«СТРАШНО ДАЛЕКИ ОНИ ОТ НАРОДА»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Получение политической свободы не единовременный акт, это длительный путь, который прошли европейские народы. В Англии, например, этот процесс длился несколько столетий. То же самое во Франции. Основу становления свободной личности в Европе заложило уже средневековье со своим рыцарством, феодальным партикуляризмом и борьбой против абсолютизма. В России же развитого феодализма (да и вообще феодализма), по сути, не было, не было и рыцарства. Чудовищная централизация власти и регламентация исключала в российском обществе любую возможность формирования свободной личности, препятствовала проявлению свободомыслия в какой-либо форме. Уже при Петре I страна была казармой, а народ — гарнизоном. За всем сверху донизу в обществе были закреплены соответствующие бюрократические предписания. Многие сегодняшние наши беды берут начало именно с создания этой системы.

Путь Англии к свободе был длительным и блестящим. Вехами на этом пути были завоевания: «Магна карта», складывание сословной монархии, наконец, «Славная революция». Путь Франции оказался иным: абсолютизм, подавленность парламента и народа королевской властью, всемогущество чиновников, сохранение привилегий французских дворян наряду с потерей их ответственности перед крестьянами. В отличие от Франции в Англии дворяне сохраняли как свои привилегии, так и ответственность. Разрушение основного принципа феодализма во Франции привело в XVII XVIII веках к тому, что, как показал Токвиль, дворяне во Франции превратились «в мебель на сцене», потеряв какую-либо функциональную роль на национальной арене. «Мебель» убрали в результате буржуазной революции, и выросла централизованная система бюрократической власти.

Этот французский путь к свободе, начавшийся гораздо позже, чем в Англии, оказался очень длительным и болезненным. Практически переход к нормальной буржуазно-демократической форме власти, архетип которой сложился в Англии почти в законченном виде в XVII веке, о чем с восторгом писал III. Монтескье, во Франции осуществился только в середине 70-х годов XX века, когда впервые в этой стране были почти полностью ликвидированы системоразрушительные силы, сформировались двухполюсный электорат и стабильные жизнеспособные политические институты. Но для этого Франции пришлось пройти через несколько революций, многие войны и непрерывно, мучительно адаптироваться и модернизироваться. Германии была уготована еще более сложная участь. И она прошла свой путь. Все европейские страны и Япония по-своему прошли этот путь.

Видимо, сегодня вряд ли стоит надеяться на возможность создать новые, более совершенные формы политической организации демократической власти, чем это удалось сделать Англии, затем США. Эти формы постепенно осваиваются всеми «стальными цивилизованными народами мира. Если мы хотим войти в семью цивилизованных народов, нашей стране предстоит пройти тот же путь. Она, собственно, и проходит его, только с очень большими пока потерями. Модернизации в данном случае мешает ряд важных факторов: бескрайняя территория страны, статус сверхдержавы, огромная военная мощь, многонациональный состав населения и страх перед центробежными тенденциями.

Декабристы не имели никаких шансов на победу, однако они имели все шансы отбросить развитие страны, как было сказано, на пятьдесят лет назад. В отличие от тех историков, которые попытались проследить, что было бы, если бы 14 декабря 1825 года декабристы победили, давайте предположим, что 14 декабря 1825 года не было выступления декабристов. Скорее всего в России события развивались бы в следующем направлении. Ожидание реформ возрастало бы в среде образованных классов и завоевывало бы все больше и больше сторонников. Царь и даже самые консервативные сторонники сохранения самодержавия были бы вынуждены под напором более просвещенных слоев общества пойти в конце концов па освобождение крестьян и на некоторые реформы политической системы. Идеи прогресса, просвещения, европейские культурные традиции и ценности все глубже проникали бы в ткань российской культуры и социальной жизни. Немаловажное значение могло бы иметь и усиливающееся влияние Европы, так как Россия неизбежно все более энергично стала бы вовлекаться в европейские дела. Может быть, тогда к середине 30-х годов XVIII века путем эволюционных изменений Россия могла бы подняться до планки, достигнутой в период реформ (50-х годов.

Однако выступление декабристов резко поляризовало общество. Произошла смычка многочисленного центра общества с правыми кругами, обеспокоенными возможностью хаоса и непредсказуемых изменений, которые могли бы последовать в стране в результате резких толчков и крайних шагов одной части дворянства против другой. Небольшая часть левого крыла аристократии, легально выступавшая в обществе за перемены, была вынуждена вообще отойти в тень. Практически бунтарское выступление офицеров с попыткой свергнуть Николая оказалось на руку самым реакционным и консервативным кругам российского общества, которые при мирном развитии вынуждены были бы уступить в вопросе модернизации страны давлению левых и левоцентристских сил. Однако военное выступление нелегальных организаций и применение насилия развязало руки консерваторам, выставило их в роли спасителей отечества, традиции, закона и порядка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *