Человек как «мера всех ценностей».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Человек признается «мерой всех ценностей» (Протагор) на Земле почти всеми философами и другими гуманитариями, а также многими учеными-естественниками. Причиной тому служит необычная полнота его физической и духовной развитости, его разум и особая чувственность как проявления специфической человеческой природы. Ни для кого не секрет, что человек находится на высшей ступени эволюционного развития живых организмов нашей планеты. Благодаря своей уникальной телес-но-душевно-духовной (или биопсихосоциальной) организации только он может стать личностью, способной целенаправленно познавать, созидать, преобразовывать природное и общественное бытие. Человек является единственным живым существом на Земле, предрасположенным к самопознанию и самоформированию. Таким образом, именно способность человеческого индивида нравственно оценивать окружающий мир и себя в нем через призму добра и красоты позволяет считать его «мерой всех ценностей».

О генеалогии человеческой ценности говорят практически все формы и виды его естественной жизни и общественной практики, которые и позволяют ему быть онтологически самобытным и даже самодостаточным. Природа как бы сберегает в человеческом организме не только общие видовые, но и уникальные родовые признаки. Они обнаруживаются на генетическом уровне становления. Биологическая, физиологическая и психическая неповторимость человеческих индивидов жестко запрограммирована генотипом и сохраняется при любых изменениях окружающей среды. Поэтому «природный» человек в философском понимании предстает как качественная целостность, то есть одновременно и как микрокосм, и как макрокосм. Для естествознания и гуманитарных наук человек является уникальным живым существом, соотносимым с другими организмами, детерминированными общей мировой связью. Такое научно-философское видение ценностной бытийности человека характерно, в частности, и для медицины.

Уже в Древней Греции, где процветала духовная и материальная культура, главной ценностной проблемой был именно человек. Его по-своему оценивали мыслители и врачеватели. В связи с резким возрастанием значимости познания человеческого бытия границы между медициной, метафизикой, гносеологией и аксиологией становились подвижными. Для решения мировоззренческих и методологических проблем использовался широкий спектр медицинских данных. С начала XIX века философско-гуманистическая мысль в медицине расцвела с особой силой. Она и поныне проявляется в обостренном интересе медиков к философии человека. В свою очередь, современная философия, будучи самокритичной формой мышления, опираясь на достижения творческой мысли ученых-естественников, особенно медиков, ведет сегодня диалог со всеми сколько-нибудь значимыми направлениями исследования феномена человека. Поддерживая все содержащиеся в гуманитарных науках и философских системах позитивные наработки по данной теме, особенно по вопросам развития мировоззрения, менталитета и нравственности человека, интеллектуальная элита вносит свой весьма заметный вклад в этот позитивный процесс.

Еще в середине XVIII века Бенджамин Франклин (1706— 1790), оригинальный американский мыслитель, указывал на главное качество человека, принципиально отличающее его от всех животных, даже высокоорганизованных, а именно — на уникальную способность созидать. Речь шла, в частности, о том, что человек является единственным живым существом, умеющим изготовлять орудия труда. Это убеждение просуществовало до середины XX столетия, пока в 60-е годы Джейн Гу-долл не обнаружила, что примитивные орудия труда делают и шимпанзе. Однако вряд ли стоит напоминать, что именно для человека созданные им орудия труда изначально стали главным средством существования, освободившим его от жесткой природной зависимости. Исходя из этого, определение Б. Франклина необходимо уточнить: первый человек стал не просто «существом, делающим орудия», но делающим их осознанно и систематически. Именно это уточнение, сделанное более ста лет тому назад Ф. Энгельсом, обозначило четкую грань между человеком и обезьяной.

Сегодня всеми признается, что человек как родовое существо в своем становлении и развитии представляет некую тройственность: он обладает своеобразной телесностью, духовностью и социальностью. Все эти качественные признаки человеческого бытия настолько взаимосвязаны и зависимы друг от друга, что даже в принципе немыслимы один без другого. Тело человека духовно и социально предопределено, душа его — продукт телесного и общественного развития. Наконец, социальность — это проявление человеческих тела и души. То, что представляет собой индивид, безусловно, является результатом единения морфофизиологического, социально-культурного и эво-люционно-исторического компонентов развития. Генетическое наследование морфофизиологических особенностей, врожденных инстинктов и рефлекторного механизма деятельности у человека существенно дополняется социально-культурной доминантой жизненного опыта всех предшествующих поколений в естественном процессе жизни, а также в результате обучения и образования, причем важнейшую роль здесь играет членораздельная речь, формирующая сознание.

С древнейших времен человека интересовал вопрос: кто он и каково его место в мире? В чем его сущностное назначение, то есть зачем он появился на этот свет и что оставит после себя? Согласно Сократу, человек есть существо, которое постоянно ищет, осмысливает себя и познает условия своего самосо-зидания. Порой человек представляется самому себе как некая маленькая Вселенная, а иногда считает себя всего лишь малой частичкой, затерявшейся в бесконечном Мироздании. Бывает, что он ставит себя чуть ли не вровень со всемогущим Богом, но может превращаться и в беспомощное существо, послушное воле всесильной судьбы. Аристотель в своей философии человека представил как уникальное общественное (политическое) существо, наделенное разумной душой. Эта мысль в несколько модифицированном виде позже обнаруживается у Р. Декарта, превыше всего ставящего мыследеятельность человека («мыслю, следовательно, существую»). В христианском же представлении человек является внутренне раздвоенным существом, несущим в себе два начала: телесное и духовное.

Хотя тема человека, начиная с Сократа, была ведущей в философском познании, в XVIII веке И. Кант поднял уровень внимания к ней на еще большую высоту. Он утверждал, что в самом вопросе «что есть человек?» заключена основная проблема любой философии. Г. Гегель объявил человека единственным носителем мышления, общественного сознания, идеального общезначимого начала — духа и разума. Он особо подчеркивал, что человеческое «мышление вообще есть схватывание и соединение многообразного в единство. Многообразное, как таковое, вообще свойственно внешнему, то есть чувству и внешнему созерцанию» [3]. Исходя из этого, философ заключил, что только человек способен посредством мышления «привести многообразие к единству» и на этой основе достигнуть понимания первоосновы бытия JI. Фейербах в полемике с Гегелем обратил внимание на чувственно-телесное качество человека. Однако во всех этих суждениях не было указаний на живую, органическую взаимосвязь индивида с окружающей его средой, с обществом, частью и продуктом которого он является.

Преодолев эти ограничения в понимании человека и его сущности, многие современные философы исповедуют комплексную парадигму. К. Маркс, впервые рассмотрев индивида со всех сторон и во всех его взаимосвязях с природой и обществом, представил его как производное от всех общественных отношений явление, как одновременно субъекта и объекта общественно-трудовойлеятельности. С момента своего рождения, по мнению Маркса, человеческий индивид объективно включается в отношения с миром людей и вещей, с комплексом социальных структур. И даже будучи наедине с самим собой, он всесторонне поддерживает дистанционный контакт с обществом. Учитывая все это, К. Маркс писал: «…Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» [4]. Эта мысль, кстати, не утратила своей актуальности и сегодня.

Каждый естествоиспытатель, но особенно медик, рано или поздно начинает ощущать, что существуют определенные границы возможностей науки в познании человека. Так, уже французский ученый-естествоиспытатель XVIII века Поль Гольбах утверждал: «Что бы ни предпринимал человек, какие бы учреждения он не изобретал, какие бы средства ни принимал, чтобы улучшить свой удел, — ему никогда не выйти за пределы своей природы» [5]. В человеческой жизни и деятельности есть нечто, не схватывающееся категориями естествознания и медицинской науки, а именно инстанции, определяющие смысл и цели жизни, а также морально-этические ценности. Сказать об этом на языке естественной науки практически невозможно. Это доступно лишь философии, изучающей человека во всей его целостности. И чем основательнее будут изучаться его многообразные черты, тем больше будет причин для критики уже сложившегося общественного уклада. Такой философской подход предполагает осмысление вопроса о том, какова же мера чисто природных качеств в человеке и насколько велика степень его социализации.

Согласно данным археологических исследований, приблизительно 30-40 тысяч лет назад завершилось биологическое формирование человека. Впервые костные останки современного человека были обнаружены близ Кроманьона (территория нынешней Франции). По месту находки он был назван кроманьонцем. Ученые доказали, что кроманьонцы уже имели специфическую биологическую и физиологическую структуру (с возможностью ходить на двух ногах, изготовлять орудия труда) и уникальную психику, предполагающую способность к абстрактному мышлению. Все это и позволило человеку возвыситься над окружающей природной средой, приобрести принципиально новый статус на Земле — статус демиурга, творца культуры и себя в ней, Homo sapiens (К. Линней). Способность человеческого индивида преодолевать животную замкнутость выразилась, по Г. Плеснеру (1892-1991), в искусстве отделять свою «самость» от физического существования, а следовательно, осмысливать ее, то есть сознавать себя личностью. Современный человек качественно отличается от животного, так как имеет внутренний (духовный) мир и активно использует самые разнообразные способы удовлетворения собственных потребностей и интересов.

Другую (сегодня не менее распространенную) концепцию человека представляет марксистская философия. Она исходит из научно доказанного положения о том, что современный человек как субъект и одновременно объект конкретно-исторической деятельности, общения в процессе познания и преобразования природы, общества и себя, являясь частью естественной природы, представляет собой совокупность родовых и видовых общественных отношений. В марксистской философии понятие «человек» отражает предельно емкую характеристику целостности человеческого существа в единстве его биологических функций и их уникального общественного проявления. Благодаря своей роли в общественной жизни человек (Homo sapiens) на всех этапах собственного социально-исторического становления и духовно-культурного саморазвития остается тождественен самому себе, сохраняет определенный онтологический статус. Природно-биологические, физиологические, психические и социальные, духовные основы сущности человека определяют многие стороны его личной жизнедеятельности.

Большую часть своего времени, всех своих жизненных сил человек до сих пор вынужден тратить прежде всего на удовлетворение естественных биологических потребностей (необходимость добывать пищу, иметь жилище, одежду и т.д.). Именно из этой потребности в материальном жизнеобеспечении возникла и была направлена на ее удовлетворение социальная организация жизнедеятельности людей: род, племя, семья, государство, моральные и правовые нормы и т.д. Однако уникальность жизненных ситуаций предъявляет к каждому конкретному индивиду особые требования. Чтобы справиться с ними, он должен умело использовать собственные качества: темперамент, ум, память, физические данные и т.д. Русский физиолог и мыслитель И.П. Павлов на основе большого количества экспериментов показал, что интеллект, темперамент, память и т.д. обусловлены различным соотношением свойств нервной системы — силы, уравновешенности, подвижности нервных процессов. Особое значение он придавал показателю «сила-слабость» в нервной системе каждого конкретного человека. Так, характеризуя темперамент, обусловленный слабым типом нервной системы, ученый назвал его «тормозимым», или «инвалидным», плохо поддающимся каким бы то ни было воздействиям. Слабый тип нервной системы подобен высокочувствительной фотопленке: она не выносит сильных раздражителей («боится» засветки), но зато очень чувствительна к раздражителям слабым.

Последнее обстоятельство и является несомненным достоинством тормозимого темперамента. С другой стороны, представители сильного типа лучше справляются с трудностями в экстремальных ситуациях. В большинстве случаев они достаточно энергичны и активны.

Бытует мнение о человеке как о гуманном, изначально добром существе, действия и поведение которого определяются прежде всего энергией разума. Однако за пределами сферы человеческого рассудка находится область скрытых, но реально существующих энергий — властителей поведения индивида. Это грубые, примитивные силы физического влечения, слепые неразумные инстинкты. Если на протяжении многих веков под влиянием в основном различных религий и мифов превозносилась мощь человеческого духа как проявление божественной силы, то с открытием Зигмундом Фрейдом сферы бессознательного значительный авторитет приобрела философия психоанализа как осознания «откровений» плоти. Бессознательное — это особый мир человека, сложный и многообразный, охватывающий самые различные сферы его жизни и деятельности. Имманентные побуждения, идущие от «биологии организма», могут оформляться в неосознаваемые потребности и подсознательные влечения, которые, в свою очередь, воздействуют на сознание и поведение человеческого индивида.

Но как бы там ни было, человек, вне всякого сомнения, является в первую очередь личностью, представленной такими компонентами, как духовность, нравственность и воля. Жизненные ситуации нередко подводят индивида к тому, что он оказывается перед выбором: идти «на поводу» у обстоятельств и поступиться совестью или противостоять им и сохранить честь и достоинство? Э. Фромм в свое время высказал любопытную мысль: если в XIX веке основной философской проблемой было осознание того, что Бог умер, то в XX столетии главной темой стала смерть человека. Действительно, только разумная, волевая и высоконравственная личность способна к самосохранению. Мера субъективной личностной свободы определяется нравственным императивом и морально-социальной ответственностью. Именно поэтому человек как личность -центральная проблема в философии, ибо личность всегда выступает гуманитарной мерой всех земных ценностей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *