Божие». Этот подвиг — нравственная обязанность каждого человека. Вл. Соловьев убежден, что человек может и не выполнить свой долг, но тогда он неизбежно теряет свое нравственное достоинство. Последователи выдающегося мыслителя сумели выделить позитивное ядро в его философском наследии и построить на его основе целое направление — религиозно-философ ский идеализм.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *