Деконструкция Ж. Деррида: к очевидности насилия, согласующего «игру вещей»

Ж. Деррида наследует трансформации феноменологии от аналитики «что» к рассмотрению «как» бытия феномена, и его деконструкция фактически воспринимает характер и нацеленность хайдеггеровской деструкции онтологии. Однако перед этими проектами критики стоят принципиально различные задачи. В отличие от М. Хайдеггера и его деструкции онтологии, Ж. Деррида не ставит перед деконструкцией негативной задачи устранения наслоений. Деконструкция является позитивной, де-конструирующей процедурой, поскольку в ее задачи не входит высвобождение какого-либо «исходного» феномена из-под наслоений традиции, но лишь пристальная и зачастую насильственная (Ср.: «Несомненно, обращение с философией через введение чужеродного тела прений может быть действенным, может передать или выдать смысл скрытой работы, но начинает оно с посягательства и вероломства. Не следует об этом забывать» {Деррида Ж. «Генезис и структура* и феноменология // Деррида Ж. Письмо и различие. СПб., 2000. С. 197).) герменевтика самой «данности» этой традиции, зачастую в каком-либо дополнительном значении, которое, бывает, скрывается ее внешними манифестациями, но не перестает от этого быть ее собственным значением. Читать далее «Деконструкция Ж. Деррида: к очевидности насилия, согласующего «игру вещей»»

«К самим вещам»: трансформация феноменологии от Э. Гуссерля к М. Хайдеггеру

Обращаясь к рассмотрению эволюции принципов феноменологического предприятия, сразу отметим, что проблеме трансформации оснований, существа и целей феноменологии от Э. Гуссерля к М. Хайдеггеру посвящен целый ряд специальных исследований (См., например: Борисов Е.В. Феноменологический метод М. Хайдеггера // Хайдеггер М. Пролегомены к истории понятия времени. Томск, 1998. С. 345-375; Куренной В.А. «Сами вещи» Мартина Хайдеггера // Исследования по феноменологии и философской герменевтике. Минск, 2001. С. 6-44; Херрман Ф.-В. фон. Гуссерль— Хайдеггер и «сами вещи» // Понятие феноменологии у Хайдеггера и Гуссерля. Минск, 2000. С. 11-27; Он же. Понятие феноменологии у Хайдеггера и Гуссерля. Минск, 2000. С. 28-73.). Не вдаваясь в существо спорных вопросов о характере наследования М. Хайдеггером гуссерлевской проблематики, воспроизведем лишь наиболее общие и совпадающие результаты этих исследований. Читать далее ««К самим вещам»: трансформация феноменологии от Э. Гуссерля к М. Хайдеггеру»

Роль фигуры различия в онтологии постструктурализма

Обратимся к двум отдельным случаям тематизации различия в постструктурализме у Ж. Делеза и Ж. Деррида, начиная с анализа делезовской презентации «различия самого по себе».

I. В работе «Различие и повторение» Ж. Делез стремится освободить различие из-под власти удерживавшей его до сих пор идеи противоречия и, шире, — «представляющего мышления» в целом. Задача состоит в максимально возможном восполнении идеи различия, которая, однако, именно за пределами противоречия, продолжала бы удерживаться в своих собственных границах. По большому счету, речь идет об испытании различия в качестве автономной Идеи, не подчиненной логике отрицания и не ограниченной рамками эффективности одной лишь этой логики: «Мы хотим осмыслить различие само по себе и отношение различного с различным независимо от форм представления, сводящих их к одинаковому, пропускающих через отрицание» (Делез Ж. Различие и повторение. С. 9.). Читать далее «Роль фигуры различия в онтологии постструктурализма»

Имманентная критика опыта как методологический проект. Онтологическое различие М. Хайдеггера

Говоря об определяющем для самой постановки проблемы различия проекте онтологии, мы имеем в виду идущую еще от Э. Гуссерля (если не от самого И. Канта) традицию недоверия по отношению к предпосылкам, не контролируемым со стороны «положительного» мышления, равно как и со стороны иного, более широко понимаемого, опыта. В этом смысле уже гуссерлевскую феноменологию можно считать определенного рода эмпиризмом, ориентированным на вычленение трансцендентальных оснований опыта, а не на одну лишь корректную дескрипцию его случайного содержания. Продолжением и радикализацией этой феноменологической осмотрительности и критики в отношении «метафизических предпосылок» стала онтология М. Хайдеггера. Читать далее «Имманентная критика опыта как методологический проект. Онтологическое различие М. Хайдеггера»

Понятие различия: основания единства значения

После того как мы коснулись понятия «difference» в контексте проблемы присутствия (собственного), перед нами необходимо появляется призрак возможной аналогии, вызываемой созвучием двух понятий: «difference» Ж. Деррида и «difference» Ж. Делеза. Оба понятия входят в заглавия программных работ указанных авторов: мы имеем в виду «Различание» (См.: Деррида Ж. Различание // Деррида Ж. Письмо и различие. СПб., 2000.) Ж. Деррида и «Различие и повторение» (См.: ДелезЖ. Различие и повторение. СПб., 1998.) Ж. Делеза, появившихся во Франции десятилетие спустя после выхода в свет небезызвестной работы М. Хайдеггера «Тождество и различие». Но принимается ли во внимание во всех этих случаях одно и то же «различие»? Аналогия между отдельными этими «случаями» может послужить ориентиром, указывая на неопределенное родство значений этих знаков («differance» и «difference»), но сама она представляется, скорее, задачей и вопросом, нежели сходством, не требующим объяснения. Читать далее «Понятие различия: основания единства значения»

«Собственное» в перспективе его присутствия: размежевание позиций М. Хайдеггера и Ж. Деррида

С учетом всего сказанного можно утверждать, что и М. Хайдеггером и Ж. Деррида принимается оформляемое Э. Гуссерлем в форме «real» и «reell» различение двух модусов «действительного». Однако в обоих случаях указанное различие приобретает несколько иное значение, нежели у Гуссерля: и Хайдеггером, и Деррида манифестируется тяготение к иной расстановке акцентов в оценке онтологически первичного, нацеленное на подрыв господства образа присутствия (наличия) в качестве абсолютной нормы действительного. И Хайдеггер, и Деррида стремятся указать на то, что «нереальное» (reell) оказывается онтологически более весомым, более «реальным», нежели реальное самого присутствия. Отличие позиций Деррида и Хайдеггера от гуссерлевской заключается в том, что каждым из них предпринимается тот шаг, которого стремится избежать Гуссерль — шаг отказа от момента полноты присутствия в качестве нормы и начала реальности. Для Деррида таким «началом», делающим возможным и само присутствие, выступает differance, относительно которого не может быть сказано, что оно «есть» (Ср.: «Ну а если различение и есть (я также перечеркиваю «есть») то, что делает возможным представление присутствующего-сущего, оно никогда не представляется как таковое. Оно никогда не дается присутствующему. Никому» Деррида Ж. Различение. С. 380).). Для Хайдеггера этот шаг знаменуется настойчивым проведением онтологического различия между бытием и сущим, не позволяющего мыслить бытие включенным в ряд попросту присутствующих вещей. Читать далее ««Собственное» в перспективе его присутствия: размежевание позиций М. Хайдеггера и Ж. Деррида»

Тематика «собственного»: способы экспликации проблемы (М. Хайдеггер, Ж. Деррида)

Обозначив в наиболее общем виде этот контекст «наследования» Ж. Деррида хайдеггеровского лейтмотива (критики наличия), вернемся к проблеме «собственного», способной прояснить нечто относительно различия двух позиций. Постараемся разобраться в существе предпринятой Деррида попытки «продолжения Хайдеггера» на примере двух параллельных обсуждений проблемы «собственного», поднимаемой и Ж. Деррида и М. Хайдеггером. При этом для нас останется вопросом, насколько Деррида сам мыслит себя включенным в историю «избегающего» письма, и в этом смысле — скорее, наследником Хайдеггера, чем параллельным и автономным (т.е. не принадлежащим хайдеггеровской истории «преодоления») автором. Читать далее «Тематика «собственного»: способы экспликации проблемы (М. Хайдеггер, Ж. Деррида)»

«Преодоление метафизики»: продолжение «дела Хайдеггера»

Тема «собственного» (вплоть до оформления «собственного» как концепта) прямым образом была затронута в работах Ж. Деррида 60-х гг., таких как «Голос и феномен» (См.: Деррида Ж. Голос и феномен. СПб., 1999.), «О грамматологии» (См.: Деррида Ж. О грамматологии. М., 2000.), «Насилие и метафизика» (См.: Деррида Ж. Насилие и метафизика (эссе о мысли Эммануэля Левинаса) / / Деррида Ж. Письмо и различие. С. 99-196.) и др. Речь в них, однако, идет о том, что в качестве скрытого мотива эта тема традиционно присутствует в текстах философов, что и позволяет ей оформиться, стать зримой в ходе деконструкции Жаком Деррида отдельных приемов и уловок мышления Э. Гуссерля, К. Леви-Стросса, Ж.-Ж. Руссо, Э. Левинаса. Читать далее ««Преодоление метафизики»: продолжение «дела Хайдеггера»»

Философия трансцендентализма: проблема единства позиции

Следует сразу внести ясность и указать на различимость двух активных значений понятия «трансцендентализм», по-разному выводящих свою природу из представления об области трансцендентального. Разводя эти значения, мы различаем тот трансцендентализм, в противостоянии которому философия постмодерна оформляется как «философия поверхностей» и радикальный эмпиризм, и тот методологически более строгий и властный, установкам которого она в значительной мере наследует. Читать далее «Философия трансцендентализма: проблема единства позиции»

Философия постмодерна: проблема концептуального единства

В отечественной литературе имеются исследования, прямо и целиком посвященные философии постмодерна (См., например: Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996; Он же. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа М., 1998; Манькоеская Н.Б. Эстетика постмодернизма. СПб., 2000.). Так, в работе Н.Б. Маньковской «Эстетика постмодернизма» предлагается детальный анализ целого ряда новейших философских идиом и концептов (таких как деконструкция, шизоанализ, лабиринт, ризома), послуживших оформлению постмодернистской эстетики и становлению ряда установок в литературе и искусстве последних десятилетий. Однако проблема единства, стоящего за этим рядом концептов, неслучайности этого ряда не подвергается в данной работе отдельному рассмотрению. Это единство может рассматриваться, с позиций предложенной в книге Н.Б. Маньковской логики, именно как случайное, а сам ряд — как оформленный лишь фактом воздействия каждого из составляющих его концептов на эстетику постмодерна. Таким образом, если постмодерн и составляет определенную реальность, имеет свою логику и характеризуется индивидуализирующими его тенденциями, то эта логика оформляется не какой-либо метафизикой философских текстов (возможно, и не имевших единого, инспирировавшего их проекта), а является результатом широкомасштабной художественной практики, оказавшейся чувствительной к возможностям современности и выведшей эстетику за ее прежние границы. Читать далее «Философия постмодерна: проблема концептуального единства»