Круглая вечность. Образная геоморфология романа Андрея Платонова «Чевенгур»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Земной шар Чевенгура

Продуктивная интерпретация выделенных в первом приближении геоморфологических образов-архетипов в романе «Чевенгур» возможна с помощью научной концепции пластики рельефа, разработанной Пущинской научной школой почвоведения. Эта школа изначально формировалась как междисциплинарная — на стыке почвоведения, геоморфологии и картографии. Попробуем применить некоторые понятия и положения данной концепции.

Суть концепции пластики рельефа в том, что почва рассматривается не как инертное природное тело в заранее данных координатах, а как динамический пространственный поток, картографирование которого позволяет обнаружить важнейшие закономерности развития почвенного покрова Земли. С этой целью используются математические алгоритмы, позволяющие преобразовать горизонтали традиционных топографических карт в выделяемые цветом или штриховкой выпуклости и вогнутости земного рельефа. С этими элементами географического пространства, разграничиваемыми т.н. морфоизографой (линией нулевой кривизны), связаны определенные типы почв. В теории используются синергетические построения (понятия репеллера, аттрактора и точки бифуркации), а также, в качестве обоснования — теория фракталов.

По утверждению одного из авторов концепции И.Н. Степанова: «Потоки — это объемные, выпуклые почвенно-геологические тела, ориентированные полем земного тяготения. Подложка (фон) — это то, по чему «движется» поток. Аттрактор -это то, к чему движется поток; аттрактор притягивает поток к себе, как магнит, тем самым оказывая влияние на организацию почвенно-геологических структур всего бассейна стока. Репеллер — это начальная точка, самая высокая точка потока, то, от чего поток «отталкивается»». В первом приближении, по аналогии, можно считать основных героев «Чевенгура» самостоятельными «потоками», репрезентантами об-раза-архетипа потока. В то же время и людские массы, постоянно передвигающиеся по пространству, представленному в романе, также являют собой достаточно устойчивый образ потока. Как своего рода подложку, или фон, можно рассматривать образ Неба, достигающий своей максимальной силы как образ ночного неба. Репеллер чевенгурского пространства — это ускользающие земные горизонты, с которых как бы скатываются, или через которые переваливают люди. Как аттрактор может восприниматься образ неба-озера.

В концепции пластики рельефа отмечается, что: «Подобно быстрому течению воды, потоковая система принуждает собираться в единое целое все разрозненные составляющие потока. <…> Структура — это упорядоченное собирание почвенных ареалов под воздействием некоей объединяющей силы, в частности, гидрографической сети». Такой упорядочивающей образной структурой чевенгурского пространства, на наш взгляд, является образ оврага. Именно он позволяет как бы скреплять основные потоки в романе — как собственно текстовые, так и образные, связанные с репрезентациями образов Земли и Неба.

Характерно, что в рамках концепции пластики рельефа образ потока можно трактовать картографически: «Картографическим образом является «выпуклость», названная физическим термином «поток», подтверждающим, что «выпуклость» — результат прошлого, настоящего и будущего движения органно-минеральных масс по обозначенной в прошлом траектории». Исходя из этого, образ-архетип потока в романе можно интерпретировать как синтетический образ-символ земноводной стихии, заключающей в себе все возможные в пространственно-временных планах траектории героев. С нашей точки зрения, сам текст романа, воспринимаемый как образ, представляет собой всеобъемлющую выпуклость, по сути, как писал и сам Платонов, «пустую круглую вечность». Здесь мы находим интересную параллель с онтологией шара у Николая Кузанского, подлежащую дальнейшей образно-географической проработке в «чевенгуроведении».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *