САМОЦЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

САМОЦЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Ф. М. Достоевский был прав, когда говорил, что человек все же не металл, его нельзя переплавить в тигле революционных бурь, тем более его нельзя переделать силой, принуждая к альтруизму и сознательности приказами, декретами. Напротив, как оказалось, испытывая давление извне, природа человека начинает активно сопротивляться, культивируя в себе прежде всего те качества, от которых ее понуждают отказаться. Если посмотреть под этим углом зрения на человеческую и прежде всего на нашу «социалистическую» историю, то обнаружатся десятки самых неожиданных и невообразимых способов мимикрии, камуфляжа того, что обычно называют эгоистическим интересом личности.

К счастью, мы научились отличать подлинный коллективизм от мнимого, стали более чувствительны к главному, к нравственным мотивам человеческих поступков. Сегодня обнаружилось, что А. П. Платонов нрав, что далеко не каждого облагораживает участие в обновлении мира, что некоторые прошедшие через горнило революционных потрясений не только не стали чище, добрее, а ожесточились, стали нетерпимее, разучились уважать достоинство и честь другого человека. Поистине было много тех, кто, построив новый дом, сам духовно расстроился.

Сейчас начался процесс постепенного избавления от прежней идеализации природы человека, возникает понимание, что наши знания о его душе, страстях, полученные в наследство от просветителей, далеки от совершенства. Процесс преобразования природы человека оказался куда более сложным, чем предполагали многие мыслители прошлого,— констатируем сегодня без оглядки на авторитеты, не боясь упрека в отходе от устоявшихся мнений. Несомненно, в прошлом явно переоценивалось позитивное влияние обобществления средств производства на моральные качества людей. Впрочем, само наше представление о моральности, по-видимому, было неточным, недостаточно содержательным.

В прошлом наше отношение к отдельному человеку было нигилистическим: он не мог обладать истиной, не имел права существовать сам по себе. Сегодня стали очевидными негативные последствия подобного подхода к принципу автономии личности и конкретно к тем, кто стремится сохранить свою независимость, личную свободу. Нельзя не согласиться с Чингизом Айтматовым, который как-то заметил, что, отдавая предпочтение всему коллективному, мы много утратили из того, что касается индивидуальности, личности, ибо без самостоятельной, автономной личности не может быть настоящей культуры. Хотя понятно, что сохранение и поддержание нрава на духовную автономию связано и с издержками, в том числе и духовного характера.

Мы увидели, что из-за обожествления коллектива, коллективного начала страдали нравственно и духовно не только индивид, утративший возможность самовыражения, быть самостоятельным, независимым, но и все общество. Нельзя ценить труд, не умея ценить его создателя. Недооценка личности неизбежно вела к недооценке таланта, мастерства. Отсюда и прогрессирующая депрофессионализация и утрата качества труда. Общество, которое не в состоянии объктивно оценить достоинства человека, его способности, не в состоянии и создать эффективную организацию производства, сохранить основы своего социального бытия. Принцип, согласно которому всегда право большинство, коллектив оправдывал во многих случаях несправедливость, способствовал распространению групповщины, расправе над честными людьми.

Убеждение, что «сила — в слове меньшинства» является одним из тех неожиданных открытий перестройки, которые позволили впервые за многие десятилетия поставить нашу хозяйственную, культурную политику па твердь реальных, невыдуманных человеческих чувств, побуждений. Оказалось, что мир, культура, прогресс действительно держатся на интересах каждого отдельного человека, что без индивидуальной инициативы, развитой потребности в самовыражении, а тем самым и самовыделении, обособлении от других, ничего прочного и стоящего создать нельзя. Мало кто еще десять лет, даже два года назад предполагал, что так смело и решительно будет признано и заявлено о приоритете и самоценности индивидуального начала. Тут действительно произошла подлинная революция в сложившихся представлениях о мире и человеке. Оказалось, что подлинным коллективистом может быть только свободный человек, самостоятельная личность. Коллективист, не развившийся в личность, растворившийся в массе, боящийся иметь и отстаивать свое собственное мнение, — это не коллективист, а послушник большинства. На плечах таких послушников Сталину и удалось пробиться в диктаторы.

Мы увидели, что потребность людей выделиться, обратить внимание на свое Я, состязаться с другими, себе подобными, не только не угрожает основам социального бытия, а является его гарантом, главной движущей пружиной общественного прогресса. Теперь уже никого не шокируют призывы поощрять состязательность между людьми, предприятиями, создавать экономические, политические, социальные условия для соревнования умов, талантов, способностей. Ибо стало ясно, что уравниловка как антипод состязательности отнюдь не является предметом устремлений людей и не способствует их процветанию.

Восстановление разумного, гуманистического отношения к человеку невозможно без определенной переоценки ценностей, без мировоззренческих гарантий защиты отдельного, единичного, его автономии. Надо признать, что в стремлении к личному счастью, к достатку, к полноправной жизни нет ничего предосудительного. Надо признать приоритет сегодняшних проблем человека над теми, которые, возможно, возникнут у него в будущем. И самое главное, необходимо пересмотреть свое отношение к современному человеку, перестав третировать его с позиции «человека будущего», перестав третировать обыденность, быт. Настало время довериться человеку, его природе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *