ФИЛОСОФИЯ И НАУКА. Принцип двойственности в когнитивных практиках

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

В познавательном аспекте тройке приписывают смысл начала динамизма, способности к постижению динамики бытия, вечного становления за счет разрешения борьбы противоположных начал и возникновения новых противоречий (диалектика). Беннетт отмечает, что «Полярные качества диады по своей природе несогласуемы. В обычной жизни мы игнорируем эту несогласованность и говорим о «золотой середине», в которой и находится решение проблемы. Но при этом мы путаем диаду с триадой, которая и несет в себе подлинную возможность согласования» . Он приводит следующий пример: «Как-то нищий досаждал прохожему, и тот, движимый добрым чувством, увидел, что бедняга голоден, дал ему денег. Нищий напился и пустился во все тяжкие [грехи]. Другой прохожий понял, что нищий — пьяница, поэтому он накормил последнего, но денег не дал. Первая история диадична, добро и зло противоположны и дополняют друг друга. Нищий неизбежно идет навстречу судьбе, а добряк прохожий служит слепым орудием его падения. Вторая ситуация триадична. Сострадание берет верх над стремлением быть благородным, и так устанавливается отношение, динамизм которого хотя бы на время спасает нищего от нависшего над ним рока».

Структурирование явлений и понятий по принципу триады имеет множество вариантов. По принципу дополнительности выделяют три начала в одном. В древних мифологических и религиозных традициях мыслили на языке аспектных триад, подчеркивая их сущностное единство. Диалектику триединства высших начал выражала древнеегипетская формула «три в одном, один в трех», в индийском пантеоне выделяли тримурти — Брахма (созидатель), Шива (разрушитель-воссоздатель), Вишну (хранитель), в христианстве Бог троичен, его ипостаси — Отец, Сын и Святой дух. Среди философских триад особо примечательны следующие: материя — сила — сознание, желание — воля — ум, воля — ум — действие, идея — мысль — слово, мысль — слово — поступок, вещество — энергия — информация.

Третье часто мыслится как фиксация переходного состояния из одного качества в другое: белое — серое — черное, больше — равно — меньше. Третье переходное состояние особенно становится ценным, когда специально уделяют внимание пограничным состояниям, например, вера переходит в неверие в состояниях половинчатости, сомнения, что выражено в понятии верования. Образование третьего значения путем склеивания двух пар оппозиций фиксирует ситуацию, когда одно качество не может существовать без поддержки другого. Например, мужеству противостоит трусость, а осторожности — безрассудность. Мужество без осторожности рискует перейти в крайнюю форму безрассудности, отсюда возникает триада мужество — осторожность — трусость, которая по существу редуцирует четверицу (две пары) в триаду (На прием композиции оппозиций по типу четверицы обращают внимание многие исследователи. В.В. Попков находит четырехэлементный базис у пифагорейцев, Аристотеля и в современной науке. См.: Попков В.В. Двойственность // Философские исследования. 2001. № 3.). В третьем значении часто фиксируется отсутствие качества: (за — против) — воздержался, (принять — опровергнуть) — иметь в виду, симпатия — апатия — антипатия, действие — бездействие -противодействие. Отсутствие может оказаться присутствием иного, и таким образом, происходит склейка оппозиций и дополнений: (научное — лженаучное) — вненаучное.

Но вернемся к двойственности. Принцип двойственности имеет ряд важных характеристик. Структурирование мира бинарными оппозициями можно выразить через принцип корреляции и его следствия: одно не существует без другого. Универсальный принцип корреляции имеет частные следствия, которые можно выразить опять-таки в ряде принципов: если задействуется одно противоположное начало, то проявляется и другое (принцип активизации). Согласно принципу активизации, всякое действие предполагает противодействие. Иногда противоположное может проявляться в ином измерении реальности, в таком случае имеется в виду оппозиция глубинного и поверхностного, внутреннего и внешнего. Примером может служить взаимовлияние бодрствующей и сновидческой реальности в компенсационных снах: во сне человек уверенно побеждает всех своих врагов и имеет то, о чем в обычной жизни и мечтать не может, равно как и наоборот, в периоды благополучия могут сниться тягостные и гнетущие сны (чтобы жизнь не казалась медом?). Считается, что нервная система при этом обретает равновесие. Дополнением к принципу активизации служит принцип аннигиляции: если иссякает одно противоположное начало, то не будет и другого.

Принцип аннигиляции означает снятие напряжения, переход в пассивное состояние, выход за пределы действия противоположных начал. В мире человеческих взаимоотношений бывший враг становится сотрудником и коллегой, а любимая женщина — просто спутником жизни. Интересный пример приводит Идрис Шах, разбирая разногласия в дискуссиях между суфиями и учеными. Согласно Джалаледдину Руми: «Если явно одно противостоит другому, то, в действительности, они, возможно, работают совместно» (Идрис Шах. Учиться как учиться. Психология и духовность на суфийском пути. М., 1999. С. 219.) . Видя только оппозицию, люди часто забывают о взаимодействии противоположностей, например, начальная вражда может закончиться настоящей дружбой. В этом свете знаменитое изречение «любите врагов ваших» приобретает новый смысл. Друг и враг — это бинарная оппозиция, и, если принять во внимание качественное значение двойки как «однородного противостояния», что указывает на ситуацию, когда две крайности оказываются на одной плоскости, то на незримом, глубинном измерении вы и ваш враг, по сути дела, будете являться проявлением одной силы. Человек, противостоящий в споре, в дальнейшем может перейти на вашу позицию и оказаться лучшим другом, чем тот, который сразу пленился идеями другого, но его восприятие оказалось поверхностным. Противостояние в споре часто возникает из-за недопонимания. Противники, разбирая аргументы друга, с течением времени могут узнать позиции друг друга, прийти к взаимопониманию, и оппозиция исчезает. Как подчеркивает Идрис Шах, «примирение, знакомое всем нам в личных и общественных отношениях, — это не столько объединение противоположностей, сколько раскрытие сути ситуации, скрытой субъективностью».

Еще одну закономерность можно наблюдать в социальных взаимоотношениях, когда враг оказывается любимым врагом. Нередко, чтобы выделить свою точку зрения, свое решение, подчеркнуть свой социальный статус, создают контрастный фон за счет введения противопоставления. Образ врага оказывается просто необходимым для усиления значимости своей позиции. Научные дискуссии могут служить тому подтверждением. Рождается ли истина в споре — это вопрос спорный, но несомненно, что противостояние в мысленном поединке стимулирует изобретательность и закаляет творческую волю. История научных дискуссий изобилует примерами непримиримых боев между учеными, когда оппонента вовсе не удается переубедить, скорее, лучше понимаются и до деталей оттачиваются свои собственные позиции. И тогда вступает в силу принцип поляризации: если усиливается крайнее проявление одного противоположного начала, то усиливается и крайнее проявление другого противоположного начала.

На принципе корреляции основаны два следующих интересных аргумента — аргумент от корреляции, представляющий собой типичную апелляцию к языку (к логике), и аргумент от антиномии, апеллирующий к познавательному опыту. Приведем красноречивый пример. Размышляя над проблемой возникновения добра и зла в контексте христианских воззрений о грехопадении и рае, Н. Бердяев пишет: «Проблема этики не может быть даже поставлена, если не признавать, что возникло различение между добром и злом, и возникновению этого различения предшествует состояние бытия «по ту сторону добра и зла» или «до добра и зла». «Добро» и «зло» коррелятивны, и в известном смысле можно сказать, что «добро» возникло лишь тогда, когда возникло «зло», и падает с падением «зла». Это и есть основной парадокс этики. Рай и есть то состояние бытия, в котором нет различения и оценки. Можно было бы сказать, что мир идет от первоначального неразличения добра и зла через резкое различение добра и зла к окончательному неразличению добра и зла, обогащенному всем опытом различения».

С одной стороны, уже в самом языке укоренена привычка мыслить противоположностями, а с другой стороны, сам познавательный опыт не мыслится при известном ходе рассуждений без различения оппозиций — невозможно познать, что такое добро (хорошее, любовь, справедливость), не сравнивая, не зная, что такое зло (плохое, ненависть, несправедливость).

От диалектических стратегий отличаются формально-логические. В основе логического, аналитического стиля лежит так называемая противоречивая противоположность или просто противоречие: возникновение одного противоположного начала означает устранение другого начала. (В компьютерном мире имеет хождение фраза «Если ты создаешь друга, то «стираешь» врага».)

Принцип противоречивой противоположности означает, что противоположные начала разделяются и мыслятся как изолированные. Разделение оппозиций и выбор между ними лежат в основе логических, рациональных стратегий и доказательств. Остановимся на них подробнее. Классическая логика в качестве базовых оценок включает противоположные понятия «истинно» и «ложно». Классика рассматривает ситуации, относительно которых можно с определенностью утверждать «да» или «нет», истинно высказывание или ложно. В классике четко определяется различие между противоречием (контрадикторностью) и противоположностью (контрарностью). Противоречивые высказывания не совпадают ни по истинности, ни по ложности; противоположные высказывания не совпадают по ложности, но могут совпадать по истинности.

Четкое разделение оппозиций, запрет противоречивости (закон противоречия), т.е. одновременного принятия истины и лжи, требование определенности, которое формулируется в законе тождества (запрета на изменения) и законе исключенного третьего (сведение выбора до двух альтернатив) — все это вместе гарантирует логичность — последовательность и непротиворечивость рассуждений, создает основу для косвенных доказательств от противного. В аргументации с классической стратегией связаны ситуации ограничительного выбора: в контраргументации (опровержении) достаточно доказать антитезис, и тезис противника автоматически станет ложным. Можно опровергнуть противника, если вывести следствия из тезиса, которые противоречат или ранее принятому, или какому-либо общепринятому мнению. Для опровержения можно привести контрпример, который противоречит тезису (фактуальная несовместимость), также можно показать, что тезис не выполним на практике (прагматическое опровержение). Однако если тезис не доказан, это не значит, что он будет ложен — такой вывод считается ошибочно поспешным. Показательным проявлением классических стратегий логики является дуализм: одно противоположное начало принципиально исключает другое. Дуализм означает принципиальную несводимость одной оппозиции к другой, непримиримость двух точек зрения, позиций и т.п.

Принципы классической логики наиболее действенны там, где царствуют конструктивность (классическая математика) и конвенциональность — соглашение об употреблении терминов (например, в юриспруденции). В большинстве ситуаций определенность (классика, однозначность) дополняет неопределенность (неклассика, многозначность). Неопределенность возникает как по объективным причинам в силу неполноты информации, так и по субъективным — из-за множественности порой противоречивых желаний и неукротимой активности воображения, которые порождают сомнения. В любом случае неопределенность ведет к выстраиванию возможных положений дел, моделирование которых прекращается при необходимости принятия решения, выборе и действии. В акте выбора идет сужение альтернатив и отдается предпочтение одной.

Нетрудно убедиться, что древние мыслители прекрасно использовали стратегии классической логики. Примером последовательного дуализма с четким разделением противоположных начал добра и зла, правды и лжи может служить зороастрийское мировоззрение. Возможно, именно необходимость консолидации земледельческих племен оказала решающее влияние на оригинальную систему складывающегося монотеизма вместе с последовательным дуализмом. Заратуштра резко высказывается против племенных культов и проповедует единобожие. Созданная им теологическая система дуалистического монотеизма представляла собой особую разновидность единобожия, в котором отрицается существование других богов, кроме одного, но признает существование сверхъестественной силы, антагонистичной Богу. Для Заратуш-тры борьба с врагами необходима и священна. Эта борьба охватывает космические масштабы. Силы Правды и Добра возглавляет верховный Ахура, которому дан эпитет «мудрый» — Мазда. Многочисленные дэвы, порождения Злого Духа Ахримана, становятся покровителями врагов и врагами. Согласно зороастрийскому учению, человек должен знать смысл своего существования и понимать, что своими поступками он влияет как на события в мире земном, так и на события в мире горнем. Его задача -помогать Ахура-Мазде в его борьбе с Ахриманом. Сделать это можно только путем активной деятельности, пассивность же ведет в стан врага. Например, божественное существо — Друдж (олицетворение Лжи и Зла) награждается эпитетом авэрэки — «ленивая» или «внушающая лень». Божественные существа могут вершить судьбами людей, но редко этим пользуются, предоставляя человеку свободу выбора, за который тот несет личную ответственность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *