Познание как философская проблема

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Виды и формы познания.

Виды и формы познания весьма многообразны и специфичны в связи с особыми потребностями и целями, познавательными возможностями человека и средствами получения знаний о мире вещей и предметов, явлений и процессов, а главное — о связях и отношениях между ними. К видам познания мира относится прежде всего обыденное познание бытия, основанное на повседневном опыте людей и на здравом смысле при оценке полученного знания. Художественное познание базируется на чувственно-образном отображении в сознании людей действительности и дает первичные сведения о функционирующем мире. Широко распространено мистико-религиозное познание, для которого характерно фантастическое представление о трансцендентальном мире. Человечество выработало и специальный вид познания, целенаправленно ищущий истину, точное знание. Это научное познание, специфическими особенностями которого являются системность и доказательность, наличие точных методов постижения мира, общества, человека. Есть и особые виды познания типа технического, медицинского и т.д.

Мыслящее человечество всегда стремилось к познанию предметов и явлений природы, общества и приобретению сведений о них, чтобы верно судить и разумно действовать в конкретных жизненных ситуациях. На историческом пути познания мира было обнаружено и объяснено множество свойств и качеств вещей, предметов и процессов, обнаружено и осмыслено немало внутренних связей и отношений между ними, то есть естественных законов изменения и саморазвития мира. За многие тысячелетия собственного совершенствования человечество открыло немало тайн и проблем своего бытия. Познание объектов мира и общества открыто абсолютно всем людям, которые способны чувствовать, воспринимать и оценивать вещи, предметы, явления природы и общества, наконец, свободно мыслить.

Процесс познания реализуется в результате некой синтетической работы чувств, разума, воли и стремлений человека и его заинтересованного отношения к природе, обществу и самому себе. Познание становится духовной ценностью лишь как развертывание творческого потенциала человека, его способностей, умений и навыков. Познавательная функция в жизнедеятельности людей сформировалась задолго до возникновения науки как системы познания и специфического способа духовно-практического освоения действительности. Если исходить из того, что основой всякого знания является опыт в самом широком смысле, то все виды человеческого познания различаются в первую очередь по образу жизни, на опыте которого получены новые знания. Говоря иначе, любой вид познания преследует цель получения некоего знания о предметах, вещах, явлениях природы и общества людей и о тех связях и отношениях между ними, которые объективно возникают и существуют определенное время. Именно такие функции познания мира и общества, своеобразного объяснения форм их бытия выполняют и философия, и религия, и искусство, и, конечно, наука как особый способ и основная форма мышления в процессе постижения истинного знания. «Вся наука, — по мнению Эйнштейна, -является не чем иным, как усовершенствованием повседневного мышления» [1].

Познавательная практика в жизни людей получила широкое распространение. Вл. Соловьев, размышляя о религиозном виде познания, высказал любопытную мысль о том, что «…человечество знает гораздо более, чем до сих пор успело высказать в своей науке и в своем искусстве» [2]. Так, к примеру, обыденное познание уже тысячелетия ориентирует и направляет поступки людей. Субъектом его выступают практически все люди. Как правило, обыденное познание аккумулирует богатый житейский опыт, констатирующий факты и их проявления. Они хотя и поверхностны, но зато весьма тонко отражают конкретную жизненную ситуацию. В обыденном познании человек как бы внутренне ощущает свою связь с познаваемыми предметами, вещами, явлениями. Многократно ошибаясь и исправляя ошибки, люди постепенно открывают для себя истину. Изначально мир открывается им в ощущениях и представлениях повседневного бытия. Обыденная истина очевидна, как некая отчеканенная монета, которая, по выражению Г. Гегеля, «может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман» [3]. Вырабатываемый практикой здравый смысл указывает на существование некой реальности, являющейся содержанием всех человеческих мыслей и идей.

Если исходить из того, что первоначалом всякого знания о вещах, предметах и явлениях природы является житейский опыт в самом широком смысле слова, то именно его берут за основу все остальные виды познания — религия, искусство, наука, медицина и, конечно, философия. С обыденного познания начинается научный эмпиризм, в нем закрепляется врожденная смекалка и приобретенная наблюдательность. А неким прообразом рационализма становится здравый смысл как наиболее точное представление человека о природной среде, общественных связях и отношениях, о смысле жизни и деятельности. Знания закладываются в сознание под воздействием жизненного повседневного опыта людей и их межличностного общения. Для приобретения здравого смысла не требуется никакого предварительного знания или опыта. Он осваивается всеми психически нормальными людьми в естественном жизненном потоке.

Философски оценивая роль различных видов познания, не следует преуменьшать значимость искусства. Еще Леонардо да Винчи (1452-1519) уверял, что искусство подобно науке, ибо оно тоже служит делу познания реального мира. Но искусство и наука изучают разные стороны этого мира, пользуясь различными средствами и методами. Если наука проникает в глубь предметов, вещей и явлений природы, изучает их количественные закономерности, то искусство постигает качественные особенности тех же предметов, вещей и явлений. Благодаря этому обнаруживается красота природы и ее проявлений. Как ученый Леонардо да Винчи удивлялся «мудрости» законов природы и восхищался ее совершенством, а как художник — восторгался изысканной красотой природы и человека. Для него наука была искусством, а искусство — наукой. В сущности, познание — это наука и искусство видеть и понимать мир. Так, пропорции человеческого тела Леонардо да Винчи изображал как профессиональный анатом и великолепный мастер рисунка, а неповторимость и красоту человеческой души — как первоклассный психолог и живописец, автор прекрасных картин.

Много позже Иоганн Гете (1749-1832), немецкий поэт, естествоиспытатель и замечательный мыслитель, утверждал, что человек, «рожденный и развивающийся для так называемых точных наук, с высоты своего рассудка-разума нелегко поймет, что может существовать также точная чувственная фантазия, без которой собственно не мыслимо никакое искусство. Вокруг того же пункта ведут спор последователи религии чувства и религии разума; если вторые не хотят признать, что религия начинается с чувства, то первые не допускают, что она должна развиться до разумности» [4]. Искусству и религии дано схватывать и выражать в образах такие сложнейшие явления, которые в принципе невозможно выразить посредством теоретической мысли и тем более описать в рамках фундаментальной науки. Это преимущество искусства как формы познания А.И. Солженицын выразил следующим образом: «Где научному исследованию надо преодолеть перевал, там художественное исследование тоннелем интуиции проходит иногда короче и вернее» [5]. Основная черта художественного познания — это внутренняя самоочевидность истины.

Весьма специфично религиозное познание, направленное прежде всего на осмысление духовного мира человека, его внутренней связи с Богом. При этом оно опирается на осознание роли таинств и догматов религии. Религиозное познание есть укрепление веры во внутренне присущих человеку естественных связях с сущей Истиной, которая якобы существует сама по себе и конституирует нравственное сознание верующего. «Эту веру никто не может поколебать, так как были бы ниспровергнуты сами мои нравственные принципы, — утверждал И. Кант, — от которых я не могу отказаться, не став в собственных глазах достойным презрения» [6]. Кстати, И. Кант религиозное познание отождествлял с нравственным прозрением, которое должно руководствоваться «внутренним законом во мне». В традиции русской православной церкви сущая Истина открывается только в результате святой веры и доступна лишь в условиях соборности, то есть единства верующего человека с живым организмом церкви. Исходя из этого, в православии идея соборности не имеет ничего общего с «духом коллектива», то есть она не определяется и не характеризуется никакими формальными признаками.

Научное же познание предполагает систему целенаправленного поиска истинного знания и теоретического объяснения конкретных фактов объективного бытия. Но этим роль науки не ограничивается. Будучи нацеленной на истину, она открывает внутренние связи и отношения (законы) между вещами и явлениями природы и общества. Результаты научных исследований всегда имеют всеобщее значение. Главное предназначение науки состоит в том, чтобы устранять все индивидуальное во имя создания общего в виде понятий и законов. Последние превращаются в абстрактные формулы математики, физики, химии и в разного рода знаки, схемы, графики. Научное познание в принципе не приемлет бездоказательности. Истинно научными считаются только те положения, которые теоретически обоснованы или экспериментально подтверждены. При этом важнейшим оценочным критерием научной теории становится ее прогностическая (предсказательная) функция (подробнее о научном познании см. в главе «Наука в системе познания»).

Немалой спецификой обладает эвристический вид познания (греч. heurisko — отыскиваю, открываю), имеющий глубокие исторические корни. Еще Платон говорил, что эвристическое познание есть некое «припоминание» душой того знания, которым она уже обладала, пребывая в «мире идей» до вселения в человеческое тело. Правда, Аристотель возразил своему учителю, считая, что познание вещей и предметов мира есть их отражение в разумной душе (психике), иначе говоря, оно представляет собой воспроизведение свойств материи, но уже без нее самой. Это спонтанное формирование идеальных образов (ощущений, представлений и даже мыслей) как копий (форм) свойств, связей и отношений, которые реально существуют в мире. В XVII веке гениальный Декарт открыл новую ветвь эвристики. Он рассказывал, что в ночь на 10 ноября 1619 года увидел три сна, которые определили смысл его жизни как ученого и философа. Согласно снам, он должен был посвятить свою жизнь обнаружению новой теории Вселенной, основанной на универсальной математике. И математика действительно стала его путеводной звездой — исходным научным методом познания Вселенной и земной природы.

В XIX веке А. Бергсон предложил еще один способ познания мира — интуитивизм, который понимался как «непосредственное проникновение» субъекта в объект познания без каких-либо «помощников и посредников», то есть без участия органов чувств и разума. А. Бергсон привлек внимание к философской интуиции (лат. intuitio — внимательно всматриваться), связав ее с инстинктом чувственного прозрения, непосредственного усмотрения человеческим разумом некоторых положений, не требующих никакого доказательства. В современном научном познании интуицию стали рассматривать уже как форму непосредственного понимания мира, связанную с рационализмом или опосредованным познанием. Данное обстоятельство можно объяснить тем, что в ходе научного рассуждения отдельные его звенья не всегда ясно осмысливаются учеными, вытесняясь в область бессознательного, выпадая из логической цепочки. В то же самое время результат познания осознается как очевидная истина. Такого рода интуиция нередко встречается в познавательной деятельности ученого, врача, художника.

В современном познании интуицию понимают как некое озарение, испытываемое человеком, который, вникая в проблему, пытается идти нетрадиционным путем, взглянуть на явление с другой стороны. Это «обработка» ранее полученной информации, закрепившейся в психике в сфере бессознательного, и ее проявление в виде готового результата познания — открытия. В зависимости от характера познавательной деятельности выделяют научную, техническую, художественную, медицинскую, политическую интуицию Все гениальные люди имеют высокий уровень интуитивного мышления Так, например, Д И Менделеев (1834-1907) открыл свой периодический закон (1869) во сне, а другой знаменитый химик Ф А Кекуле (1829— 1896), задремав, усмотрел образ структуры молекулы бензола Выдающийся ученый-клиницист СП Боткин (1832-1889) не раз опирался на интуицию в своей научной и практической деятельности Она помогла ему выдвинуть гипотезу об инфекционной природе катаральной желтухи (болезнь Боткина) Как правило, верный диагноз своим пациентам он ставил, пока те проходили 7 метров от двери. Подобные вещи происходят, скорее всего, потому, что в основе интуиции находится информация. Переработка информации на бессознательном уровне составляет 109 бит/сек, а на сознательном — только 102 бит/сек [7]. Медицинское познание осуществляется на трех уровнях — обыденном, эвристическом и интуитивном. Его специфика состоит в том, что на основе известных законов химии, биологии, физиологии и т д , а также зафиксированных принципов самой медицины врачи, провизоры, медицинские сестры открывают новые методы диагностики и лечения. Это есть некий универсальный способ нахождения и объяснения нового в медицинской теории и практике Медицинское познание само по себе весьма многогранно, ибо оно безгранично в содержательном направлении постижения причин заболеваний и методов лечения Различие состоит в основном в целевых установках. Главная же цель медицинского познания состоит в том, чтобы правильно и четко устанавливать диагноз и находить оптимальные методы и способы лечения на основе уже хорошо известных и зафиксированных принципов Ключом к медицинскому познанию является узнавание известного заболевания или какого-либо симптома по аналогии Это обстоятельство объясняет принципиальную недостаточность медицинского познания, но в то же время оно открывает специалистам нетривиальный путь углубления в проблемы здоровья.

Специфическим видом познавательной деятельности является философия, не совпадающая полностью ни с религией, ни с искусством, ни даже с наукой Философия — отдельная форма познания, имеющая научную базу и проявляющая себя в областях различных знаний (научных, обыденных, художественных, религиозных и т.д.) только в те моменты, когда теоретический потенциал в них либо мал, либо вообще отсутствует. Суть философского познания состоит в достижении понимания знаний о действительности. Вопрос о понимании возникает в процессе восприятия и интерпретации всех видов и форм познания. Причем понимание в философии органично увязано с оценкой степени истинности полученных знаний, приданием им смысла. В свое время Г. Гегель говорил о том, что философия стремится познать неизменное, вечное, сущее само по себе, то есть целью ее является постижение истины. Если мы исходим из того, что истина вечна, то она не входит в сферу преходящего и не имеет истории, так как история есть лишь изображение ряда минувших образов познания. Если же она имеет историю, то не может называться истиной, ибо последняя не есть минувшее [8].

Итак, любой вид познания — обыденное, религиозное, художественное, научное и, тем более, философское — в значительной степени стимулируется потребностью людей, пониманием ими сути того или иного природного или общественного события, факта, поведения или высказывания конкретного человека. Всякий вид познания формирует мировоззренческий каркас в сознании личности и развивает потенциальные возможности общества. Именно поэтому сегодня необычайно ценны все виды познания, в рамках которых добывается и перерабатывается самая разнообразная информация. В данном случае абсолютно не важно, каким способом получено то или иное знание, является ли оно строго научным или религиозным, теоретическим или эмпирическим, логично доказанным или интуитивным. Современная концепция (теория) познания позволяет мыслящему человечеству вернуться к устойчивому развитию, которое должно интегрировать все знания и синтезировать в себе все виды познавательной деятельности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *