Базисные ценности биоэтки.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Нравственно-этический подход к современным истинам науки и медицины, естественнонаучным теориям и гуманитарным концепциям, а та же к научному мировоззрению и методологии в настоящее время является фундаментальной задачей исследования жизни вообще и человеческой в особенности. Эти вопросы в силу интенсивного развития современных наук (кибернетики, биологии, биомедицины, генной инженерии и т.д.), фактически совершивших переворот в современном мировоззрении, внесших неоценимый вклад в создание научной картины жизни, формирование принципиально нового понимания природы человека, сегодня активно переосмысливаются теоретиками медицины, философами науки и специалистами других направлений в научном познании и преобразовании живого.

Передовые научные исследования и современные высокие технологии формируют ныне принципиально новое отношение к самому научно-медицинскому знанию. Оно постепенно начи:нает тесно связываться с этическими принципами и нравственными императивами, не сводимыми только к требованиям внутреннего научного этоса (искать истину и наращивать новое знание). Это и выражает суть идеологии биоэтики, основным положением которой является моральная ответственность перед природой. Речь идет о том, что человек не имеет права с превосходством относиться к окружающей его среде, он должен воспринимать себя как часть биосферы. Именно благодаря этому может возникнуть новое понимание истины, связанное с нравственными императивами. Сегодня, как никогда прежде, увеличивается груз морально-правовой ответственности ученых-медиков за вред, который они могут нанести жизни, здоровью человека.

Расширив и углубив познавательную базу биологии и медицины, ученые-исследователи продолжают создавать новые технологические разработки наиболее эффективных способов «конструирования» новых живых организмов и «улучшения» существующих с целью увеличения продуктивности биотехнологических процессов. Но особый научный интерес и одновременно тревогу вызывают теории и технологии, имеющие отношение к техногенному воздействию на организм человека, его психику. В сфере подобных исследований вопросы морали и этики стоят особенно остро. Поэтому без базисной философской (морально-этической) перестройки сознания ученых и медиков в пространстве революционных научно-технологических достижений последующее воздействие на живую природу может оказаться пагубным.

В этой связи следует критически смотреть на этико-фило-софские основания искреннего стремления ученых, практических врачей осваивать опасные области биологической и медицинской науки и практики. Сегодня все понимают, что здоровая окружающая среда не менее значима, чем материальные потребности и духовные интересы человека. Важно понять и принять новые ценностные ориентиры, смысловые установки, то есть создать новый образ человека — не только разумного, но и совестливого, социально ответственного. Осмысливая развитие уже имеющихся и появление новых биомедицинских технологий (искусственное оплодотворение и выращивание «в пробирке» человеческого эмбриона, воздействие на геномы человека и неоевгеника, перемена пола, пересадка мозга и др.), философы и специалисты в области биоэтики указывают на необходимость крайне осторожных, нравственно переосмысленных в этических комитетах и законодательных инстанциях решений, открывающих путь базовым новациям. Безусловно, в дальнейшем роль медика в общественной жизни будет возрастать, естественно, повысится и его ответственность.

Мораль и деонтология, в силу своей внутренней диалектической взаимосвязи, неизбежно делают шаги в направлении так называемой практической философии — этики. Действительно, каждый медик именно в этике всегда ищет оправдание своих действий в необычных условиях. В теоретической, но особенно в практической медицине нередко возникают определенные нестандартные или двусмысленные ситуации. Речь идет прежде всего о тех врачебных действиях, которые могут привести к игнорированию традиционных норм морали. От биоэтики медики ждут не столько нравственной поддержки для себя лично, сколько помощи в разрешении своих сомнений по поводу мо-рально-этической правомерности собственного нетрадиционного поведения. А биоэтика, в свою очередь, предлагает новое понимание общественной морали, раздвигающее привычные горизонты нравственных норм в научно-практических действиях медиков.

Биоэтика в частных приложениях медицины, особенно в нравственном осмыслении «нештатных» и даже казуистических ситуаций, вводит медика в сферу действительно уникальных сложнейших морально-этических понятий. Основополагающими принципами биоэтики являются развитое чувство профессионального долга, глубокое осознание уверенности в своей правоте, внутреннее ощущение личной ответственности за принимаемое решение и т.п. Все это должно помогать медику справляться с чрезвычайно сложными, двусмысленными с точки зрения морали ситуациями, о которых мы упоминали выше. Например, врач, вынужденный прервать беременность, не только берет на себя весь груз профессиональной ответственности, но и вынужден переживать угрызения совести за «убийство эмбриона».

Подобные проблемы возникают и при трансплантации органов, но особенно при лечении обреченных на смерть пациентов. С одной стороны, врач должен действовать согласно врачебному долгу — до конца бороться за жизнь пациента. С другой стороны, ему (как человеку) хочется пойти навстречу пожеланию самого пациента: ускорить смертельный исход, избавив его от мучительных страданий. А это далеко не всегда согласуется с медицинской моралью и общественным мнением. Подобные ситуации в конечном итоге приводят к накоплению реальных морально-этических противоречий в современной медицинской практике. Они, как и многие другие противоречия, связанные с проблемой вмешательства в естественный ход саморазвития природы человека, в настоящее время пока этически неразрешимы. Поэтому ученые-естествоиспытатели и практические врачи часть своей моральной ответственности хотели бы переложить на плечи общественности. Многие медики сегодня апеллируют к общественному мнению, стремясь найти поддержку, получить санкции. Все это вполне понятно, и, с точки зрения гуманной философии, совершенно правомерно. Однако всегда необходимо помнить, что самым главным нравственным критерием для каждого врача является отсутствие каких бы то ни было сделок со своей совестью.

Исторически каждая морально-философская система есть одновременно и особая нормативная этическая программа активного действия, поведения личности или социальной группы. Биоэтика тоже воплощается в определенную философскую этиконормативную систему, сущностью которой становится целевая, хорошо продуманная программа общественного «оправдания» нетрадиционных действий врача. При этом биоэтика в своих положениях всегда предельно конкретна. Первый и единственный вопрос, который возникает, — это вопрос о том, какие именно разрешающие поведенческие нормативы врача, фармацевта имеются в виду? Ведь мера моральной ответственности каждого медика, предельно ясно сознающего свой профессиональный долг, весьма существенна. Это нравственная мера, посредством которой каждый врач постоянно оценивает степень личного мужества и врачебного благородства по отношению к своим пациентам. Это показатель профессионального искусства взаимодействия врачей с пациентами. Это, наконец, философская мудрость медиков, не дающая никакого права на ошибку.

Говоря о формировании современного биоэтического менталитета врачей, фармацевтов, медсестер, хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что развитие у них социальнофилософских взглядов, морально-этических качеств, гуманных черт должно происходить в органическом единстве гуманитарного, естественнонаучного образования и повседневной практической деятельности. Поэтому на спецкурсах медицинских вузов изучаются не только моральные принципы деонтологии, но и нравственно-философские правила и нормы биоэтики. В настоящее время переосмысливаются принципы взаимоотношений врача с больным, его ближними родственниками на разных этапах лечения, правила межличностных взаимосвязей между врачами-специалистами и вспомогательным медперсоналом, требования соблюдения врачебной тайны и т.д. Кстати, философский аспект медицинской деонтологии только теперь повсеместно ставится в центр внимания научной и медицинской общественности. Для всего этого появились новые объективные обстоятельства.

Успехи в науке, технике и технологии значительно усложнили проблемы морально-этических отношений в медицине. Сегодня первый зачатый «в пробирке» канадский ребенок уже достиг юношеского возраста. А ведь его рождение, с юридической точки зрения, следует считать незаконным. Дело в том, что в Канаде только в 1996 году появился закон, который юридически подтвердил право на искусственное зачатие и «суррогатное» деторождение. Впрочем, необходимость морально-философской оценки искусственного осеменения назрела значительно раньше. А сегодня медицина успешно реализует естественное желание некоторых бездетных супругов иметь собственного ребенка. Однако в человеческом обществе всегда найдется место для крайностей. Так, по свидетельству канадских врачей, одна молодая вдова попросила врача, чтобы он взял для искусственного зачатья сперму ее умершего мужа. А в другом случае уже сам врач (из города Торонто) открыл специальную клинику, в которой предлагал супругам услуги по выбору пола ребенка. Что это? Торжество медицинской науки или свидетельство падения нравов?

Еще более тревожные новости приходят из Соединенных Штатов. В Калифорнийском университете, например, три врача провели уникальнейшие эксперименты по обмену эмбрионов, но, к сожалению, тайно, без ведома родителей. В результате по меньшей мере десять женщин выносили и родили не своих детей. А в Йельском университете был создан своеобразный бизнес: студентки продавали находчивым посредникам свои яйцеклетки для последующего оплодотворения. Почему-то до сих пор считается, что яйцеклетки молодых женщин способствуют рождению здоровых, а главное — более одаренных детей.

Все эти и многие другие необычные факты свидетельствуют о формировании в общественном сознании нового явления -деструктивной морали. Поэтому не так давно в Канаде был рассмотрен законопроект о правовом регулировании искусственного воспроизводства потомства с использованием современной генетической технологии. Принятый закон запрещает любые коммерческие сделки по искусственному осеменению и использованию «суррогатных матерей». Никакое посредничество в принципе не допускается. Нарушителей же наказывают следующим образом: штраф в 500 тысяч долларов или тюремное заключение до 10 лет. По этому закону запрещено предпринимать какие-либо действия по «программированию» пола ребенка, если в этом нет чисто медицинской необходимости. Кроме того, законодательно запрещается проведение экспериментов над эмбрионами позже двух недель после зачатья, искусственное осеменение для опытов, изъятие яйцеклеток и спермы из тел умерших, создание смешанных эмбрионов человека и животного. В скобках заметим, что последнее, по крайней мере, по официальным данным, пока еще никем не предпринималось.

Канадские законодатели, исходя из логики здравого смысла, предусмотрели самое невероятное в биомедицине. Но сможет ли юридический закон быть гарантом, ограждающим человека от злоупотреблений в биомедицинской и любой иной сфере исследований? А может быть, он сдержит полет творческой мысли исследователей и станет преградой для смелых опытов по совершенствованию всего живого? Вопросов возникает очень много, и все они далеко не беспочвенны. История науки и медицинской практики знает немало запретов и ограничений, но они в большинстве случаев достаточно успешно преодолевались. Здесь, безусловно, необходимо серьезное социально-философское и морально-этическое осознание профессионалами научно-исследовательской задачи медицины. Правовая основа, безусловно, нужна, но ей должно предшествовать философское и нравственное осмысление проблемы самими учеными-исследователями. Только совесть, «внутренний» голос ученого, врача, фармацевта, может избавить научные изыскания от недопустимых ошибок.

Главная проблема, которую еще только предстоит разрешить ученым, медикам и философам, заключается в понимании смысла самоценности жизни человека. Последняя имеет особый статус в системе значимости тех или иных вещей, предметов, явлений. Самоценностью считается только такая ценность, которая являет собой особое отношение субъекта (кокретного человека или социальной группы — класса, нации, коллектива и т.п.) к самому себе. Она предполагает самооценку субъекта, которая осуществляется в результате его критического отношения к собственным природным и приобретенным качествам и свойствам, определяющим саморазвитие и совершенствование.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *