Научно-философские концепции бытия Вселенной.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Космос исследуется учеными и философами с незапамятных времен. Современное естествознание о космическом бытии судит несколько иначе, чем в недавнем прошлом. Оно указывает на пять уровней в состоянии Мироздания: гипомир, микромир, макромир, мегамир и гипермир. В философском смысле само существование этих уровней единого материального мира означает не что иное, как отсутствие у них абсолютных и непреодолимых границ и относительную взаимосвязь между ними.

При несомненном количественном и качественном различии перечисленных миров они взаимосвязаны конкретными процессами взаимопереходов. Земля, к примеру, представляет собой макромир. Но в качестве одной из планет Солнечной системы она одновременно выступает элементом мегамира. В связи с этим уместно напомнить о законе перехода количественных изменений в качественные, который указывает не только на естественные скачки, но и на их объективную обусловленность. Смысл этого закона в том, что он не допускает никакой таинственности в характеристике скачков, а прямо нацеливает мысль на раскрытие конкретного механизма вполне естественного процесса их существования, на точное отражение в научных (физических, химических, биологических) теориях количественного содержания качественных скачков.

Устройство мира во все времена занимало умы просвещенных людей. Каким образом появилось все то, что существует вокруг, и по каким законам оно развивается? Как возникла жизнь и есть ли у нее будущее? Откуда на планете Земля «взялся» человек разумный? Все эти и другие вечные вопросы о бытии мыслящее человечество задавало себе на протяжении всей истории своего развития. В наше время уже можно достаточно определенно ответить на вопрос о возникновении мира на основании фактов и научных гипотез.

Установлено, что Вселенной «отроду» около 15-20 миллиардов лет. Научная и философская теории развития мира теперь не расходятся во мнении, что Вселенная первоначально была полностью ионизирована, однородна и непрозрачна. Звезд тогда, естественно, не было и в помине. А плазма не пропускала никакого излучения. Но со временем во Вселенную «пришел» свет, и произошло это, скорее всего, в результате так называемого большого взрыва. Однако возникает вопрос: а что же тогда «взорвалось» во Вселенной? Ученые считают, что взорвалось некое фантастически плотное и нагретое до миллиардов градусов вещество, сгусток которого был весьма небольшого размера относительно нынешней Вселенной. В этом веществе никакие атомы существовать не могли. Вселенная с тех пор стала расширяться, структурно и функционально изменяться. Ученые уверены, что это расширение является вечным и бесконечным. Через сотни миллионов лет из непрерывно расширяющегося облака раскаленных газов стали формироваться звезды и их скопления — галактики.

Одна из 10 миллиардов наблюдаемых галактик — Млечный путь, где находится Солнечная система и одна из девяти ее планет — Земля. Эта крохотная планета находится очень далеко от центра галактики, где-то на расстоянии 2/3 ее радиуса. Сама галактика огромна — примерно сто миллиардов звезд, диаметр диска составляет 100 тысяч световых лет (световой год — это расстояние, которое проходит луч света за 1 год при скорости света 300 тыс. км/сек.). Это значит, что свету потребуется 100 тысяч лет, чтобы пересечь диск галактики из конца в конец по диаметру. Для сравнения: расстояние от Солнца до Земли свет проходит всего за 8 минут. Несколько миллионов лет назад в результате сжатия межзвездного вещества температура в центре галактики превысила 10-12 миллионов градусов Цельсия. Тогда начались термоядерные реакции и «зажглось» Солнце -рядовая звезда в нашей галактике, дающая нам жизнь. Земля получает от Солнца необходимое для жизнедеятельности живых организмов количество тепла и света. Ученые полагают, что атомного «горючего» Солнцу хватит примерно на 5 миллиардов лет.

Фотографии некоторых галактик, сделанные с помощью больших телескопов, поражают нас красотой и разнообразием их форм: это и могучие вихри звездных облаков, и правильные огромные шары. Есть и клочковатые, абсолютно бесформенные галактики. И все же пока для землян Вселенная — это загадочная, сакральная масса материи (различных ее видов). Известно только, что она (по мнению астрофизиков) состоит примерно на 93% из водорода и на 7% из гелия. Всех остальных элементов, вместе взятых, не более 0,16%. Водород «перегорает» в гелий, а тот — в тяжелые элементы. Этот жизненный процесс стал служить «часами» для определения возраста Вселенной или ее хронометром. Если верить расчетам ученых, то получается, что наша Вселенная очень молода. Эта концепция дала философам природы повод для суждения о том, что ньютоновское представление о мире как механизме устарело и что его надо считать, как в раннем буддизме, организмом, способным к самозарождению, саморазвитию, переходу в иные состояния. Данная философская позиция близка по своему духу медикам, так как она указывает на «логику» жизни вечно развивающегося организма Космоса. Так, известное явление «красного смещения» линий спектра позволяет понять, как вследствие уменьшения энергии и собственной частоты фотонов во взаимодействии с гравитационными полями при движении света в течение многих миллионов лет в межгалактическом пространстве погибают и зарождаются новые звезды.

Эволюционные изменения, безусловно, проходят все космические объекты Вселенной — галактики, звезды, планеты, в том числе и Земля, которая прошла путь от «мертвого» космического тела до биосферы — области существования живых тел. Деятельность всех живых организмов и человеческого общества выдающийся русский ученый В.И. Вернадский назвал мощной геологической силой, а к научной мысли он относился как к космическому явлению. В одной из предыдущих глав мы уже говорили о теории Вернадского, согласно которой биосфера обязательно должна перейти в новое состояние — ноосферу (сферу разума). В этой философской концепции есть немало моментов, заслуживающих особо внимательного рассмотрения. Предложенная Вернадским модель по-новому оценивает современное состояние Вселенной, дает мыслителям основание полагать, что пространство-время имеет свое объективное начало и, значит, будет иметь свой объективный конец, так как вместе с веществом-излучением рождается из некоего «первичного вакуума». Затем все либо погибнет в гравитационном коллапсе, либо вещество-излучение рассеется в бесконечно «растягивающемся» пространстве-времени.

Естественно, у любого мыслящего человека возникает философский вопрос: а почему ученые отвергают как фантастическую библейскую версию сотворения мира из ничего за 7 дней по прихоти Всевышнего и без сомнения принимают за реальность рождение пространства-времени, вещества-излучения совершенно случайно за какие-то доли секунды, фактически в результате действия некой «надприродной» силы? Это вопрос не столько религиозного свойства, сколько философского, предполагающего критико-оценочное мышление. В науке, медицине естественным образом происходит дальнейшее проникновение человеческого разума в тайны законов Мироздания. В философии в этой связи зародилась принципиально новая мировоззренческая и гуманитарно-нравственная идея осмысления современного научного знания о мире. Перед учеными-философами встала задача радикального переосмысления устоявшихся мировоззренческих картин. Это есть результат рефлексии на полученные сведения о мире, во многом отличающиеся от существовавших естественнонаучных построений. Философия, не подменяя науку и не подправляя ее умозаключения, стремится встать по отношению к ним на мировоззренческую и аксиологическую точки зрения.

Критическое (философское) осмысление научной картины мира на уровне только формирующихся современных общенаучных представлений сегодня является уже недостаточным, поскольку отождествляет ее с философским пониманием материального саморазвития, где человек выступает как один из фрагментов бытия материи, дополненной и одновременно ограниченной социальной формой движения. Подобное понимание мира и человека в нем не отражает всех мировоззренческих проблем интеграции научного знания в современную общефилософскую картину бытия. Требуется особое — аксиологическое видение, в котором человек осознает себя не на периферии, а в центре целостного мира, предполагающего эволюцию различных структурных уровней материи в рациональную форму ее самодвижения (антропоцентризм).

В наше время, когда, с одной стороны, в условиях научно-технического прогресса в сознание масс в большом количестве проникают чисто рациональные знания, а с другой — сама культура бесцельно рассеивает свою драгоценную духовную энергию, формирование нового научного мировоззрения происходит противоречивее и намного сложнее, чем когда бы то ни было прежде. Слишком уж много в связи с этим возникло разного рода общих рассуждений, оригинальных направлений и подходов к обоснованию сути и форм «воспроизводства» вечных философских проблем. Но все же выявляется и нечто общее в различных философских учениях при критическом осмыслении проблем человеческого бытия, их социального звучания, что позволяет синтезировать естественные и гуманитарные знания, мнения, суждения и т.д. Вспомним рассуждения кантианцев о том, что философские проблемы с самого начала как бы «заложены» в родовом сознании человека. Они вообще не существуют сами по себе и априори «заданы» всем и каждому, просто у одних философов они «звучат» острее, а у других — наоборот [14]. Отсюда можно сделать вывод: философия — это особое искусство человеческого разума иначе «видеть» и понимать мир природы, вещей и явлений, их всеобщую связь и взаимозависимость.

Итак, философия, обладая мировоззренческим статусом в духовной культуре, наполняет многие концепции, теории и идеи естественнонаучных дисциплин, в том числе и медицинских, особым жизнеутверждающим смыслом. А будучи системой самых общих принципов подхода к духовно-интеллекту-альному исследованию действительности, она играет методологическую (ориентирующую) роль. Это целевое стремление осознать роль и значение человеческой мыследеятельности в познании и качественном преобразовании Вселенной Жаль, что есть люди, которые не оценили пока могущество философии, заключающееся в напряженном умственном поиске истины, осознании добра и осмыслении красоты мира Над этими вечными ценностями еще предстоит поломать голову в XXI веке и профессиональным философам, и философствующим медикам Речь идет все о тех же философских вопросах интеграции научных знаний, формирующих целостную картину мира началах и сущности Мироздания, смысле жизни людей, потенциале человеческого разума Эти знания позволяют глубже понять и достойнее оценить достижения современной науки Сегодня такую интеграционную функцию выполняют недавно выработанные научно-философские принципы универсальной коэволюции (Н Моисеев) Они позволяют комплексно рассматривать фундаментальные проблемы механики, физики, химии, биологии и медицины

Концепция целостной картины мира превращается в абстрактную (философскую) модель, которая помогает понять «логику» саморазвития Вселенной Эта философская концепция стимулирует и активизирует самосовершенствование человеческого разума, постигающего естественное бытие неживого и живого мира Философское осмысление мира началось с построения физического образа Вселенной С этим наука сегодня вполне справляется Но горизонты научного представления и понимания физического мира природы непрерывно расширяются И поэтому до сих пор науке не удалось связать мир физический с миром семантическим А такая необходимость давно назрела, — это признают философски настроенные представители всех точных наук Мир един, справедливо считают они, хотя и многомерен, и весьма многообразен Его многомерность хорошо «видна» на поверхности явлений и событий Однако она все еще недостаточно глубоко проработана с философских позиций, не исчерпывая всего объема сущего Тем не менее многообразность мира предполагает только кажущуюся семантическую несьодимость Эта, можно сказать, нередукционабель-ность и приводит ученых к философии Феномен философского осмысления потребовал невероятного подвига ученых, развития высочайшей способности к созданию целостной картины мира Ведь само понятие «картина мира» — в принципе естественнонаучное и включет в себя положения о структурности, системности Вселенной, но в то же время оно оказывается за пределами естественных наук. Если ученый-философ стремится умственно охватить, очертить мир в целом, он должен включить в него не только социум, но и проблематичные (порой парадоксальные) миры, космический разум и многое другое.

Общая философская картина мира содержит в себе сугубо человеческое знание: эмоционально-нравственное отношение к миру, его оценку с точки зрения судеб народов, человечества в целом. Невозможно физически рассчитать все параметры Мироздания, количество звезд и планет, входящих в него. При самом скромном подсчете оно включает не менее миллиарда миллиардов (1018) звезд. Около 10 миллионов миллиардов (1%) из них похожи на наше Солнце. Если же предположить, что всего лишь 1 процент звезд типа Солнца имеет планетные системы, среди которых есть хотя бы одна планета, похожая на наше Землю, то получится, что сотни тысяч миллиардов планет могут быть прибежищем жизни, подобной нашей. Это число столь огромно, что место Земли в Мироздании выглядит весьма скромно. Вот пример синтеза научной и философской мысли современного астрофизика.

Осмыслим теперь поставленный вопрос с чисто философских позиций, то есть обращаясь к предельной для человеческого мышления грани бытия. Если мы готовы признать (возможно, с некоторым сомнением) масштабное распространение жизни во Вселенной, то совершенно естественно будет мысленно (философски) допустить и возможность неограниченного бытия Вселенского разума, правда, в разных фазах его развития. Рассматривая философски данный вопрос, логично предположить и то, что различные планетарные культуры каким-то образом связаны воедино в Космическое сознание [15]. Психологическая, духовная предрасположенность людей к фантазиям способна до абсурда довести представление о мире, который открывается им благодаря научным методам познания. Создается впечатление, что человеческое бытие предписывает людям две противоположные вещи: с одной стороны, бороться, осваивая мир, искать смысл в нем, достигать духовного совершенства, а с другой — признать, что Мирозданию, из субстанции которого мы произошли, всецело безразличны эти наши поиски. Оно бездушно по своей сути, разрушительно в своих «действиях». Отсюда следует, что современному менталитету человечества понадобится особый способ толкования бытия Мироздания.

Ясно, однако, что мир, окружающий человека, в наше время коренным образом изменяется. Он становится гораздо более сложным и динамичным. Сущее в нем начинает расходиться с явным (умозримым), как в гелиоцентрической системе Коперника, и потому перестает быть объяснимым на уровне мышления бытовой культуры и ее мифологической парадигматики. Эта культура перестает быть достаточной для адаптации человека в новом мире. Недостаточной оказывается и статичная религиозная картина мира с ее сакральным иррационалистическим объяснением как природного, так и общественного бытия, места человека в нем, смысла, целей и норм его жизнедеятельности. Научное мышление дает новые объяснения феноменам, которые были однозначны в своей конкретности, безличны и механистичны. Задача же современной философии тесно связана с научной проблемой, в основании которой находится стремление построить и обосновать целостную картину мира, которая призвана служить человеку для ориентации в нем в соответствии с его ценностными идеалами.

Задача философии заключается в том, чтобы своим провидческим воззрением «напоминать» науке о реально существующей системе объективных связей, лежащих в основе бытия и человеческого знания. В этом смысле можно говорить и об определенных прогнозирующих функциях философии по отношению к естественным наукам. Так, например, современные ученые считают, что Вселенная произошла в результате большого взрыва. Однако интересно, что теория большого взрыва в определенной степени была предвосхищена интуитивистом А. Бергсоном еще в 1907 году. Автор книги «Творческая эволюция» выдвинул предположение о том, что цель эволюции находится не впереди, а заложена в исходном «взрыве», вследствие которого и начались жизненные процессы. В ответ на ряд новых философских запросов, а также в целях их обновленного мировоззренческого объяснения ученые сделали открытия колоссальной важности, повлекшие за собой не что иное, как принципиально иное видение Вселенной.

Физика XXI века решительно поставила вопрос: возможно ли построить объективную картину мира, существующую независимо от сознания человека? Существует ли тот мир, который наблюдают астрономы и в отношении которого производит свои расчеты теоретическая физика, именно в таком виде, в каком он представляется человеку? Ученый М. Рьюиз пишет: «Физики, столкнувшись с новыми экспериментальными данными, навсегда отказались от прямолинейных механических моделей Вселенной в пользу взгляда, что человеческий разум играет интегральную роль во всех физических событиях» [16]. Помнится, алхимики тоже стремились без разработанной теории, опытным путем, то есть эмпирически, превращать одни вещества в другие. Они искренне верили, что рано или поздно обнаружат феноменальное вещество, представляемое ими как «философский камень», из которого можно будет получить все остальные. Идея эта была отвергнута теоретической наукой, когда стало известно, что химические элементы не подлежат разложению при помощи обычных химических методов.

В настоящее время обнаружена эволюция химических элементов, связанная с их разложением из-за радиоактивных процессов. А это значит, что научная мысль проникла не только в масштабные области, измеряющиеся миллионами световых лет, но и в области порядка триллионных долей сантиметра. И здесь вдруг обнаружились принципиально иные физические характеристики и химические свойства. Так, по мнению ряда современных физиков, возможно наличие некоторой фундаментальной длины — кванта пространства. Рассматривать же расстояния меньше этой длины так же бессмысленно, как говорить, например, о количестве радия менее одного его атома, ибо он не будет уже данным химическим элементом. Таким образом, ученые допускают существование своего рода «пространства» атомов. Из этого следует признание философией и минимального времени, в пределах которого теряет смысл понятие фазы, то есть различия во времени. Из огромного поля философской проблематики науки и вариантов ее решений, спонтанно возникающих в границах интеллектуальной культуры каждой исторической эпохи, наука использует в качестве ориентирующих направлений лишь некоторые метафизические идеи и принципы. Речь идет о таких ориентирах, следуя которым наука находит пути решения возникших жизненных проблем. Французский писатель А. Франс (1844-1924) остроумно заметил, что философская модель мира столь же похожа на действительное Мироздание, сколь, например, глобус, на который нанесены одни только линии долгот и широт, похож на саму Землю. И этим образным сравнением он удивительно точно выразил суть философии, которая дает ученому только общие ориентиры, но такие же реальные, как параллели и меридианы, никем не проведенные по Земле, но тем не менее объективно являющиеся указателями для ориентации на местности.

Разумеется, сами по себе эвристический и прогностический потенциалы философии не снимают проблемы практического применения в науке ее идей и принципов. Такое применение предполагает особый тип исследований, в рамках которых выработанные философией категориальные структуры адаптируются к проблемам науки. Этот процесс связан с конкретизацией категорий, с их трансформацией в идеи и принципы научной картины мира и в методологические принципы, выражающие идеалы и нормы той или иной науки. Нынешний человек не может не задумываться над проблемой своего поведения на Земле и в Космосе. Но без компетентного управления силами природы он бессилен управлять самим собой. Философски размышляя о себе и своей судьбе, он стремится посредством собственного разума теоретически понять нелогичную «логику» материи, из которой состоит сам. Человек упорно изучает окружающую его природу, жизнь, ее проявления в Космосе, ищет способы управления ею, хочет улучшать ее.

Сегодня наука по сути своей становится насквозь антропологичной. Иначе говоря, антропоморфный подход в изучении Вселенной приводит к тому, что наиболее фундаментальные научные знания становятся проекцией мира случайной и бренной человеческой природы, ибо всякое научное знание не только отражает объективную реальность, но и выступает как форма проявления сущностных сил человека. Все природное, вплоть до физического времени и пространства, рассматривается теперь как нечто, имеющее определенный смысл в соотношении с позицией познающего и управляющего. Человек ныне действительно становится «мерой всех вещей».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *